Что нам стоит дом построить: зачем в Карелии планируют сократить нормативы по льготной заготовке древесины

По статистике жители Карелии часто используют льготную древесину не для постройки или ремонта дома, а для незаконного заработка. Власти решили с этим бороться, чтобы добросовестные граждане быстрее и чаще могли пользоваться лесом. Все подробности – в нашем интервью с руководителем Минприроды Алексеем Щепиным.

Кондопожское лесничество

Кондопожское лесничество. Фото: "Республика"/Александр Батов

В Карелии с 2007 года действует республиканский закон «О порядке и нормативах заготовки гражданами древесины для собственных нужд». Под скучным названием кроется право каждого жителя республики получить по очень низкой цене участок леса для строительства частного дома или хозпостроек, ремонта или реконструкции жилья, для отопления дровами.

По словам министра природных ресурсов и экологии Карелии Алексея Щепина, действующая схема такая: человек или семья решают воспользоваться своим правом на древесину, заключают договор купли-продажи и приобретают участок леса на корню.

Полный перечень видов такой льготной заготовки древесины:

Порядок цен следующий: если в этом году рыночная стоимость в Карелии доходила до 700 рублей за кубометр, то для льготников — 100-120 рублей. В семь раз меньше. Условия прекрасные. Почему же в правительстве республики решили сократить количество кубометров леса на нужды граждан в некоторых случаях, а один норматив — отменить вовсе?

Министр Щепин ответил коротко: потому что закон — в том смысле, в котором его задумали — не работает.

— Последние изменения в закон вносились в 2014 году. За эти четыре года у нас — ни много, ни мало — 1,7 миллиона кубометров было отпущено гражданам нашей республики.

В среднем ежегодно отпускается 340 тысяч кубометров. Из них 120 тысяч кубов уходит на индивидуальное жилищное строительство. Более 32 тысяч граждан получили лес на собственные нужды, свыше 10 тысяч — на строительство и ремонт домов. Мы сделали запросы и выяснили, что всего 16% людей построили дома. Эффективность очень низкая, — подчеркнул министр.

По его словам, одна из причин — физическая и экономическая труднодоступность этого леса для многих граждан: и для строительства, и для ремонта, и для заготовки дров. Ведь человеку или семье предоставляется лесной участок — древесину нужно свалить, отвезти на пилораму (если речь идет не о дровах), а оттуда — на место стройки или ремонта.

— Необходимо нанять подрядную организацию, которая заготовит эту древесину, вывезти её, распилить и доставить к месту строительства. Если посмотреть на порядок цен и сопоставить с теми ценами, по которым сегодня продают готовый пиломатериал, мы легко сосчитаем, что малообеспеченные граждане никак не потянут эти затраты. Одна логистика чего стоит, — говорит Алексей Щепин.

Алексей Щепин

Алексей Щепин. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

При этом дело даже не в малой обеспеченности многих наших граждан. Дело еще и в том, что жители республики с вполне достойным заработком не всегда пойдут на заготовку льготной древесины. Потому что готовый пиломатериал на сегодняшнем рынке элементарно дешевле заготовленного своими силами.

— Я в своей жизни построил два дома. Сначала, когда лесничим работал, потом в городе строил. На первый отец пиломатериалы готовил, а вот второй дом я начинал так же, как остальные — получил право, заготовил. Сегодня я понимаю, что просто пойти и купить брус мне было бы намного дешевле, чем нести те затраты — время и деньги — которые я убил, когда взял этот лес, вывез его, пошел на пилораму и так далее. Он вышел у меня дороже, — рассказал министр.

Вернемся к статистике. Куда же делись те 1,7 миллиона кубометра, которые государство предоставило гражданам, если дома из этого леса построили только 16 процентов получателей?

— Есть у нас несознательные граждане, которые заплатили за лес по 100 рублей за кубометр, а потом вышли на крыльцо лесничества и продали по 500 рублей за куб какому-нибудь предпринимателю. Гражданин получил свои 20-30-40 тысяч — и всё. Федеральное законодательство запрещает отчуждать эту древесину, она имеет целевое назначение, и мы понимаем, что у нас складывается некий теневой оборот этого леса.

Министр отметил, что с 2014 года власти выявили 146 фактов нецелевого использования леса. 135 человек заявились как строители частного дома, но древесину попросту перепродали бизнесу. В результате закон нарушен, дома не построены, а государство в накладе.

— Мы насчитали по этим 146 претензиям 18 миллионов рублей ущерба. По 77 искам суд признал нашу правоту, 4,5 миллиона мы уже взыскали с населения, — сказал Алексей Щепин.

Это, так сказать, прямые потери (и очень трудоемкая претензионная работа). Есть еще ущерб косвенный — сколько бы получило государство, если бы продало этот лес на аукционах частному бизнесу. Такой статистики нет, но речь идет о десятках миллионов рублей.

Еще хуже обстоят дела с реализацией норматива по капремонту или реконструкции, по которому сейчас выделяются до 70 кубометров древесины. Постройку дома легко проверить — либо он есть, либо его нет. Ремонт внутри жилого здания проверить сложно: хозяева могут просто не пустить в дом. А уголовную статью за незаконное проникновение в жилище никто не отменял. Скорее всего незаконных перепродаж леса бизнесу в этом нормативе намного больше, чем в строительстве ИЖС. И это один из основных мотивов региональных властей пересмотреть нормы закона о заготовке древесины для собственных нужд.

При этом в Карелии есть районы, где ситуация усугубляется нехваткой леса. Речь идет о карельском Приладожье — Сортавальском, Лахденпохском и Питкярантском районах. Территории изначально маленькие, с большим количеством арендаторов — им отдано 75% леса. Отдельные участки вошли в недавно созданный федеральный парк «Ладожские шхеры». С этих территорий поступает львиная доля заявок граждан на заготовку древесины для собственных нужд. Так, в 2017 году из карельского Приладожья пришли 40% от всех заявок, в 2018-м — 46%. В этих условиях половина граждан, обратившихся с целью заготовки древесины для собственных нужд из этих трех районов, получает отказ. Конечно, отметил министр Щепин, граждане могут заготовить лес в любом другом лесничестве, скажем, в Медвежьегорском или Суоярвском районе, но очереди на заготовку древесины в Приладожье только растут.

Алексей Щепин

Алексей Щепин. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

— Поэтому возникает вопрос: куда идем? Дома не строятся, в конечном итоге древесина куда-то уходит, — подчеркнул министр природных ресурсов и экологии. — Поэтому мы и предлагаем: давайте не будем спекулировать этой древесиной, отнимать у скудного бюджета источник возможного дохода.

Минприроды Карелии предлагает снизить некоторые нормативы, а один из них — те самые 70 кубометров древесины для капитального ремонта, реконструкции индивидуальных жилых домов, квартир в многоквартирных жилых домах из деревянных конструкций — отменить.

Предполагается снизить:

— норматив для строительства индивидуальных жилых домов (ИЖС) на землях населенных пунктов — со 150 кубических метров один раз в 20 лет на семью или одиноко проживающего гражданина до 100 кубометров;

— для отопления жилых домов (квартир), жилых помещений, не имеющих централизованного отопления, — с 15 кубических метров один раз в год на одну печь до 10 кубометров.

Остальные нормативы в законе не будут изменены.

— Мы просчитали этот вопрос и с другой стороны. Строительство индивидуального деревянного жилого дома площадью 70-80 квадратных метров (норматив на среднюю семью) обходится в среднем в 50 кубометров древесины. Поэтому с помощью простой арифметики — при выходе пиломатериалов в 50% — необходимо 100 кубометров древесины, — отметил министр Щепин. — Что касается дровяной древесины, то мы сегодня на один дом обычно даем 30 кубов древесины (имеются в виду две печи — в доме и бане при нормативе в 15 кубов — прим. ред.). Сжигаются они? Наверное, нет. Мы предлагаем этот норматив на 5 кубов сократить. В то же время на территории всей России, и у нас в Карелии, с 1 января вступает в силу закон, который дает право нашим гражданам собирать валежник. Бесплатно.

Алексей Щепин

Алексей Щепин. Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

По задумке республиканской власти предлагаемые изменения помогут сократить очереди за лесом для граждан, а значит, увеличить число людей, которые смогут воспользоваться правом заготовки древесины для собственных нужд.

Отметим, что Карелия в своей инициативе не одинока: подобные изменения уже действуют в нескольких регионах России — например, в Тюменской области.

5 декабря Минприроды республики внесло свои предложения на рассмотрение в Заксобрание республики. На заседании комитета по природным ресурсам и экологии депутаты решили принять в работу законопроект и готовить его к первому чтению. Отметим, что члены комитета не во всем согласны с министерством.

Тимур Зорняков

Так, председатель комитета по природным ресурсам и экологии Заксобрания Карелии Тимур Зорняков отметил, что согласен с предложением убрать трудно отслеживаемый норматив по капремонту и реконструкции, но будет бороться за сохранение 150 кубометров древесины для ИЖС и 15 кубометров — для дровяного отопления.