Артур Парфенчиков: в ситуации с коронавирусом карелы молодцы

Глава республики в большом интервью рассказал, как будет жить Карелия в майские праздники, об ослаблении ограничений в отдельных районах, об онлайн-карте заражений COVID-19 и о том, почему сейчас особенно гордится своими земляками.

— Артур Олегович, как Карелия будет жить в майские праздники, на какое время продлен режим повышенной готовности в нашей республике?

— Мы приняли решение продлить ограничительные меры до 12 мая. Сколько продлится режим готовности, мы не знаем и ни один пророк вам не ответит на этот вопрос.

Режим готовности — это правовая форма, в рамках которой мы можем варьировать те или иные меры, направленные на противодействие инфекции. Сейчас речь идёт о том, что мы действительно буквально ежечасно отслеживаем ситуацию, мониторим в комплексе — в том числе на основании всероссийского и международного опыта. Но делать какие-то прогнозы сейчас невозможно. Нам нужно понимать, что мы будем делать в ближайшие 5-7 дней.

Принятие каждого решения — это громадная ответственность. Если мы где-то что-то ослабляем, мы должны 10 раз взвесить все плюсы и минусы, перспективы. Это такой динамичный процесс.

Кто-то говорит: продлите ограничительные меры до 30 мая. Но откуда мы знаем, что будет? Может быть, к 30 мая у нас уже всё будет спокойно, а может быть, наоборот, мы усилим меры безопасности. И конечно, это будет зависеть от нас.

Мы находимся в постоянном диалоге с населением. Я очень активно работаю с соцсетями, мы рассматриваем жалобы, предложения, обращения граждан. Понятно, что сейчас важно для большинства населения выехать на приусадебные участки, на дачи. Хотя мы это изначально не запрещали, понимая специфику нашего региона. И, конечно, мы прекрасно понимаем, что на природе опасность заражения инфекцией — при соблюдении определенных норм, исключении общения — минимальна. Поэтому сейчас наша задача — сделать всё, чтобы наше население максимально выехало в сельскую местность, на дачи. Для удобства людей мы открыли строительные магазины и точки, которые торгуют дачным инвентарем, семенами.

Вид с мраморной скалы - прямо-таки захватывающий: деревня как на ладони. Фото: ИА "Республика" / Сергей Юдин

Фото: ИА «Республика» / Сергей Юдин

Одновременно мы предусмотрели очень жесткие меры организации торговли. И сейчас, конечно, мы очень ждём от наших граждан ответственного поведения. Огромная просьба: не забывайте о том, что инфекция сегодня может вспыхнуть везде. У нас есть примеры: и по территории Российской Федерации, и этот последний пример с массовым семейным торжеством у нас, когда 25 человек заболели, включая маленьких детей и стариков.

Поэтому, конечно, категорически нельзя расслабляться, допускать какие-то мероприятия на природе: пикники, шашлыки, какие-то торжества даже между соседями, между родственниками. Приехали на участок — и самоизолировались. Работайте, отдыхайте, ходите в баню, на рыбалку, но не надо сегодня массовых застолий. К сожалению, мы должны этот период пережить.

— Как будут работать созданные по вашему указанию штабы, которые должны контролировать соблюдение мер безопасности в районах республики?

— Мы сегодня вместе с Минздравом, местными администрациями, главами поселений, федеральными органами (МВД, Роспотребнадзор) в первую очередь должны отладить систему контроля, учета тех лиц, которые приехав из-за пределов Карелии, должны проходить режим самоизоляции. Так, как мы работали с приехавшим из-за границы месяц назад. Поэтому действительно созданы штабы и формат учета тех предписаний, которые выдаются въезжающим гражданам. Контроль осуществляется с помощью технических средств, например, биллинга, и реальных проверок, чтобы люди не нарушали режим изоляции. Также определены должностные лица, которые будут реагировать на допускаемые нарушения с привлечением виновных к административной ответственности.

Человек, который въезжает, предупреждается о том, что, если он нарушит меры изоляции будучи больным, даже сам того не зная, и это повлечет за собой заражение других лиц, а тем более массовое заражение, тем более какие-то тяжкие последствия, включая смерть людей, то может быть рассмотрен вопрос об уголовной ответственности.

У нас сейчас есть 5 пунктов пропуска. Самый сложный — это, конечно, въезд со стороны Карельского перешейка, в Лахденпохском районе. Там мы фиксируем до 1000 машин в сутки, которые въезжают. Поэтому сегодня мы усиливаем Лахденпохский пост: туда выдвигаются дополнительные силы правопорядка, силы Минтранса, привлеченных организаций, материальная база. Там создан отдельный штаб в одном из ближайших сельских поселений. Будем контролировать во время всех майских праздников и дальше. Кураторы районов привлечены, правительство всё работает в майские праздники.

Работу Минэка, Роспотребнадзора мы переориентируем на контроль работы магазинов, которые расположены в дачных кооперативах. Мы поменяли систему организации торговли, в том числе на основании опыта многих стран. Мы понимаем, что с учетом рекомендаций медиков концентрация на одной площади должна быть уже меньше, расстояние между покупателями уже не полтора-два метра, а четыре, для того чтобы исключить заражение. Поэтому мы установили требования к количеству лиц, которые могут находиться одновременно в торговом помещении. Очередь должна быть вынесена из помещения на улицу, должна соблюдаться социальная дистанция.

Товары в магазинах Карелии. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

В магазинах Карелии. Фото: «Республика»/Сергей Юдин

И я хотел бы сейчас обратиться к нашим уважаемым гражданам: надо всё-таки сейчас с учетом всей этой ситуации поменять график посещения продуктовых магазинов, нужно стараться не каждый день и даже не через день ходить в магазин, а хотя бы два, максимум три раза в неделю. Ну и зачем лишний раз подвергать себя опасности заражения?

Мы, конечно, сейчас думаем о том, как нам дальше раскрывать нашу экономику, давать послабления в бытовом плане, дать возможность нашим гражданам совершать прогулки. Но мы должны максимально четко организовать вот эти все опасные ситуации. Поэтому я прошу граждан очень спокойно и с пониманием относиться к изменениям. Да, в продовольственных магазинах сегодня стало сложнее. Но открыли строительные. И завтра, может быть, откроются магазины промышленных, бытовых товаров, откроются парикмахерские, косметические салоны. Но для этого мы должны в целом ситуацию балансировать.

— Артур Олегович, как быть людям, если в магазинах или банках они видят нарушения мер безопасности? Например, продавец без маски и перчаток. Как реагировать на нарушения?

— У нас работают горячие линии Роспотребнадзора (8-800-200-29-28 или 8(921)017-65-96) и Минздрава  (8-800-201-06-57). Информацию о нарушениях можно сообщить и в Министерство внутренних дел. Это административное правонарушение, поэтому здесь нужно таким образом реагировать. Можно сообщить через социальные сети. Я ряд проверок организовал в торговых точках после сообщений в социальных сетях, это были проверки и на территории Петрозаводска, и в других районах. Лучше присылайте  информацию с фотографиями. И поверьте, проверка будет очень быстрой и жесткой.

— Ослабление режима ограничений есть в пяти “чистых” районах республики: Пудожском, Суоярвском, Муезерском, Калевальском и Беломорском. Кто еще и при каких условиях может рассчитывать на это?

— Люди спрашивают, почему нет ослаблений в Сортавале, Лоухи или Кеми. Дело в том, что мы очень комплексно подходим к этой ситуации. Оцениваем очень много факторов: конечно, географическое положение и логистику. Понятно, что Калевала или Муезерка и Сортавала, куда в день приезжают сотни машин из других регионов — это совершенно разные весовые категории. Безусловно, учитываем эпидемиологический режим. Причем, не только вопросы коронавирусной инфекции. Мы в целом учитываем ситуацию по ОРВИ, пневмонии. Если мы видим, что по этим заболеваниям ситуация не очень благоприятная, мы понимаем, что это те же самые каналы передачи инфекции и для COVID-19. Кроме того, мы учитываем мнение местной администрации. К каждому решению подходим очень осторожно.

Благоустройство набережной в Сортавале. Фото: "Республика" / Сергей Юдин

Сортавала. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

Я опять давал задание посмотреть, что у нас в поселке Лоухи. Нас очень волнует ситуация в соседней Мурманской области, там сейчас тревожно. Поэтому мы пока не можем пойти на облегчение режима в нашем поселке. Мы рассматривали вопрос и по Костомукше, и по Сегеже. В Сегеже были источники заражения — здесь более сложная ситуация. В Костомукше мы пока отлаживаем контроль за приезжающими поездом. Надо всё наладить, всё посмотреть, определиться, как будет работать продовольственная торговля в новых условиях — постепенно будем решать вопросы с ослаблением ограничений.

Мы должны вместе создавать возможность двигаться дальше. Понимаете, ни я, ни правительство, ни контрольные и надзорные органы — ничего не решим, если население не будет ответственным, самостоятельным и не будет гражданским обществом, где каждый имеет не только права, но и обязанности. Где каждый имеет ответственность — перед собой.

И тогда мы постепенно все вместе сможем научиться жить максимально безопасно в условиях той инфекции, про которую ещё не все известно. И никто не может сказать, будет ли вторая волна, какая она будет, как будет мутировать вирус. Будет он ослабевать или, наоборот, он снова придёт уже с какими-то новые последствиям? Поэтому, конечно, сегодня важно каждый день, каждую неделю выстоять, потому что медицина развивается, появляются новые методики, врачи получают опыт, появляются новые лекарства, работа над вакциной идёт. Сегодня каждый день, который мы продержались, это уже маленькая победа.

— Как Карелия в медицинском плане готовится к этим новым вызовам?

— Сегодня мы выполнили норматив по созданию медицинских коек. У нас уже создано 307 коек с соответствующим необходимым кислородным обеспечением  — это главное. Нам сегодня ещё не хватает где-то примерно половины аппаратов ИВЛ. Но практика показывает, что главное — это кислородная поддержка. Мы надеемся, что с учётом того роста производства, о котором говорил президент, наша российская промышленность в мае и наш регион обеспечит.

Сейчас, конечно, основные ресурсы федерального центра идут на те регионы, где ситуация катастрофическое или близка к таковой. Понятно, что мы сегодня со своими десятью процентами заболеваемости на 100 тысяч населения находимся не в первых рядах на получение тех же самых ИВЛ, лекарств, средств защиты. И слава Богу! Пусть мы так и будем в этих последних рядах. Но всё-таки надеемся, что в мае вопросы с медоборудованием мы решим.

 

Мы понимаем, что нам нужны дополнительные ресурсы. Мы уже практически завершили создание специального медицинского обсерватора в наркологическом диспансере, в том числе для лиц, которые требуют особого контроля. Мы сейчас заканчиваем формирование специального бокса в детской больнице. Дети все-таки тоже болеют и болеют тяжело. Решаем вопросы, связанные с формированием специального хирургического отделения, где лица, заразившиеся  COVID-19, могли бы получать специализированные хирургическую помощь. Это естественно акушерско-гинекологическое отделение, которое мы создаем для оказания помощи женщинам, которые тоже могут пострадать от инфекции. Мы должны просчитывать любые варианты.

— Прокомментируйте, пожалуйста, создание онлайн-карты с очагами заражения COVID-19. Какая информация будет на этой карте отражена?

— Очень много было обращений, что такую карту необходимо сделать. Мы долго думали и продолжаем прорабатывать этот вопрос, изучаем опыт других регионов. Наверное, человек, который проживает в доме, где появился источник заражения, имеет право об этом знать.

В обществе вопрос этот тоже обсуждается. Конечно, контакты заболевшего лица должны выявляться максимально быстро. Это совершенно очевидно. Но не всегда, к сожалению, заболевшее лицо ответственно относится к работе представителей Роспотребнадзора, МВД, медиков в части помощи выявления этих контактов.

Если вопрос — это цена жизни человека, какие могут быть соизмерения? Кто может сказать: нет,  жизнь не так важна, как врачебная тайна? Не знаю, это вопрос очень сложный с точки зрения этики, права, но он обсуждается сегодня.

Карта распространения коронавируса

Мы сейчас предлагаем и будем сообщать: район города, улицу, и номер дома — только многоквартирного. И я не вижу здесь никакого нарушения закона о персональных данных, потому что мы не сообщаем ни подъезд, ни квартиру, ни фамилию. Просто говорим, что вот в этом районе, на этой улице или в этом доме есть источник заражения. Всё, больше никакой информации. И тогда жильцы будут знать, что нужно быть особенно внимательными. Лишний раз помоют руки, не будут выходить без маски или решат на время уехать пожить на даче. Всё зависит от каждого человека.

И хочу сказать, что мы, конечно, молодцы! То, что сегодня у нас с вами уровень заболеваемости в 10 раз ниже, чем по России, в 5 раз ниже, чем по Северо-Западному округу, — это заслуга большинства людей. Вообще, честно говоря, я горжусь. Давай все-таки скажем, что мы карелы в чем-то особенные, будем этим гордиться. Мы умеем в каких-то ситуациях быть лучше.