Южный борт, плюс тридцать

«Карельский окатыш» сегодня занимает третье место в России по объему производства железорудных окатышей. Костомукшский горно-обогатительный комбинат — единственное крупное предприятие Карелии, которое сегодня работает с прибылью.

Автопортрет: Игорь Георгиевский

Автопортрет: Игорь Георгиевский

Над проходной комбината электронная бегущая строка: «180 дней работаем без травматизма». Учитываются все травмы, без исключения. Если руководитель подразделения информацию о происшествии скрыл (как несущественную) — увольнение.

Статистика убедительная: раньше за год на производстве насчитывали в среднем 20 травм, теперь — шесть.

Пропуск журналистам выписывают только после инструктажа по технике безопасности.

 

На комбинате «Карельский окатыш» (плюс подрядчики, которые относятся к группе компаний) работают 4 тысячи человек. Средний заработок по предприятию — 62 тысячи рублей.

Минимальная зарплата (у ученика, по нижнему разряду) — около 20 тысяч. Зарплата в карьере у машиниста — 75 тысяч. У водителя самосвала — 60. Есть рабочие-передовики, которые получают 90.

Южный борт (вид со смотровой площадки)

Южный борт (вид со смотровой площадки)

Смотровая площадка находится на отметке 213 метров над уровнем моря. Самое глубокое место — уже почти минус сто метров. То есть глубина карьера в сумме — больше трёхсот.

— Если десять лет назад мы производили 7 миллионов тонн железорудных окатышей в год, — говорит генеральный директор комбината Максим Воробьев, — то сейчас мы производим 10,6 миллиона.

 

Цена на готовую продукцию сегодня упала со 100 за тонну окатышей до 40.

На комбинате к этому были готовы: снижать себестоимость начали уже в 2009-м. восьмого года показал: выигрывает тот, кто рентабельнее.

— Но мы не просто банально экономим, — говорит Максим Воробьев. — «Северсталь» инвестирует в наше предприятие примерно три с половиной миллиарда рублей в год. В технику, в новые программы.

Транспортный цех

Транспортный цех

Начинал Костомукшский ГОК с 50-тонных карьерных самосвалов, сейчас — 220-тонные. Экскаватор: был когда-то 5-кубовый, 8-кубовый объем ковша — сегодня уже 25-кубовый. Обжиговая машина за час производила 406 тонн в час, теперь делает 550 тонн/час.

Руду из карьера вывозят БелАЗы, Komatsu и Caterpillar’ы (парк — 54 карьерных самосвала). Едешь в кабине — как будто на крыше трёхэтажного дома.

 

Техника безопасности на производстве — главное. Оборудование контролируется, средства защиты обязательны. Для всех.

Средства защиты, кстати, самые современные: спецодежда и спецобувь, очки и каска. На запыленном и шумном производстве — респиратор и беруши. Не нравится соблюдать правила — ищи другую работу.

 

По плану Костомукшское месторождение должно было использоваться до 2032 года. Но сегодня определена стратегия уже до 2045-го. Есть разведанные запасы, есть проект на их добычу. Как минимум тридцать лет можно работать — и это плюс.

— До определенного момента Костомукшское месторождение являлось основным давальцем руды, — говорит Максим Воробьёв. — За несколько последних лет мы развили новый проект, новое соседнее месторождение — Корпангское. Оно сейчас дает почти половину нашей продукции. И это высококачественные окатыши.

 

— Что мы делаем для будущего? Несколько лет назад начали проект «Разведка глубоких горизонтов». Бурим разведочные скважины (на километр, на полтора), работаем с геологами и с наукой. Потому что придет момент, когда надо будет принимать решение по дальнейшему развитию карьера. Для этого надо понимать, что в недрах. Но уже сейчас мы знаем точно: руда у нас есть!

Фото: Игорь Георгиевский