Сортавала — «перекати-поле»

В представлении историка Михаила Данкова Сортавала — пластилиновый город. Карелы — шведы — русские — финны — снова русские — снова финны… Проследив историю этого места, все драматические коллизии, можно убедиться в том, что магический компонент, заложенный в названии города, существует.

«Вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» Фото: Игорь Георгиевский

«Вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» Фото: Игорь Георгиевский

В представлении историка Михаила Данкова Сортавала — пластилиновый город. Карелы — шведы — русские — финны — снова русские — снова финны… Проследив историю этого места, все драматические коллизии, можно убедиться в том, что магический компонент, заложенный в названии города, существует.

В Национальном музее открыта выставка «Sordwall. Сердоболь. Sortavala. Сортавала». Здесь можно найти подтверждения всему, о чем рассказывает ее автор и куратор. Путешествие в историю обещает сюрпризы!

Разговариваем с автором выставки, известным карельским историком, научным сотрудником Национального музея Михаилом Данковым.

Михаил Данков. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Михаил Данков. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Как Сортавала стала объектом вашего исследовательского интереса?

— Я считаю, что любое историческое место имеет свою энергию и достойно выставки. Основой для нашего информационного сообщения стал выбор Сортавалы в качестве места для празднования Дня республики. В ходе исследования оказалось, что Сортавала имеет уникальную историю.

— Это связано с тем, что Сортавала не совсем наш город?

— Я назвал бы этот город пластилиновым. Его этнос, содержание много раз кардинально менялся. Этот город прошел целые этнические и историко-политические этапы. Первоначально это место принадлежало карелам. В IX-XI веках здесь было карельское городище. Его долгое время раскапывала Светлана Кочкуркина, историк, археолог, доктор исторических наук.

Потом здесь возник Никольско-Сердобольский погост, ставший центром духовного объединения людей, которые жили в Северном Приладожье. И уже он имел в своем лейбле именование — Сердобольский. Иногда писали — Сердавольский, по имени храма. Сейчас там подворье Валаамского монастыря.

Никольско-Сердобольский погост. Фото: Алексей Легконогов / serdobol.sortavala.info

Никольско-Сердобольский погост. Фото: Алексей Легконогов / serdobol.sortavala.info

Карельский период продолжался и в XIII, и в XIV веках. Но там уже больше шла русская, новгородская экспансия. И возникла тема карело-новгородская. Так длилось до начала XVII столетия, до Смутного времени. Начало Смутного времени привело к тому, что Россия потеряла выход к Балтике. В 1617 году между Швецией и Россией был заключен Столбовский договор. И с 1617 года наступает некая предыстория шведов, которая начинается созданием первого шведского города, который получает название Sordwall.

Совсем недавно на берегу Янисъярви, недалеко от границ современной Карелии, археологи сумели обнаружить стоянку позднего мезолита. Это 7 тысячелетие до рождения Христа! Раскопал эту стоянку Марк Шахнович.

— Что это значит в переводе?

— Этимология любопытная. Основная версия — красивая и достаточно популярная: Sordwall — «власть черта». Sord — это «черт». И это не случайно. Православный монастырь на Валааме, который существовал в зрительной близости к этому мессу, стал подчиняться молитвам, и вся нечисть по воздуху и по волнам с Валаама благодаря молитвам монахов перенеслась туда.

— Как шведы могли так страшно назвать город?

— Это было на краю шведского королевства, у черта на рогах, Ойкумена. В этом нет противоречия. Кстати, по поводу чертовщины. Я сумел найти Библию дьявола, которая была написана в XIII столетии и хранилась в Праге. Но в то время, когда создавался Sordwall, она попала в Стокгольм. Шведы ее из центра Европы перетащили в Стокгольм. Она и сейчас там.

Кодекс Гигас или «Библия Дьявола» - одна из самых таинственных рукописей в мире. Фото: mainfun.ru

Кодекс Гигас, или Библия дьявола — одна из самых таинственных рукописей в мире. Фото: mainfun.ru

Есть и другие версии по поводу названия Sordwall . Одну из них предложил Яков Гротт в XIX веке. Sortwal дословно «рассечение». Сам город оказался рассеченным заливом на две части. Версий гипотетических много.

— Долго земля была шведской?

— Период называют шведским тридцатилетием. Королем шведов тогда был Густав II. При нем Sordwall получает статус города шведского королевства в 1643 году. И начинается новый этап: мы отходим от карелов к шведам. Они начинают массированно проникать в эту территорию, подчинять ее и обрабатывать.

Через несколько лет земля передается крупному феодалу Густаву Баннеру, который называет эту землю Сордвалльским графством. Его фамильный герб становится первым гербом Сордвалла. Правда, через некоторое время графство прекращает существование, но земля остается под шведами. Вплоть до начала XVIII столетия, до времен Петра Первого.

И здесь возникают не менее любопытные коллизии не только для обывателя, но и для историка-профессионала. В самом начале XVIII века возникают попытки русских возвернуть землю. И в 1705 году затевается небывалый поход по зимнему Ладожскому озеру, по торосам. Этот поход возглавлял крупный военачальник Петр Апраксин, брат Федора Апраксина, главного «адмиралтейца». По льду были преодолены сотни километров. Такого не было в истории Европы. Были захвачены шведские заставы, и Sordwall попал на несколько дней под грабеж Апраксина: девки были вывезены, скот побит… Об этом походе почти ничего нет в учебниках.

Реконструкция похода Петра Апраксина на военно-историческом фестивале «Виват Петра победам! Сортавала. 1705». Фото: С. Карпеченко

Реконструкция похода Петра Апраксина на военно-историческом фестивале «Виват Петра победам! Сортавала. 1705». Фото: С. Карпеченко

За эту землю борются Москва, Стокгольм и Новгород, потому что город расположен на воде, которая через Неву и Финский залив связывается с миром. В самом разгаре Северной войны Приладожье и Ингрия постепенно переходят под контроль Петра, Петербурга.

И в это время возникает идея переименования Sordwall в Сердоболь. Сердоболь — древнерусское слово, обозначающее близость, контактность, любовь. Сердоболь возникает после 1711 года, во времена Северной войны.

— Была такая практика переименований, да?

— Не особо. Некоторые названия на уровне этническом и политическом устоялись. А тут кардинально меняется состав жителей: были шведы — стали русские! Новое население захотело промаркировать себя.

Образцы сердобольского камня, представленные на выставке. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Образцы сердобольского камня, представленные на выставке. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Во времена Екатерины II погост принадлежал великой женщине — Анне Орловой-Чесменской, сестре Алексея Орлова. Именно она инициировала разработку камня, который отправлялся в Петербург. Из этого сердобольского камня построены Михайловский замок, Исаакиевский собор, Таврический дворец, Казанский собор.

Но и Сердоболь существовал не так долго?

— История Сердоболя тянется долго — через Екатерину Великую, весь XIX век. Вплоть до 1917 года, до господина Ульянова. Зимой с 31 декабря на 1 января 1918 года Финляндия становится независимой. Но до этого она была Великим княжеством в составе Российской империи. Сердоболь входил в княжество как часть Выборгской губернии.

Финны на протяжении всего XIX века имели свою армию, деньги свои, свою границу. Ульянов, когда пересекал ее, бородку клеил! Был сейм. И поэтому Сердоболь все-таки немного стал отходить от шведов к финнам в этносе, в традициях…. Хотя это и Российская империя.

Такой получается город «перекати-поле». Поэтому я называю его пластилиновым — все лепится: и этнос, и наименования, и культура.

— Когда Сортавала стала карельским городом?

— В 1917 году возникает очень мощное движение за независимость Финляндии. Одновременно — за независимость Карелии. В 1921 году впервые на карте появляется Карелия, Карельская трудовая коммуна.

Сортавала в 1918 году становится финским городом Sortavala. Этот период до 1939 года очень любопытный в истории Финляндии, хотя мы называем это время временем реакции. Именно в эти годы активно изучается история своей культуры, начинает издаваться эпос. В Sortavala в 1935 году ставится «Рунопевец» на площади Вяйнямейнена, памятник, который чудом сохранился до нашего времени.

Памятник рунопевцу (Петри Шемейкке) работы скульптора Алпо Сайло в Сортавале. Фото: Игорь Георгиевский

Памятник рунопевцу (Петри Шемейкке) работы скульптора Алпо Сайло в Сортавале. Фото: Игорь Георгиевский

В Сортавале сохранились дома, построенные в стиле неоклассики, неоромантизма. Архитекторами были знаменитые люди — Элиэль Саарнинен, основоположник стиля модерн, Уно Ульберг и очень многие другие. И Сортавала наводнена этими уникальными зданиями.

— 1939 год. Сталину и Молотову неймется — возникает конфликт. На несколько месяцев возникает ситуация «незнаменитой войны», советско-финляндской. Этому периоду посвящено достаточно любопытное исследование. В результате войны и мира в 1940 году все население Sortavala вынуждено эмигрировать. И город пуст. Уходят с иконами, со скарбом, оставляют пустыми дома.

Сортавала. 1940 год. Фото: heninen.net

Сортавала. 1940 год. Фото: heninen.net

Сталин и Молотов делают активной тему на вселение туда жителей. Там селятся финны, уцелевшие от репрессий, красные, приезжают с других территорий люди. Заселение происходит насильственное. Проходит около года — и новая трагедия. Лето — начало осени 1941 года: мощный конфликт — Вторая мировая война. И финны, которые ушли, возвращаются. У них, условно говоря, еще плитки горячие. Есть истории про то, как финны вновь откапывали свои ценности и возвращали их в дома!

Финны возвращаются, и на протяжении 1941-45 годов живут в своих домах. И тут перемирие — Финляндия выходит из войны. И новая драма — люди, которые только вселились и прожили у себя три года, вновь вынуждены уйти!

И финны уходят, и вновь город пуст. И вновь начинается тема колонизации. И снова город начинают называть Сортавала, в кириллице.

И в этом есть какая-то чертовщина. Почему мы не возвращаем Сердоболь?

За десятки лет до Мурманской железной дороги была построена железная дорога: Сердоболь — Антреа. Это было в 1890 году. Дорога получила название «карельская». На выставке в Национальном музее есть сохранившийся билет на поездку в этом составе. В учебниках об этом ничего нет.

 — Сортавала, говорят, связана с именами очень известных людей. И Дюма-отец здесь был, и тетя с дядей Виктора Цоя жили в Сортавале…

— Здесь жили и художник-космист Борис Смирнов-Русецкий, и Николай Рерих, и даже Рокуэлл Кент. Долгое время у себя в Америке он находился под неким политическим давлением, поэтому он предпочел жизнь путешественника. Долгое время жил на Огненной земле, в Гренландии, на Аляске, в Исландии. И эта тяга занесла его сюда, в Северное Приладожье. Он возглавил общество американо-советской дружбы, был лидером общественного движения по налаживанию мостов между СССР и Америкой. И когда он оказался в Сортавале, он ляпнул: «Я многое бы отдал, если бы меня избрали мэром Валаама». Точка! В наших фондах есть его подлинные работы, на французской бумаге. Среди них изображение Беовульфа, героя, сумевшего убить чудище, освободиться от зла. Мало кто знает, что великий карельский композитор Гельмер Синисало был художником. И в наших фондах сохранились его сортавальская графика.

Рокуэлл Кент, Беовульф. Фото: blogspot.com

Рокуэлл Кент, Беовульф. Фото: blogspot.com

Здесь жил и Майю Лассила, которого мы знаем как автора «За спичками». Он родился в Рускеала, учился в сортавальской учительской гимназии, потом переехал в Петербург. Там нашел контакты с эсерами, участвовал в подготовке покушения на министра иностранных дел Плеве. И где-то в 1912-13 годах правительство княжества Финляндского дало ему премию. Он с гордостью отказался от нее. Он погиб в 1918 году при невыясненных обстоятельствах, утонул. В музее есть прижизненное издание книги Лассила, выпущенное в Хельсинки в 1912 году.

Да, Дюма-отец бывал в Сортавале. Он приехал из Петербурга и жил в Рускеала. Там ему не понравилась. Он так и говорил: «Природа хорошая, но ничего особенного».