На виду и без бороды!

Валерий Куцабов родился и вырос в Олонце. Там его знают все. Только вот не по имени и фамилии. Он — Паккайне.

Паккайне. Фото: Николай Смирнов

Паккайне – образ, который уже 10 лет одушевляет олончанин Валерий Куцабов. Фото: Николай Смирнов

Я по профессии учитель химии и биологии. 22 года был воспитателем в Олонецком детском доме. С детьми и спектакли ставили, и клуб скаутов организовали. Была у нас и очень сильная туристская группа: занимались поисками 3-й Фрунзенской дивизии Народного ополчения.

Образ Паккайне — эта игра, которая доставляет мне удовольствие. Я люблю веселить народ, знакомить его с родным Олонцом, с родной карельской культурой. Скольких людей со всей России я научил говорить «Паккайне» с ударением на первый слог! Произносят с придыханием. И пока мне эта игра интересна — я буду Паккайне.

Как родился олонецкий Паккайне?

До 2005 года Паккайне существовал только виртуально: в эскизах, в костюмах — на бумаге. Но в 2005 году российский Дед Мороз впервые решил отпраздновать свой день и пригласил всех сказочных героев в Великий Устюг. О Паккайне он узнал годом ранее, когда гостил в Олонце. Пригласил и его. Пришлось карельского Морозца очеловечить.

Валерий Куцабов:

— Образ Паккайне родился в Олонецком музее. Сотрудники на роль попробовали одного, второго (кандидатов было немного), но выбрали меня. В новогодней тематике я уже хорошо разбирался: 4 года подряд участвовал в Олонецких играх Дедов Морозов. Честно говоря, мне хотелось разнообразия: быть обычным волшебником надоело. А тут — образ совершенно новый, никем не опробованный.

Сначала было непонятно, кто же такой — Паккайне. Одно дело знать, что он молодой, веселый, озорной, а другое — претворять это в жизнь. Тот образ карельского Морозца, который сейчас все знают, рождался интуитивно.

Костюм для Паккайне сшила художник Ирина Порошина. Примерили — неплохо, но чего-то не хватало. Надо было что-то с головой думать: раз Паккайне молодой и озорной — появилась шевелюра. Раз уж мы финно-угорские народы — появились косички.

 «Паккайне-то ненастоящий!»

Паккайне весь на виду. Тут и за бороду не спрячешься — нет ее. «Паккайне-то ненастоящий!» — говорили в Сортавале в новогоднюю ночь. Но Паккайне был настоящим. Не было Валерия Куцабова.

Валерий Куцабов:

— В моей открытости есть и свои прелести. Если улыбаешься — сразу видно: борода не мешает. Не мешает она и есть: от угощений Паккайне никогда не отказывается. Только вот настроение плохое никак не скрыть.

В родном краю меня все знают, относятся уважительно. Иду по Олонцу и слышу: «О, Паккайне идет! Привет, Паккайне!». А я из магазина вышел — в гражданском, с пакетом. Приятно…

И морж, и бомж

Дед Мороз — зимний персонаж. А Паккайне — купец. Это человек прежде всего. Стало быть, он всесезонен и всепогоден. Поэтому Валерий Куцабов — участник и организатор многих игр и фестивалей в Олонце: гусиного фестиваля, водного праздника «Гонки на Олонке», «Олонецкого велобума». На все случаи жизни есть у Паккайне свой костюм, недавно даже купальный появился.

Валерий Куцабов:

— История у купального костюма особенная. В Олонце ежегодно проходит фестиваль моржей. Я на нем, разумеется, тоже присутствую. И вот в прошлом году плывут спортсмены в ледяной воде и меня зовут. А я возьми и ляпни: мол, искупался бы я с вами, да костюма нет. Подарили… Купеческое слово пришлось держать — стал моржом.

У всех сказочных героев есть своя резиденция. Нет ее только у нашего Паккайне и у казачьего Деда Мороза. В 2015 году пришлось открыть купеческую лавку: гостей все-таки надо где-то встречать. Сейчас в ней есть интерактивная программа: можно познакомиться с легендой.

Но помещение все-таки небольшое, поэтому в этом году на втором этаже того же музея должна появиться резиденция карельского Морозца.

Сегодня карельского Морозца играет Куцабов, завтра — Иванов, Петров, Сидоров.

Валерий Куцабов:

— У нас уже есть молодая поросль, которая пытается меня заменить. Думаю, это неизбежно: всю жизнь быть молодым да озорным нелегко. Но главное, чтобы образ остался. Пусть работает на процветание района, чтобы в России хоть что-то слышали об Олонце.