Колорит эпохи

Костомукша — уникальное образование на карте Карелии. Моногород, рожденный благодаря дерзкому проекту. Первыми в истории России мы придумали идею глобального международного сотрудничества. Между тем в истории Костомукши еще полно белых пятен.

Костомукша. Закладка камня. 14 сентября 1978 год. Фото: Семен Майстерман

Костомукша. Закладка камня. 14 сентября 1978 года. Фото: Семен Майстерман / kostravel.ru

Михаил Данков. Фото из личного архива

История открытия большого рудного месторождения, заложившего основу города, стала первой научной темой историка, научного сотрудника Национального музея Михаила Данкова. Он собрал материал, провоцирующий серьезные перестановки в списке первопроходцев, людей, «открывших Костомукшу».­

— Русь всегда ценит первопроходца: на его плечах и на физиономии — лик победы. Первыми в открытии костомукшского месторождения были геофизики и геологи. Вспомним это время: закончилась война, экономика страны была подорвана, государству был нужен металл. Природные запасы железной руды решили искать не на краю Ойкумены, а где-нибудь поближе. И тут возникает фантастическая фигура — Александр Логачев. Геофизик, основатель ВИРГ — Всесоюзного института разведочной геофизики. Он был не только блестящим администратором, но и талантливым ученым, автором теоретических исследований в области магнитных методов, ставших основой для современной магниторазведки.

 

В 1934 году он впервые в мире сконструировал аэромагнитометр — прибор, позволяющий измерять магнитное поле Земли с самолета. Аналога этого прибора не было даже в Америке! Назывался он аэромагнитометр АМ 9Л системы Логачева. Потом было принято решение (равное озарению) монтировать аэромагнитометры на легких самолетах, которые бражируют на низкой высоте и «цепляют» показания.

В переводе с карельского «костомус» можно перевести как «месть», «возмездие». Мстили шведам. Этнограф и художник Луис Спарре в 1892 году записал об этом легенду.

Когда-то на месте костомукшского кладбища стояла церковь. В одно из летних воскресений взрослое население деревни собралось в ней на молебен. В это время сюда незамеченными подошли шведские завоеватели. Они застали молящихся врасплох, закрыли их в церкви, а затем подожгли её. Деревенская молодёжь в это время была на игрищах, недалеко от места трагедии. Увидев сожжение, они, не желая идти в плен, утопились. Оставшиеся в живых местные жители отомстили шведам: ночью напали на них и утопили в озере, которое впоследствии было названо Койралампи, то есть Собачье озеро.

Один из самолетов, оборудованных аэромагнитометрами, как раз и «засек» карельскую руду. Для выяснения природы аномалии из Ленинграда прибыли две партии: геофизика и неординарного ученого Сергея Полякова и геолога Петра Иванова, который потом уехал обратно в Ленинград. Это был 1947 год.

Зоя Макарова, Сергей Верещагин и Алексей Попов - члены экипажа одномоторного самолета «ПО-2-С», сумевшие «подсечь» магнитную аномалию. Фото из фондов Национального музея

Зоя Макарова, Сергей Верещагин и Алексей Попов — члены экипажа одномоторного самолета ПО-2-С, сумевшие «подсечь» магнитную аномалию. Фото из фондов Национального музея

Удивительно, но среди первооткрывателей месторождения нет ни фамилии Полякова, ни фамилии Логачева. Почему?

Рассказывает Михаил Данков:

— В 1975 году было принято решение о награждении первопроходцев знаком «Первооткрыватель месторождения», который по всем меркам был очень крутым. Были награждены геолог Иванов и три члена экипажа самолета: магнитолог Зоя Макарова, штурман Сергей Верещагин и пилот Алексей Попов. Где «мозг проекта» Логачев? Где Поляков? Несправедливо.

Сергей Поляков. Талантливый ученый, незаслуженно забытый первопроходец Костомукши. Фото из фондов Национального музея

Сергей Поляков. Талантливый ученый, незаслуженно забытый первопроходец Костомукши. Фото из фондов Национального музея

У Полякова оказалась трудная судьба. В 1942 году он попал в финский плен. В 1949 году, работая на месторождении в Хаутавааре, был арестован опергруппой сотрудников МГБ. Его товарищ Цветков вспоминал: «Когда Сергея Николаевича арестовывали, он только произнес: «Это какое-то недоразумение. Все скоро выяснится. Продолжайте работу». Полякова выслали под Воркуту, где он 6 лет проходил гулаговскую академию имени Сталина. Реабилитировали ученого в 1956 году. Логачева к тому времени изгнали с поста ВИРГА и он доживал в стороне от социальной жизни. Был еще геолог, первым определивший запасы горной руды — Константин Судиславлев. Все его звали Кон Коныч. Геолог умер в 50-х годах в страшной нищете. Чтобы его похоронить, с молотка были проданы книги из его библиотеки, рукописи и даже мебель.

Геологи обсуждают итоги работы Гимольской изыскательной партии, обнаружившей железную руду. 1948 год. Фото из фондов Национального музея

Геологи обсуждают итоги работы Гимольской изыскательной партии, обнаружившей железную руду. 1948 год. Фото из фондов Национального музея

Усилиями Михаила Данкова и его единомышленников в 1987 году имя начальника геофизической партии Сергея Полякова дополнило список первооткрывателей месторождения. Другие так и остались за скобками.

Павел Гурвич, руководитель экспедиции №13. Фото из фондов Национального музея

Павел Гурвич, руководитель экспедиции № 13. Фото из фондов Национального музея

Среди них — А.К. Зуммер, И.И. Малышев, руководитель «Севзапгеолуправления», организатор исследований в Костомукше в 50-х годах. Константин Судиславлев, первым подготовивший рекомендации для проведения более «точечной» разведки. П.А. Гурвич, начальник Костомукшской геологоразведочной экспедиции, проводившей исследования запасов руды с 1950 по 1954 год и завершившей основные геологические работы.

В древности только сакральные люди владели секретами, связанными с поиском и использованием свойств металлов. Кузнецовы, Смиты, Шмитты, Ковальские — это самые распространенные фамилии. Одним из главных героев «Калевалы» неслучайно стал кузнец Ильмаринен, который создал огонь на небе и дал его людям. Он был первым, выковавшим из железа орудия. Он же выковал мельницу Сампо — источник счастья. Многие руны «Калевалы» были собраны Леннротом на территории нынешней Костомукши. Можно предположить, что Ильмаринен родился именно здесь.

Михаил Гольденберг. Фото Виталия ГолубеваРассказывает Михаил Гольденберг, директор Национального музея Карелии:

— Костомукша, уникальный город, придуманный в кабинете, получил статус в 1983 году. Еще живы люди, которые его создавали. Я хорошо помню споры о названии. Были варианты Контокки, Сампо. Идеи обсуждались в «Ленинской правде». Я считаю, есть уникальная возможность сделать город-музей: есть первый дом, построенный финнами, и первый дом, построенный русскими строителями. Костомукша — это плавильный котел. На строительство города приехали люди со всей страны. Надо ловить момент — записать воспоминания этих людей, натура может уйти.

Костомукша. Конец 70-х годов

Костомукша. Конец 70-х годов

Костомукша — самый крупный международный проект в истории России, уникальный по дерзновенности замысла. Недавно услышал от Александра Николаевича Ягодникова, одного из руководителей строительства Костомукши, такую байку. Косыгин, председатель Совета Министров СССР, из Кремля в гневе звонит Сенькину: «Вы что там устроили? Вы что, санаторий для работяг делаете?» Ему сказали, что рабочие будут жить не в бараках, а в нормальных домах. Это же неслыханно! В этом колорит эпохи.