Воскрешение «совка»

«Воскрешение «совка» — это общероссийский тренд. Синдром ностальгии по Советскому Союзу — это первое, что бросается в глаза и в Петрозаводске, «советский» цирк «Шапито», газировка из автомата, как в детстве, кафе, как в 70-е, советский по качеству сервис, столовые, повылезавшие из прошлого, сталинский ампир в архитектуре».

Наверное, ни для кого не будет секретом, что воскрешение «совка» — это общероссийский тренд.

Синдром ностальгии по Советскому Союзу — это первое, что бросается в глаза и в Петрозаводске, «советский» цирк «Шапито», газировка из автомата, как в детстве, кафе, как в 70-е, советский по качеству сервис, столовые, повылезавшие из прошлого, сталинский ампир в архитектуре — это только то, что я успел разглядеть за день в Петрозаводске.

Население города в период СССР выросло в 14 раз. После распада Cоюза внимание к ПТЗ тихонько угасло, начался отток молодого населения, закрылись ряд крупных промышленных объектов. Фактически, если бы не туризм из соседней Финляндии и Санкт-Петербурга, то в городе сейчас бушевала бы жесточайшая депрессия. Сейчас еще, видимо, существует эта тонкая грань между сохранением статуса города «на плаву» и его крахом.

Именно в ностальгии по успеху советского прошлого и выражены надежды и чаяния жителей ПТЗ. 83 тысячи петрозаводчан (треть жителей и половина электоральной базы города) — это пенсионеры. Замещение мигрантами выбывающей молодежи и стариков уже началось. Есть еще мнение про абсорбирование Карелии Финляндией через возрождение карельской (читай финской) культуры, языка, письменности, однако это, на мой взгляд, футуристический бред на уровне книжек Фёдора Крашенинникова «После России». Если этот «конец России» не наступит внезапно.

Перечитываю, что написал, и сижу на скамейке в городском парке, потом перелистываю местную печатную прессу. Рядом сидит дедушка с мокрой собакой. Через пару минут дед просит у меня газету, «если мне она не нужна». Дед забирает газету и комментирует вслух: «В бесплатной газете нет телепрограммы канала «Звезда». «Почему «Звезда»? — изумляюсь я. Дед парирует: «Там теперь всё наше будущее — в советских танках и самолётах».