«Приблизить закон к реальной жизни»

«Водитель сдавал машину задом, наехал на женщину-пешехода. Не сбил ее даже, только толкнул. Вышел, конечно, извинился, убедился, что она не пострадала, заплатил ей денег за причиненное беспокойство. Она уверяла, что претензий не имеет. А сама потом взяла и написала заявление в полицию. И вот – оставление места ДТП, лишение прав на длительный срок…» Сенатор от Карелии выступает за возможность досрочного возвращения прав водителю.

Член Совета Федерации от Республики Карелия Владимир Федоров известен как один из наиболее активных законотворцев в сфере обеспечения безопасности движения. И часто он выступает с инициативами, которые направлены на защиту прав водителей. Например, сейчас российские законодатели рассматривают его законопроект, предусматривающий возможность досрочного возвращения прав на управление автомобилем тем, кто был их лишен.

Об этой и других инициативах мы поговорили с карельским сенатором.

– Владимир Александрович, вы выступаете как последовательный защитник прав автомобилистов. Вы не согласны с укоренившейся в последнее время тенденцией на ужесточение наказаний за нарушения для водителей?

– Нет, это не так. Я очень внимательно наблюдаю за административной и уголовной практикой в сфере безопасности движения – и не только в России, но и за рубежом. И могу сказать, что в последние десятилетия ни в одной развитой стране не произошло смягчения наказания для водителей – везде идет только ужесточение.

Сегодня жители Карелии часто выезжают на своих машинах в Финляндию и дальше в Европу. Все знают, что штрафы за нарушение там существенно выше наших. Например, если за небольшое превышение скорости в России оштрафуют на 500 рублей, то в Финляндии это будет около трех тысяч на наши деньги. Не потому ли даже самые отъявленные российские «гонщики», пересекая границу, сразу начинают вести себя на дороге, как паиньки? И не потому ли порядка и безопасности на дорогах Финляндии больше?..

Все-таки наказание должно быть ощутимым для нарушителя. Может, тогда он и нарушать поостережется. Типичный пример с ремнями безопасности. Десять лет назад казалось, что российского водителя ничто не заставит пристегиваться. А ужесточили наказание, инспекторы ГИБДД стали плотнее за этим следить – и теперь все ездят пристегнутыми! То же самое – с детскими креслами и удерживающими устройствами: сегодня они есть даже в каждой машине такси…

– Тем не менее вы предлагаете дать водителям, лишенным прав, возможность вернуть права по истечении половины срока наказания?

– Да, потому что это вытекает из логики нашего законодательства. Например: водитель совершил ДТП с тяжкими последствиями, признан виновным, осужден, попал на три года в колонию. Через полтора года он имеет право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении. И суд может освободить его от дальнейшего отбывания наказания. Так почему в случае лишения прав на те же три года мы не даем водителю такой же возможности?

Согласен, давайте не будем распространять это на злостных пьяниц за рулем. Но у нас в России более ста тысяч водителей ежегодно лишаются прав за нарушения, не связанные с пьяной ездой! 28 статей Административного кодекса предусматривают такое наказание. У меня на рабочем столе – десятки обращений от таких водителей. Большая часть – наказанные за оставление места происшествия.

Множество неоднозначных ситуаций. Есть водители, которые просто не заметили, что совершили ДТП, и потому уехали с места. Или вот такая история. Водитель сдавал машину задом, наехал на женщину-пешехода. Не сбил ее даже, только толкнул. Вышел, конечно, извинился, убедился, что она не пострадала, заплатил ей денег за причиненное беспокойство. Она уверяла, что претензий не имеет. А сама потом взяла и написала заявление в полицию. И вот – оставление места ДТП, лишение прав на длительный срок…

Часто мы вот так сурово наказываем законопослушных, в общем-то, людей, которые нарушили не злостно – случайно. И при самом примерном поведении исключаем для них возможность прощения, которую имеют даже закоренелые уголовные преступники. Нормально?

Я уверен, что можно прощать таких людей и возвращать им права, если прошла половина срока наказания, если они полностью возместили причиненный ими ущерб, если за это время не совершали противоправных действий… В любом случае решение о досрочном возвращении прав должен принимать суд, который вправе запросить и принять во внимание всю возможную информацию о гражданине.

– Сегодня много говорят о том, что необходимо модернизировать и саму систему административных штрафов, делать ее более гибкой…

– С этим можно согласиться. Применение административного законодательства не должно носить чисто карательный характер. Я интересуюсь историей Государственной автоинспекции и нахожу в нашем прошлом довольно много интересных и эффективных практик, связанных с воспитательными и предупредительными мерами. Например, люди постарше еще помнят «Окна ГАИ», в которых вывешивалась информация Госавтоинспекции и в том числе красовались портреты злостных нарушителей. Думаю, и сегодня многие предпочли бы заплатить даже большой штраф – лишь бы не красоваться на всеобщем обозрении. Конечно, делать это надо на современном техническом уровне – Интернет открывает для этой работы очень широкие возможности.

Или вот интересный факт, относящийся к военному, 1942 году. Представьте, в то время ГАИ рассылала по предприятиям цветные открытки, в которых сообщала о допущенных работниками нарушениях. Наверное, и сейчас мало кому будет приятно, если на работу руководителю придет сообщение из ГИБДД: мол, ваш работник переходит дорогу в неположенном месте, разберитесь в коллективе…

Во многих странах есть такой вид наказания: злостный нарушитель должен за свой счет прослушать курс лекций в специальной организации. Тоже вполне применимая мера для России…

Надо приспосабливать к жизни и систему штрафов. В связи с этим я выступаю соавтором еще одной законодательной инициативы: дать право регионам принимать решения о повышении или снижении штрафов за те или иные нарушения. Страна у нас большая, условия везде разные. По регионам разная статистика ДТП, разная картина правонарушений на дорогах. Из Москвы это эффективно регулировать не всегда получается – почему не отдать регулирование на места?

Например, мы видим, что в Карелии угрожающе растет число нарушений, связанных с превышением скорости. В этом случае власть республики должна иметь возможность временно повысить ставку штрафа именно за превышение, чтобы подкорректировать ситуацию. Это вполне нормальная практика. Ведь Москва и Санкт-Петербург уже давно имеют свои размеры штрафов, которые выше, чем в других регионах…

Надо дать местным властям такое право. А чтобы не было перегибов, чтобы не было соблазна пополнить региональный бюджет за счет ужесточения штрафов, мы предлагаем, чтобы прибавка к штрафам шла не в бюджет региона, а в федеральный бюджет. Чтобы власть реагировала таким образом именно на реальную дорожную обстановку, а не на трудности бюджетного финансирования.

Думаю, что это нововведение может подстегнуть и гражданскую активность. Свои предложения по регулированию штрафов сможет вносить водительская общественность. Или граждане, которые сейчас массово страдают от того, что автомобили паркуются на газонах, на детских площадках… До Москвы всем не достучаться, а местные власти могли бы быстрее и более гибко реагировать на такие ситуации, регулируя их дополнительными штрафами.

Абзац