Проводница и начальник поезда

«Я стою под табличкой «туалет занят» минут 15. Уже вместо мигающего послания мне видится «оставь надежду навсегда». Присматриваюсь внимательно, а на табло дата — 2 августа 2000 года. Вот это машина времени. Думаю, может, и туалет свободен, сведения устарели». Российские железные дороги – вечный источник вдохновения для нашего обозревателя.

Поезжай в любом направлении, наблюдай вокруг – и ты всегда напишешь юмористический рассказ или фельетон. Особенно если путешествуешь поездом. Да по России. Российские железные дороги – вечный источник вдохновения для нашего обозревателя.

Чаю напилась. Хорошо. Вагоны трясут тело, повторяющийся ритм вытряхивается все мысли, какие только удалось собрать за последние месяцы. И, знамо дело, все дороги в вагоне ведут в туалет. А ведь теперь даже в самом захудалом вагоне, в котором и горы мусора, и одеяла с прокурышами – есть табло. Туалет занят! Модернизировать вагон или облагородить туалет – нет, уведомить, что этот страшный туалет еще и занят – да. Терпи. Все святые терпели. А ты не святой. Уйди в себя. Сходи в себя. Занят туалет.

Я стою под табличкой «туалет занят» минут 15. Уже вместо мигающего послания мне видится «оставь надежду навсегда». Присматриваюсь внимательно, а на табло дата — 2 августа 2000 года. Вот это машина времени. Думаю, может, и туалет свободен, сведения устарели. Подхожу к проводнику, молоденькому, хорошенькому, чистенькому.

— Туалет занят или вы его просто закрыли?

Долгая томительная пауза. Взгляд из-под пышных ресниц. Нет, парень, не здесь тебе стрелять глазами в писающих девочек. Иди в модели. Я устыдилась того, что в туалет ломлюсь, что такая нечесаная, старая, ничуть не сексапильная. Для него, по крайней мере. Но дело природное, отменить функцию в организме никак нельзя. Поэтому взгляд выдерживаю. Жду.

И тут прекрасное создание открывает рот:

— Я закрыл. Я там помыл. А вы все так ходите, что сейчас опять все разбрызгаете.

Ну, извините, мы для того билет купили на поезд через сайт фирмы РЖД, чтобы разбрызгивать в меру своей воспитанности или сдержанности. Так куда нам, говорю, разбрызгивать в таком случае?

Мальчик смущен. Оправдывается. Говорит, вот пол обсохнет, я открою. А в глазах читаю: «Не ори, толстуха, сейчас сходишь ты по нужде».

Чуть улегаются страсти с туалетом, как начинается поток коробейников: белорусская косметика, глухонемые с прессой (я думала, они остались в советском периоде), шоколад, изделия из камня. В купе никакой интимности, никаких границ. Каждый может вломиться и начать свою внезапную работу мерчендайзера. Соседи поочередно ощупывают белое яблочко из пластика, пролистывают прессу с голыми кусками звезд. Собственно, мы уже привыкаем. Но тут, как клоун в деревенском цирке, на авансцену выходит обширная проводница и голосом главного запевалы заводит:

— Сувениры РЖД: брелочки, ручки, подстаканники. Хит этого сезона – куклы «Проводница» и «Начальник поезда».

И вываливает на стол клейменные символикой уродливые вещи. Дорогущие. И я не перестаю удивляться, как РЖД упорно толкает свой неэстетичный товар по большой цене. И как люди могут это покупать. Куклы просто безобразны, на мой взгляд. Это и не советские куклы-добряки, это и не барби-образные гламурные куколки, это какие-то приплюснутые уродцы в обличиях котика и кисы, полувепсские куклы обереги, полукуклы Вуду. Только форма РЖД  выдает в них заявленные профессии. А лица, вернее морды, нисколько не соответствуют неприветливому среднестатистическому солдату железнодорожного сервиса. Хотя от этих улыбок хочется выпрыгнуть куда-нибудь во внешние миры на всем ходу поезда. Неужели у руководства РЖД нет детей или внуков, которые протестировали бы эти игрушки и сказали бы все, что о них думают?

Мои соседи проявляют здравомыслие. Даже маленькая Соня, жмущая всю дорогу в объятиях смешарика Лосяша, боязливо прячется от Проводницы с Начальником поезда.

Поезд едет с самого Минска. И состав скорее белорусский, вагончики синенькие с маленькими окнами, будто из фильма 70-х. Но поскольку спам от РЖД носится над вагоном, как призрак коммунизма над Европой, связь двух железнодорожных монстров очевидна. Особенно в обмене опытом по сервису. Через полчаса от Петрозаводска в туалете уже нет бумаги. В соседнем вагоне нет проводника. И к нашему гламурному идут, подобно ленинским ходокам, кондопожские жители. Им билеты свои не забрать, белье не сдать, последнее «прости» своему проводнику не сказать.

Радио нон-стопом транслирует песни, которые в обычной жизни без применения силы я слушать никогда бы не стала: «Выпьем за любовь», «Мальчики-чики-чики», «Малинки-малинки». Есть песни и поглубже, не помню слов, но лирический герой спрашивает свою бывшую: «помнишь, как до зари читали Сент-Экзюпери и наизусть учили – мы в ответе за тех, кого приручили». А дальше так в лоб: собака смотрит в окно, ждет, когда ты придешь,  и кот потянулся, скучает, а  ты их приручила и бросила. Пересказ вольный, но смысл тот. И где, скажите мне, я могла бы услышать эту грустную и поучительную песню? Телевизора у меня нет, радио я не слушаю, в Интернете слушаю совсем другие мелодии и ритмы зарубежной эстрады. Как тут не выразить благодарность родному РЖД?

Нигде больше человек так не чувствует нужду, тесноту, неловкость перед иностранцами, а еще голод и запах бич-пакетов, холод и жару одновременно, нарочитую вежливость и хамство в одном и том же человеке. Люблю я нашу родину. Ее железное лицо сервиса на ее кондовой железной дороге, запустившей сапсаны и ласточки в одних направлениях и запустивших все – в дальних точках. «Пусть кричат: уродина! А она мне нравится!» Классно, кстати, поется под стук колес.