Положительный анализ в обществе отрицания

«В этом году показатель заражений ВИЧ-инфекцией через шприц снова вырос: молодые люди стали активно употреблять амфетамины внутривенно. Иногда к нам приходят целыми компаниями: один получает положительный результат анализа – через некоторое время появляются все друзья. Но мы не осуждаем людей, которые принимают наркотики. Для нас самое важное — это оказать им медицинскую помощь».

В Карелии снова растет число ВИЧ-инфицированных. После спада заболеваемости, зафиксированного летом сотрудниками карельского центра по борьбе со СПИДом, число людей с положительным статусом увеличилось на два человека по сравнению с данными прошлого года. А всего за десять месяцев 2014-го выявлено 153 случая новых заражений. Как оценивать такую статистику? По мнению заведующей отделением эпидемиологии и профилактики ВИЧ-инфекции Инны Рожковой, чтобы представить реальную картину заболеваемости, любые результаты нужно умножать на три.

— ВИЧ-инфицированный с открытым статусом — это человек, который открыто говорит о своем диагнозе друзьям, знакомым, но, главным образом, в средствах массовой информации. В России в основном с открытым статусом живут активисты, лидеры общественных организаций, занимающиеся правозащитой в этой области. А так… Люди не особо афишируют свои проблемы. Это связано и с реакцией общества на диагноз. Родители не хотят, чтобы их дети учились в одном классе с ВИЧ-положительным ребенком, а на работе предпочтут не общаться с таким человеком. Вокруг вируса иммунодефицита создали атмосферу страха. При этом никто не устраивает истерии по поводу вируса гепатита, который встречается в разы чаще и проще передается.

Я много слышу о том, что презервативы не защищают от ВИЧ. Это миф. Не стопроцентная гарантия, указанная на упаковках, отражает случаи неправильного использования. Поэтому, если надеть презерватив сразу и если он не соскочил и не порвался, то вы защитите себя от СПИДа. Доказательство тому – дискордантные пары, которые мы наблюдаем в нашем центре. В них один из супругов имеет положительный ВИЧ-статус, но при постоянном использовании презерватива здоровый партнер не заражается.

В России нет доказанных случаев заражения в стоматологиях или в салонах красоты. Всегда можно попросить открыть индивидуальные наборы инструментов при вас. Конечно, теоретический риск получить вирус через маникюрные принадлежности существует. Но, повторюсь, доказанных случаев в России не было.

Когда человек готов начать разговор о своем диагнозе, мы пробуем определить обстоятельства заражения. Сложнее всего в этом смысле с людьми старшего возраста. Пациент мог заразиться несколько лет назад, поэтому ему бывает элементарно трудно вспомнить подробности. Кроме того, после 50-ти такие пациенты стараются умалчивать о своих сексуальных контактах. Даже в медицинской среде не сразу начали учитывать риск заражения в старшей возрастной группе. Когда в ней пошел рост заболеваемости, выяснилось, что врачи в поликлиниках даже не назначают обследование на ВИЧ людям старше 40. Теперь ситуация изменилась.

Сперва ВИЧ-инфекция передавалась в основном в среде наркоманов. Но они ведь тоже сексом занимаются — вирус попал в здоровую среду. Сейчас он распространяется половым путем чаще, чем через инъекционные наркотики. Правда, в 2014 году показатель заражений через шприц снова вырос: молодые люди стали активно употреблять амфетамины внутривенно. Иногда к нам приходят целыми компаниями: один получает положительный результат анализа – через некоторое время появляются все друзья.

В центре СПИДа мы не осуждаем людей, которые принимают наркотики. Для нас самое важное — это оказать им медицинскую помощь. В осуждении нет смысла. Мы можем испугать человека, и он перестанет сюда ходить, не будет получать помощи и продолжит распространять вирус. Некоторые оказываются в таком шоке от диагноза, что не понимают, зачем им завязывать с наркотиками, если жить осталось недолго. Но когда объясняешь, что с ВИЧ-инфекцией сейчас живут, что это хроническое заболевание и в силу того, что оно инфекционное, есть определенные ограничения, люди начинают наблюдаться у нас. Благодаря терапии вирус забивается в клетки, а в самой крови его количество уменьшается. Это значит, что сокращаются шансы передать ВИЧ своему партнеру даже без предохранения. Конечно, мы советуем людям с зависимостью отказаться от наркотиков – они подавляют и так уже ослабленный иммунитет. Но если наш пациент не может этого сделать, то просим хотя бы изменить способ потребления.

Заместительная терапия (способ лечения опиоидной зависимости при помощи замены наркотика на другой препарат, который принимается под присмотром врача. Терапия одобрена ВОЗ, но запрещена в России – прим. ред.) — это сложный вопрос. Я знакомилась с таким опытом в Финляндии. Все дело в том, что на Западе совсем другой менталитет. Там наркозависимые ходят в клиники, получают препараты, которые принимают через рот. В Хельсинки им даже предоставляется общежитие, где ВИЧ-положительные обеспечиваются необходимыми лекарствами. Заместительная терапия в данном случае уменьшает общественные риски, исходящие от наркоманов, дает возможность установить контакт с этой группой населения. Но насколько это возможно в России, мне трудно сказать. Финские врачи говорили, что даже в их программах есть утечка препаратов. А у нас люди куда изощреннее. Так что я пока не сторонник заместительной терапии.

Несколько лет назад в нашем центре можно было бесплатно обменять использованные шприцы на новые. Проект создавался для профилактики распространения СПИДа среди наркозависимых. Тогда было много разговоров, что лучше бы эти деньги отдали бабушкам. Я понимаю, с позиций экономических и гуманитарных – да, лучше б дали бабушкам. Но для защиты внуков этих бабушек от наркоманов стоит потратить деньги на шприцы. Такие вещи не находят поддержки в нашем обществе, причем даже со стороны тех, на кого была направлена помощь. Сами ребята, которые употребляют наркотики, говорили, что им невыгодно ездить в пункт обмена: больше тратиться денег на маршрутку — дешевле купить шприц в аптеке поблизости.

К сожалению, люди часто пытаются переложить ответственность за свое здоровье на кого-то другого. Но кроме вас самих никто не несет ответственность за ваше здоровье.

Хорошие карельские книги. Почти даром