Мать плохая

«У меня плохо получается быть мамой. Я с завистью слушаю истории про дружные семьи, где все ходят в походы, читают вечерами классиков вслух, делают семейные газеты. Мне заниматься всем этим скучно».

Самое естественное состояние женщины — материнство — иногда приводит к тому, что женщине приходится вести себя абсолютно неестественно: смотреть подростковые сериалы и слушать сплетни про Наташу Королеву. Наталья Ермолина рассуждает, как быть хорошей матерью и при этом оставаться собой.

Быть мамой легко. Несколько минут удовольствия, девять месяцев перевеса и – воды отошли. И вот ты мама, по тебе уже ползает твой клон, красноморденький и недовольный. Биологической мамой по сути быть несложно. А вот как стать мамой в самом высоком смысле этого слова? У меня не очень получается.

Моей дочке на днях исполнилось 15. Я смотрю на ее веснушчатое лицо, еще такое детское, и понимаю: еще пара лет, и связь между нами будет слабеть. Я стану ворчливой старухой. Она перестанет меня слушать и слушаться. Впрочем, сейчас тоже не слушается.

Как говорил комик Льюис СК, главная проблема детей в том, что они реально скучные.

У меня плохо получается быть мамой. Я с завистью слушаю истории про дружные семьи, где все ходят в походы, читают вечерами классиков вслух, делают семейные газеты. Мне заниматься всем этим скучно. Мне скучно читать мораль, учить чему-то. Все наше общение сводится к тому, что дочка пытается захватить мое внимание, а я всегда прикрываюсь работой. Мне скучно просто с ней общаться. Как говорил комик Льюис СК, главная проблема детей в том, что они реально скучные.

Порой меня одолевает чувство вины, что я не могу притвориться заинтересованной и поддержать абсолютно неинтересный разговор, но ничего поделать не могу. И с радостью отправляю ее смотреть телевизор, кататься на велосипеде или смотреть видеоролики с братом.

А если ребенок не интеллектуал, и сплетни или содержание телепередач – основная часть его внутреннего мира?

Считается ли мама, которая дала ребенку одежду, дом, еду, игрушки, хорошей, если она не дает ему своего времени? Нет, конечно.  Хорошая мама выслушает, посопереживает, даст совет. Я же слушаю вполуха, могу перебить на полуслове: «Не пересказывай мне сплетни, мне не интересно». А если ребенок не интеллектуал, и сплетни или содержание телепередач – основная часть ее внутреннего мира? Она не читает книг и мечтает о планшете и айфоне, которые я ей никогда не куплю. У нее загораются глаза, когда она слышит, что Наташа Королева снова беременна, а в ток-шоу сказали, что школьница из глубинки родила от одноклассника, а в Саратове бабушка продавала пирожки с марихуаной. Дочь моя не любит умных фильмов, а я не люблю гулять. Получается, мы не имеем общих интересов. Кроме велосипеда, конечно.

Но я ее люблю. И я хочу быть ей другом. Но самый комфортный способ сосуществования: я работаю, она в своей комнате занимается делами, время от времени приходит за яблоком или погладить котов. Я знаю, что она цела, сыта, занята. И я могу с чистой совестью читать, писать, шарить в Интернете, принимать друзей.

Но последние годы меня мучает совесть, что я недодаю ей себя. Каждый раз, когда я далеко от нее, я даю себе мысленное обещание вернуться и составить план совместного досуга. Но по возвращении снова работа, встречи, тупняк после плотной интеллектуальной работы. И на простое общение, кроме дежурного: «Как дела в школе?» и «Что ела? «Зубы чистила?», у меня для нее и фраз не припасено. Пробовала ввести ежедневные святые 20 минут: как бы я ни устала, перед сном проводить время вместе – рисовать, читать, смотреть подростковый сериал. Меня хватило на 4 дня. Потом я нервно оправдалась усталостью, сонливостью, занятостью. Рисовала красивые схемы: «Вот ты любишь поесть, а кто зарабатывает тебе на еду? Так дай мне спокойно заработать тебе на еду».

В общем, я в роли матери — далеко не пример для подражания. И меня это угнетает. Может, есть какой клуб плохих мам, которые поддерживают друг друга? Или клуб хороших мам, которые учат плохих быть хотя бы средними мамами. Приму совет. С чего начать. Только не советуйте ходить в походы, я этого не люблю.