Лифт 14+. «Зачот!»

«В Петрозаводске на всех сценах неделю играли спектакли разных уровней доверия и пафоса, разных городов и театральных школ. Театральный фестиваль «Молодой театр» под кодовым названием «Лифт 14+» слал свои флюиды молодым. Дошло ли до адресата?»

В Петрозаводске на всех сценах неделю играли спектакли разных уровней доверия и пафоса, разных городов и театральных школ. Театральный фестиваль «Молодой театр» под кодовым названием «Лифт 14+» слал свои флюиды молодым. Дошло ли до адресата?

Еще на пресс-конференции в Министерстве культуры журналисты задавали вопрос организаторам, а как загнать молодежь в театр, как тот самый 14+ отозвать от компьютеров и гаджетов и приманить к театральному искусству. Задача не из легких, но пытаться надо.

Будучи аккредитованным на фестиваль журналистом, я ходила на большинство спектаклей проекта. И все время ловила себя на мысли, что пытаюсь смотреть каждую работу глазами своих детей, которым 22, 20 и 15. И на многих работах я ставила мысленный крест. Это будет скучно, это не поймут, над этим поглумятся. Наевшиеся субкультуры, на экологически чистый театр у них будет реакция, как на пропаренный рис после суши. Но пытаться надо.

Надо заметить, что выбор спектаклей для проекта «Лифт» весьма удачен. Здесь представлены многие жанры, вплетена петрозаводская афиша, есть интеллектуальный контент, есть бытовая легкота – все на все вкусы. И если бы я все еще была в категории 14+, да мне и не меньше, я бы обязательно показала всем подросткам три вещи:

«Вятлаг». Дневники Артура Страдиньша, показанные Драматической лабораторией (Киров) и Театр.doc (Москва);

«Tungt/Притяжение», от молодого хореографа Мари Бё из норвежского Тромсё;

«Про мою маму и меня» карельского Театра драмы «Творческая мастерская».

Первое – это будто беседа, интервью, пресс-конференция, семейный разговор. Доверительный тон, общение с публикой напрямую, глаза в глаза, а не куда-то по-театральному, в последний ряд. История латышского заключенного, выстроенная как чтение дневниковых записей на папиросной бумаге, а именно на них Страдиньш и вел дневник – это трогательно, человечно и нисколько не пафосно.

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+»

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+». Фото: liftkarelia.ru

Второе – норвежский танцевальный перформанс – это смесь энергии, тела, умной хореографии, которую ты понимаешь всем телом, работаешь каждой мышцей вместе с тремя юными танцоршами. Художник по свету, авангардный саундтрек и танец на грани акробатики и контемпорари-дэнс — это то, чем нынешнюю непьющую и спортивную молодежь в театр заманить легче всего. И я нисколько не удивилась, что зал Национального театра был переполнен.

Работа «Творческой мастерской» меня разочаровала, ибо это типичное провинциальное решение в типичном провинциальном театре. А обидно. Хоть материал и не слишком крутой, местами даже совсем скучный, решить его можно было не так предсказуемо, как сделали в ТМ. И, конечно, очень видна разница между искренним театром молодых, незаштампованных артистов, и старшим поколением, заквашенным на витиеватом неискреннем театре. И потому так дисгармоничен дуэт мамы и дочки. Но. Не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. Поэтому мы работаем с тем, что имеем. И в воспитательных целях, в плане заманивания молодежи в театр я вполне порекомендую всем подросткам и тем, в чьих руках их судьба, эту постановку.

Органичность и талант юной Валерии Ломакиной подкупает публику всех возрастов, а то, что ее сценическая мама Людмила Баулина не дотягивает до такого уровня естественности на сцене – это уже претензия не к актрисе, а в целом к школе. Так играли у нас в театре много лет и почти все.

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+»

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+». Фото: liftkarelia.ru

Но, повторюсь, спектакль достоин внимания, так как его можно назвать человечным, добрым, воспитывающим, скрепляющим семьи. Может, у него терапевтическая миссия даже более важна, чем эстетическая. Рекомендовано к просмотру всем трудным подросткам и людям с разладом в семьях.

И еще одна мысль после просмотра спектакля – на мой взгляд, в «Творческой мастерской» очень недооценена актриса Галина Москалева. Она как раз из всего старшего запаса одна из самых искренних. Она не играет главных ролей много лет, а это обидно – в новом искреннем непафосном театре она могла бы еще сыграть несколько своих четких бабусь. Как сыграла здесь бабу Раю. Неплохо, кстати. Очень искренне. Тепло. Иррационально.

Что до остальных спектаклей фестиваля, то их было несколько по-настоящему интересных и беспросветно скучных тоже было. Например, избалованная карельская публика пачками уходила с работы московского театра «Выпускники-Щукинцы» «Вождь краснокожих», где от решения до исполнения все было отстало. Так что Москва — еще не повод зваться столичным театром.

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+»

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+». Фото: liftkarelia.ru

Очень порадовал сербский Мрожек «Эмигранты». Национальный театр «Тоса Йованович» (г. Зренянин) играл на сербском. Двое немолодых артистов много кричали и швырялись мебелью и даже тушенкой, но все было понятно, особенно если знаешь пьесы Мрожека. Но я разговаривала с молодежью, даже не подозревающей, кто такой Мрожек. Резюмировали: было прикольно. Ведь для молодых культура часто сводится к оценочной характеристике «прикол». И если театры не напихают приколов в свою премьеру, не заманить им молодняк в свои зрительные залы.

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+»

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+». Фото: liftkarelia.ru

Страшен по содержанию спектакль “Цыплёнок из букваря” Башкирского театра драмы имени Гафури. Не знаю даже, нужно ли такое показывать молодым. Оправдание неразвитого асоциала, который восемь лет учился в первом классе и жизнь познает через букварь до сих пор, который осуждает всех «богатых», обворовывает тех, кто его жалеет и ему помогает, и работает шестеркой у вора-авторитета – это попытка показать, как из затюканного дауна получается агрессивный латентный преступник? Или что? Взять за основу как модель? Понять тех, кто так живет? А к ужасу своему, я знаю таких людей немало, кто так же мыслит, так же ненавидит «богатых» и ворует по мелочам. Моральной основы у этого спектакля я не заметила. Я запуталась. Даже финальная фраза, троекратно написанная на стене «Бабушка», не помогла. Может, потому мне показался спектакль сильным. И страшным. Но и личность центрального персонажа, артиста, играющего современного аутсайдера-воришку, мне показалась недостаточно яркой. То ли исполнителю главной роли не хватило драйва, то ли это такой прием – чем скучнее герой, тем страшнее эффект. Вот такие скучные люди живут вокруг нас, следят за нами в окно, попрошайничают, ненавидят нас и готовы в любой момент обокрасть.

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+»

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+». Фото: liftkarelia.ru

Прекрасна во всех смыслах 80-летняя актриса Вологодского ТЮЗа Августа Кленчина, которая одна держала полтора часа публику спектакля «Вперед и с песней», держала стихами, искренностью, такой домашней манерой повествования, что, казалось, тебе твоя собственная бабушка рассказывает за чаем про свою жизнь. Эту актрису я приметила для себя, для души, для сердца во время гастролей в Петрозаводске Вологодского ТЮЗа. Тогда она играла Фирса в «Вишневом саде». И играла так, что весь зал замирал именно на ее (его) выходах. Это местами даже казалось сильнее Акакия Акакиевича в исполнении Марины Нееловой в «Современнике».

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+»

Театральный фестиваль «Лифт. Карелия 14+». Фото: liftkarelia.ru

Не все удалось посмотреть. Местные спектакли, включенные в программу фестиваля, я еще успею глянуть, а вот жаль, не попала на «Я люблю любовь» по модной ныне Светлане Алексиевич в исполнении Авторского театра из Петербурга. Зато увидела легендарного «Старшего сына» от «Мастерской» Григория Козлова. Беспроигрышные красивые стиляги на первом получасе, которые как бы абстрагируются от вампиловского контента, а рассказывают истории своих бабушек и дедушек. Опять же – искренность и удачный вход в тему. После такого «добро пожаловать» как не проникнуться симпатией к героям. Даже тысячу раз пересмотренный в тысяче театров «Старший сын» (плюс кино) может стать откровением для юной души. Потому что все понятно – модный принт, фото бабушки на простыне, бабетта и платье в горошек – тренд сезона в Инстаграме, мальчики с гитарами – они на все времена. А сверхзадача фестиваля прежде всего – посвящение юных в театр. И, мне кажется, попытка «Лифт 14+» зачотная! Как сказали бы те, на кого, собственно, все это и нацелено.

Финал фестиваля – выступление нового проекта Громыка во дворике Национального театра Карелии.

Видео автора

Хорошие карельские книги. Почти даром