«Хорошо бы поглубже нырять»

«Писать надо всегда с любовью, всегда честно, любя тех, о ком ты пишешь, что ты пишешь. Соответственно понимая, поскольку любовь — это понимание. Не надо пытаться превратить некоторую правду, некоторую объемную картинку в плакат, плоскость. Если ты пишешь с любовью, она делает тебя зрячим. Это не значит, что надо выпячивать какие-то мрачные стороны, но это значит, что о них нельзя забывать».

Известная российская писательница Майя Кучерская встретилась с петрозаводскими поклонниками в рамках акции «Библионочь». В эксклюзивном интервью автор романов «Тетя Мотя» и «Бог дождя» обсудила с корреспондентом «Республики» русскую церковь и русскую литературу.

О чтении утром и вечером

— Думаю, утром никто сегодня не читает книг. На ночь мы читаем то, что может нас утешить, увести в далекую страну, прекрасную, непохожую на ту, в которой мы живем. Это должно быть в определенном смысле легкое чтение. Во всяком случае увлекательное. А утром у нас больше сил и надежд, утром мы готовы глотать тяжелую прозу с трудными вопросами, острыми ситуациями, не так легко пережевываемую, как вечернюю.

О  популярной литературе

— Я с ней очень плохо знакома. Я знаю писателя Бориса Акунина и я считаю, он прекрасно состоялся. Его книги по-прежнему раскупают огромными тиражами, что бы он ни написал, на какую бы тему, включая историю государства российского. Вся женская детективная проза мной не освоена не потому, что я презираю эту литературу. О, нет. А потому, что я вообще не люблю детективы, есть у меня такая странность. Из всей детективной литературы я прочла только Шерлока Холмса. Что такое популярная литература? Для меня это синоним массовой. То есть та, что издается в мягких обложках на плохой бумаге и раскупается, как горячие пирожки. Конечно, есть несколько писателей, которые пишут очень хорошо, очень качественно, и которые, тем не менее, невероятно популярны. Ну, скажем, Людмила Улицкая, Захар Прилепин, Татьяна Толстая. В этой нише есть несколько замечательных авторов, пишущих глубоко, серьезно. Но их все-таки меньшинство.

Майя Кучерская

Майя Кучерская. Фото: Виталий Голубев

«Возможно, нас скоро ждет переворот»

— Конечно, современная русская литература — будем говорить о высокой, не массовой — очень пестрая, в том числе по тому, что она наследует. Есть модернистская литература, авангардистская небольшой сектор, есть традиционная русская проза, есть странная проза, есть совсем невероятное. Я бы не сказала, что что-то принципиально новое сделано в литературе. Но это и невозможно, это не физика, не математика, где можно сделать новое открытие, вдруг доказать теорему Ферма, предъявить доказательства, которые много лет не могли найти. В литературе все сложнее, там все накапливается постепенно. И мне кажется, накоплено уже много, и, может быть, какой-то рывок, какой-то переворот нас скоро ждет. Но пока я его не вижу.

О Русской православной церкви

— Она тоже очень разная. Есть церковь иерарховая. Те люди, которые выступают по телевидению, дают комментарии, от которых зависит судьба церкви. Эта церковь официальная, очень сдержанное к ней отношение понятно. Вместе с тем есть так называемая «золотая середина» церкви, то большинство, которое ходит в храмы, которое искренне хочет жить по заповедям, жить по–христиански. И вот это действительно то самое драгоценное, что есть в сегодняшней церкви — искренние христиане, всеми силами пытающиеся жить так, как написано в Евангелие. То есть любить ближнего, любить Бога. А кто такие ближние? Те, кто рядышком, на расстоянии вытянутой руки. Таких христиан я знаю много. Это и есть тайная слава нашей современной церкви. Потом есть маленькая прослойка оголтелых, которая шумит, поэтому ее заметно, поэтому на нее реагируют те, кто церковь не любит. Они не понимают, что «золотая середина» просто молчит. Она тихая, кроткая и делает свое дело незаметно. Но ее гораздо больше, золота гораздо больше.

Майя Кучерская

Майя Кучерская. Фото: Виталий Голубев

О любви к тем, о ком пишешь

— Понимаете, принципы везде одинаковые: что с церковной, что с любовной, что с исторической темой. Писать надо всегда с любовью, всегда честно, любя тех, о ком ты пишешь, что ты пишешь. Соответственно понимая, поскольку любовь — это понимание. Не надо пытаться превратить некоторую правду, некоторую объемную картинку в плакат, плоскость. Если ты пишешь с любовью, она делает тебя зрячим. Это не значит, что надо выпячивать какие-то мрачные стороны, но это значит, что о них нельзя забывать.

О прощении

— Почему людям сложно прощать? Потому что мы очень узкие, потому что наша боль нам гораздо важнее. Она такая масштабная, все застит, весь мир. Такое солнечно затмение, мы не видим солнца, чужой души, чужих ценностей. Мы видим только свою черную боль. Путь к прощению — это опять же понимание: что двигало человеком, насколько он сознательно хотел тебя обидеть. Даже если сознательно, то почему так сложилось, не было ли в этом твоей вины.

О пошлости

— Пошлость поверхностна, она не видит сути вещей. Она останавливается только на том, что блестит. Пошлость — это верхний слой, пошлость мелко плавает. Хорошо бы поглубже нырять, там интереснее, там новые сорта водорослей и новые виды.

Майя Кучерская

Фото: Виталий Голубев

Топ-5 книг от Майи Кучерской. Это надо прочитать:

1. Владимир Маканин «Где сходилось небо с холмами»

2. Михаил Шишкин «Венерин волос»

3. Евгений Водолазкин «Лавр»

4. Татьяна Толстая «Легкие миры»

5. Петр Алешковский «Жизнеописание хорька»

Беседовала Анна Щербухина