Гуманизм с холодной головой

«Мы пытаемся людям объяснять суть нашей работы, но удается не всегда. Часто спрашивают: сколько вы там получаете? Есть еще такая позиция, что лучше бы мы детям или старикам помогали, а что за собак-то переживать?»

Зоозащитник из Суоярви Маргарита Терехова рассказала «Республике», каково содержать приют в маленьком городе и почему жалость к животным лучше выражать стерилизацией, чем уличной кормежкой.

— В Суоярви, по моим оценкам, примерно сто бродячих собак. С начала года мы пристроили 39, еще 24 – в нашем приюте. Это много, учитывая, что в Суоярви живет десять тысяч человек. Для сравнения: в Петрозаводске с трехсоттысячным населением в приюте Владимира Рыбалко – примерно сотня собак.

Наш приют появился чуть больше года назад. В Суоярви есть еще одна зоозащитная организация, с которой я и начинала работать. Однако разница в наших взглядах обозначилась почти сразу. Однажды притащили беременную суку, щенки родились, и я предложила их усыпить, потому что нельзя делать из приюта питомник. Если мы начнем выращивать своих, не сможем помочь уличным (на тот момент в городе собак еще не стерилизовали). Но щенков оставили. Затем другую суку привели, третью… Мы поругались и разошлись. Но, поскольку опыт был какой-то накоплен, мы поговорили с Рыбалко и решили создать что-то свое. Местные власти выделили землю, и понеслось.

Кстати, с чиновниками у нас вполне хорошие отношения: наша работа идет на пользу городу. Сейчас, например, договариваемся о том, чтобы забирать в школах отходы с кухни. Нас курируют две крупные организации: международный благотворительный фонд «Большие сердца» и московская «Зоозов Элита». Помогают и советом, и материально – в частности, финансируют строительство.

Мы стараемся добывать деньги и сами, проводим благотворительные акции, но собираем, можно сказать, копейки. А насущных трат много. К примеру, мы стерилизуем собак в ветеринарной клинике, платим за это из своего кармана. Не хватает и рук, у нас всего четыре волонтера. Нужны и наемные работники, но на них у нас денег нет. А люди не хотят помогать просто так. Часто спрашивают: сколько вы там получаете? Можно мы к вам на работу придем, сколько вы платите? В маленьких городах люди более стеснены в средствах.

Есть еще такая позиция, что лучше бы мы детям или старикам помогали, а что за собак-то переживать? Кто-то свою доброту выражает тем, что кормит животных на улице… Есть одна женщина, которая прикормила суку, и она постоянно рожает. У нас просят: «Возьмите щенков!» — а куда? Приют и так переполнен!

Мы пытаемся людям объяснять суть нашей работы, но удается не всегда. Есть у нас такие трудности, с которыми не сталкиваются наши единомышленники из Петрозаводска. К примеру, в Суоярви нет передержек – никто не готов взять животное на несколько дней или недель, пока не найдется постоянный хозяин.

То, что делаем мы, можно делать и в других городах, но нужно отвлечься от эмоций. Позиция должна быть жесткой и грамотной. В Питкяранте, к примеру, приют был, но закрылся. У них прикормленные возле приюта собаки людей пугали, закончилось битьем стеклом и даже убийством питомцев. К сожалению, приходится признать: любовь к животным должна быть разумной и без фанатизма, иначе получается больше вреда, нежели пользы.

Записал Георгий Чентемиров

Абзац
comments powered by Disqus