«Детских домов не должно быть»

Об упразднении детдомов: «Детских домов в принципе не должно быть. Нужны учреждения, где ребенок может проживать временно, пока семья находится в сложной жизненной ситуации. Сейчас у нас есть девочка 13 лет. У нее серьезная инвалидность. Она как раз пришла к нам из Дома ребенка. Но появилась женщина-москвичка, которая собирается забрать ребенка. Причем она готова даже оплатить ей операцию».

В сентябре все детские дома в Карелии упразднят. Их место займут государственные организации соцобслуживания. К тому же эти учреждения перестанут подчиняться Министерству образования и перейдут к Министерству здравоохранения и социального развития. Что такая реорганизация означает для детских домов и почему подростки предпочитают не уходить в семьи, «Республика» обсудила с исполняющей обязанности директора ГБОУ РК «Детский дом № 2» Ариной Калининой.

Один детский дом – это достижение

— Сегодня в петрозаводском детском доме 58 человек. Это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Раньше воспитанников было значительно больше. Скажем, лет десять назад у нас насчитывалось до 110 детей. Да и по городу детдомов было не один, а четыре. Причем в каждом – более сотни детишек. Все это результат перестройки и лихих 90-х. Почему все изменилось? Такая политика государства. Она направлена на то, чтобы дети жили и воспитывались в семье. И потом изменилось качество жизни, активно ведется профилактика сиротства. Один детский дом на весь город – это достижение. К тому же у нас самое большое подобное учреждение по республике.

Берут маленьких

— Вы знаете, сегодня детей активно берут в семьи. Причем жители не только Карелии, но и центральных областей. Все наши дети состоят в государственном банке данных. Также мы размещаем информацию о наших воспитанниках на официальных сайтах по устройству детей в семьи. Помогает, конечно, и развитие информационных технологий.  Есть определенные психологические особенности этого возраста. Бывает и так, что сами дети не хотят уходить из детдома. Здесь они живут группой, у них уже сформировано товарищество, многие из них общаются со своими родственниками. Некоторые подростки вообще не видят смысла уходить в семью. Хотя мы объясняем им, что они могут обрести в лице взрослых хороших друзей, которые помогут им устроиться в жизни.

— Тенденция такая – берут маленьких детей, долгое время все хорошо. А потом приходит подростковый возраст, который сам по себе кризисный, да и дети непростые. Начинаются сложности, и приемные родители не справляются, возвращают детей в учреждение даже после 10 лет совместной жизни. В то же время дети с ограниченными возможностями порой приходят к нам еще из Дома ребенка, то есть они проводят в учреждениях чуть ли не по 20 лет. Однако бывает и совершенно по-другому. Например, сейчас у нас есть девочка 13 лет. У нее серьезная инвалидность. Она как раз пришла к нам из Дома ребенка. Но появилась женщина-москвичка, которая собирается забрать ребенка. Причем она готова даже оплатить ей операцию.

Новые принципы

— На сегодняшний день мы не можем сказать точно, как будет работать новая система. То, чем мы занимаемся сейчас, так и останется, просто появятся дополнительные функции. Возможно, нашему учреждению проще. У нас уже есть сопровождение замещающих семей и постинтернатное сопровождение выпускников. Мы открыли соответствующие отделения в январе 2015 года. Мы предполагаем, что еще одним из направлений нашей деятельности может стать профилактика социального сиротства. Это работа с семьей еще до кризиса, чтобы ребенок вообще не попадал в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Механизм такой: возникла сложная жизненная ситуация в семье – ребенок поступает в учреждение. Тут он находится на временном стационаре, а параллельно специалисты работают с его семьей. Скорее всего, мы будем выявлять неблагополучные семьи и работать с ними, чтобы предупредить в дальнейшем социальное сиротство. В постановлении правительства России вообще упор делается на то, чтобы сократить время пребывания ребенка в спецучреждении, чтобы дети уходили в семьи в том числе в подростковом возрасте. Однако надо понимать, что исключить ситуации, когда дети подолгу живут в центре, не удастся. Да, число детей в наших учреждениях сократится, но не исчезнет полностью.

Ребенок должен жить в семье

— Возможно, после реорганизации все направления по работе с семьей начнут проводить на базе одного учреждения, что значительно повысит качество предоставляемых услуг. И это только к лучшему. Вообще, конечно, будущая реорганизация — логичное развитие. Детских домов в принципе не должно быть. Нужны учреждения, где ребенок может проживать временно, пока семья находится в сложной жизненной ситуации. Детям надо жить в семье, это однозначно. А специалисты нужны, чтобы помогать и поддерживать, в дальнейшем при необходимости и сопровождать данные семьи.

Беседовала Анна Щербухина