Что год грядущий нам готовит?

О ФЦП: «Как раз в Карелии знают, что надо делать. Обнадёживающая нас ФЦП задаёт по крайней мере вектор нашего движения. Тут нечем возразить даже критикам власти».

Этот вопрос одновременно обыденный и тревожный. Но главное в нём — не ответ, который у каждого свой, а само приглашение поразмыслить вместе. Мы вступили в один из самых ответственных периодов жизни страны. Поколения здравствующих обязаны не только изменить к лучшему собственное бытие, но облегчить работу над нашими ошибками своим детям и внукам. Нам, в Карелии, не легче, чем другим. Но понятнее, чем заняться.

Мы опять о Федеральной целевой программе — ФЦП. Без неё мы и дальше будем, образно говоря, откапывать от снега наши авто, не вполне представляя, куда ехать. Можно, конечно, попутно посыпать дорогу крошкой, а голову — пеплом и со сходным смыслом клеймить зиму и власть. Только стоит ли на это тратить время?

Конечно же, проблемы Карелии производны от общероссийских. Скажем больше: многих беспокоят не столько трудности, переживаемые страной, сколько разноголосица по поводу путей их преодоления. Особенно когда должностные лица, ответственные за наше будущее, уподобляются горячим полемистам у Владимира Соловьёва. Мы будто забыли мировой, да и самый что ни на есть отечественный опыт: без единства помыслов, помноженных на державную, но главное – волю каждого, мы так и будем преодолевать пропасть за несколько прыжков. С последствиями, неминуемыми после первого. Увы, наша наследственная зависимость от нефтегазовых цен разнообразится разве что не менее традиционными обещаниями прорывов в прочих хозяйственных сферах. Скажем честно: Карелию не поднять без остальной России, но и всей России нужна помощь от Карелии, по меньшей мере пример нашего не уныния, а негромкого упорства.

Но повторим: как раз в Карелии знают, что надо делать. Обнадёживающая нас ФЦП задаёт по крайней мере вектор нашего движения. Тут нечем возразить даже критикам власти. Не ради вящего оптимизма приободрю скептиков своим опытом. Во время службы на Северном Кавказе в начале 2000-х мне не раз приходилось переводить иностранным гостям тогдашнего главу Чечни Ахмат-хаджи Кадырова: «Война продолжается?» — «Да, продолжается». — «Правда, что главная проблема — в нехватке денег?» — «Правда». — «Вы довольны, как идёт восстановление Грозного?» — «Нет, недоволен». И наконец: «Какой вывод из этого следует?» — «Идём правильным путём. Лет через десять Чечня забудет о войне»… Ответная реакция обличала либо Кадырова в неадекватности, либо переводчика — в некомпетентности. Прошли эти десять лет, которые, конечно же, ни у кого не вызывали умиления. Но вот, покидая прошлым летом Грозный, а он безо всяких военно-исторических оговорок превратился в Дубаи, я не мог не откликнуться на шумное изумление соседки-москвички, устраивавшейся в кресле рядом: «Говорили — война… бомбёжки… разруха… А тут круче, чем Эмираты… И чего только генералы не придумают, чтобы деньги отмыть!..»

Карелия ничего не придумывает. На первый взгляд она выглядит так же, как и десять лет назад. Только ещё в 2012 году регион покинули три с половиной тысячи наших земляков, а в 2015-м — на 500 человек меньше. Не легче, чем в Чечне, идёт адаптация каждого района под возможности ФЦП — в её максимальном (что мало реально), «усреднённом» (за что ещё надо побороться) и минимально допустимом финансовом выражении. Есть Птз, запустивший-таки судостроительное производство. Есть и давно «запущенный» Суоярви, надеющийся на масштабный проект Северо-Западного коридора развития. Есть китайцы, готовые в этот проект вложиться. Есть и другие, кто ждёт дополнительных федеральных гарантий. А между всем этим — турпоток, худо-бедно возрастающий на ежегодные 15-17 процентов, новые поезда-«Ласточки» и реанимируемый петрозаводский аэропорт. Улыбнёмся: его название вызывают характерные диалоги столичных пассажиров: «Точно не помню… что-то связанное, по-моему, с нечистой силой».

И всё же движение, особенно с приложением «чистой силы», всяко лучше пустого ожидания. Хоть и не скажешь, сколь обнадёживают нас более 10 тысяч км только федеральных и региональных автодорог при полутысяче мостов. Включая Гоголевский, который после реконструкции справедливо переименовать в Патрушевский. Все прочие мосты-дороги точно так же связывают беды и надежды граждан доселе дотационного региона. Увы, зависимость от других — суть большинства наших проблем. К счастью, есть сограждане, которые пишут в соцсетях: «Идите, работайте!» и «Одна из наших бед в том, что за критикой теряем суть проблемы…» Есть, разумеется, и те, кому этот призыв обращён. Поэтому не надо менять свои мозги на чужие.

Общий знаменатель грядущего года в том, что сезон беззаботного шуршания листиками остался в прошлом, а зима — не только в её погодном воплощении — может затянуться. Что ж, будем идти, потеплее одевшись. Иногда под горку. Чаще наоборот. Дороги проще у нас всё равно нет. И помнить о неизбежной смене времён года. Ибо с ощущением всепогодности жизни приходит умение её ценить…