Чего же ты хочешь?

О сносе стелы на площади Гагарина в Петрозаводске: «Кому-то Биг-Бен нравится, потому что здесь он или она назначает свидания, кому-то — нет (например, из-за неудобства пить тут пиво), большинству же он, думается, безразличен. Дело в другом. Критики стелы, не претендующей, на наш взгляд, на статус её знаменитого оригинала, сделали всё, чтобы она символизировала своё ленобластное происхождение с попутным напоминанием о главе региона».

Этот вопрос памятен не только известным романом, но и как третий в списке «великих отечественных» после «что делать?» и «кто виноват?» Уже поэтому поищем на него такие ответы, которые не всех устроят, но расставят хотя бы некоторые точки над петрозаводским Биг-Беном.

Как известно, городской суд Птз удовлетворил требования архитекторов и принял решение демонтировать стелу в течение двух месяцев. Ответчики — администрация Птз и компания «Мир камня», установившая стелу, должны возместить 50 тыс. рублей госпошлины. Раз подписано пером, стало быть, вырубят топором. Так и будет, если старшие судебные инстанции подтвердят: да, высшие интересы горожан требуют разрушить Биг-Бен, как учили, — до основанья. А затем?

Затем мы и предпочли эту сугубо петрозаводскую тему явно напрашивающимся пудожским, китайским, даже еврозийскими перспективам-проектам — очень уж она показательна своей, по меньшей мере, провокационностью. О вкусах не спорят и их не судят, тем более люди в мантиях: кому-то Биг-Бен нравится, потому что здесь он или она назначает свидания, кому-то — нет (например, из-за неудобства пить тут пиво), большинству же он, думается, безразличен. Дело в другом. Критики стелы, не претендующей, на наш взгляд, на статус её знаменитого оригинала, сделали всё, чтобы она символизировала своё ленобластное происхождение с попутным напоминанием о главе региона. Далее — по не ушедшему в прошлое теоретику «оранжевых революций» Джину Шарпу: «Свержение режима начинается с низвержения сакральных для него памятников». На сакральности башенки с часами и доской с именем Гагарина мы не настаиваем. Зато вспомним, что, например, в Ленинграде на рубеже 80-90-х годов общественные брожения начались с защиты рушившегося дома Рогова, а конец советской эпохи символизировал снесённый памятник на Лубянке. О пресловутом «ленинападе», единственно задающем смысл новой культуре Киева, добавить нечего. Или чем больше рушат, тем прикольнее?

Есть, о чём спросить не только суд, но петрозаводчан. Во-первых, действительно ли большинство из нас считает «проблему Биг-Бена настолько насущной, чтобы на его снос изыскивать десятки, а может, и сотни тысяч целковых? Хорошо, деньги на «благое дело» нашли. Что дальше? Бездушно разровненная середина примыкающей к вокзалу площади? Хотите, чтобы здесь что-то появилось взамен? Что именно? Ладно, скажем, стела в честь Города Воинской славы. Тут есть с чем согласиться и о чём поспорить. Например, вам не кажется, что памятник – от слова память? А если так, то суета пассажиров с чемоданами под громкие объявления об окончании посадки, согласитесь, диссонируют с венком-букетом или просто россыпью намокших от дождя папирос, как у безымянной могилы… Кому это непонятно, дальше могут не читать. Ничего прикольного не будет.

Во-вторых, нет ли даже в санкционированном порушении (здесь Биг-Бена) признаков неспособности к созиданию? Проходя на протяжении четырех лет мимо базарно-декорированных развалин бывшей поликлиники, я задаюсь «варяжьим» вопросом: почему архитектурной и прочей общественности Птз, добившейся-таки сноса «эстетически не законного» Биг-Бена, не удалось придать проспекту Ленина хотя бы эстетичного вида из окна, как никак, на главную губернскую улицу (по поводу прочих республиканских столиц пусть несогласные приведут хотя бы слайд-аргументы, если найдут что с чем сравнить).

В-третьих, производное от «во-вторых», а по рискам — себе в под дых. Сменивший уже 5 разноудалённых областных центров, я не могу понять, чего же хочет мой уже 4 года «среднестатистический» земляк, задорно вбрасывая в общероссийские СМИ примеры местнических приколов. Я искренне не знаю, как ответить на томагавком вернувшийся мне вопрос: правда ли, что в Петрозаводске решили разрушить созданный питерцами ансамбль привокзальной площади? Никто по большому счёту не знает, что это за ансамбль, чем знаменита сама площадь и причём здесь питерцы. Но подброшенная тема сначала воспринимается как провинциальная хохма, потом вызывает презрение ко всему, что исходит от Карелии и Петрозаводска, до сих пор массово ассоциируемых с интеллектуальным центром экологически незапятнанного края. Это ли нам надо? Или, может, опять вспомним старину Шарпа, и дело тут в дискредитации не одного края, а краёв, сводимых общим доселе центром, да ещё именем Гагарина?

В уже отдаляющемся 2011 году на жидкокристаллическом евроэкране возник образ революционно настроенного ливийца с автоматом Калашникова. Он только что под камеру пописал на какой-то местный монумент. Героя репортажа спросили: зачем? Он с улыбкой ответил: чтобы было прикольно… Может, этот прикольщик остался в живых и готов внести свой вклад в мультикультурность всей Европы?