Аркадий Паровозов спешит на помощь

«Только люди с плохой памятью могут утверждать, что вот в прежние-то времена все было по-другому, и тогда ранняя самостоятельность не сулила начинающим гражданам никаких неприятностей. Просто, видимо, раньше о безопасности детской жизнедеятельности как-то не принято было много говорить».

Мать с шестилетним стажем размышляет о том, насколько самостоятельные прогулки детей на свежем воздухе в наше время опасны для психики родителей.

Майя Гераськина

Майя Гераськина

– На простой детский вопрос: «Мама, а можно я сегодня пойду погуляю ОДНА?» про себя я тут же отвечаю: «Конечно, зая, ступай, а я тут пока немного побьюсь в истерике, потому как с тобой может случиться страшное». Вслух я обычно произношу что-нибудь для переключения детского внимания на другие глобальные проблемы из жизни дошколят, а вопрос с каждый днем становится все злободневнее.

Моей дочери уже шесть лет, и мне страшно оставлять ее на улице без присмотра. В чем-то я даже понимаю своих подруг, которые до сих пор водят уже достаточно взрослых детей в школу, и, кажется, планируют сопровождать их по жизни до самого конца собственной. Но что-то явно надо менять, потому что где-то в глубине души я все-таки за свободу и независимость.

Не так давно ребенку удалось отпроситься «ну-хотя-бы-на-пять-минут» на детскую площадку возле дома. Я наблюдала из окна, как происходит стыковка с землей вылетевшей с каруселей дочери, и вспоминала, как чудом уцелела в процессе собственного детства. Это только люди с плохой памятью могут утверждать, что вот в прежние-то времена все было по-другому, и тогда ранняя самостоятельность не сулила начинающим гражданам никаких неприятностей. Просто, видимо, раньше о безопасности детской жизнедеятельности как-то не принято было много говорить.

На протяжении всего детства нас окружали манящие стройки, соблазнительные лесополосы и суровые советские детские площадки, да и разного рода «любители детей» возникали на горизонте с завидной регулярностью.

А ведь я сама водила себя и младшую сестру в детский сад, после которого, кстати, гуляли мы далеко не только во дворе. При этом на протяжении всего детства нас окружали манящие стройки, соблазнительные лесополосы и суровые советские детские площадки, да и разного рода «любители детей» возникали на горизонте с завидной регулярностью. Помню, один дяденька все пристраивался к окнам нашего детского туалета. Сначала мы, эгоистичные представители младшей школы, возомнили, что он приходит на нас посмотреть, но потом самые усидчивые разглядели-таки фиолетовую от мороза суть его демонстраций. В чем, кстати, суть, мы тогда не очень поняли, но сильно удивились, когда окна девчачьей уборной оказались полностью закрашены изнутри противной зеленой краской. Наверное, чтобы со стенами гармонировали, подумали мы, не дождавшись объяснений от старших товарищей.

В другой раз какой-то незнакомый мужчина решил пообщаться лично со мной прямо на входе в подъезд моего родного дома, куда я возвращалась от подруженции аккурат после просмотра «спокойной-ночи-малышей». Общение как-то сразу не заладилось, особенно после того, как дядя пытался закрыть мне рот своей прокуренной лапой. От возмущения я заорала так, что была тут же оставлена собеседником, а мама и даже некоторые из соседей с верхних этажей повыбегали из квартир. Последние, впрочем, сразу же забежали обратно, на чем общественный резонанс происшествия, собственно, и угас.

Вообще в начале жизни везение меня просто преследовало – все полученные в ранние годы травмы оказались довольно хорошо совместимыми с жизнью.

Потом я уже по собственной инициативе ходила домой к малознакомым людям из соседнего дома смотреть миленьких новорожденных щеночков… И вновь повезло – питомцы там действительно были, а мне за это ничего не было.

Вообще в начале жизни везение меня просто преследовало – все полученные в ранние годы травмы оказались довольно хорошо совместимыми с жизнью. И несмотря на заслуженное сотрясение мозга, я, как выясняется, неплохо помню свое счастливое детство, в связи с чем мне еще сложнее выпускать на волю чадо собственного производства. Но я честно пытаюсь! Причем в последнее время в этом мне сильно помогает супергерой Аркадий Паровозов. Теперь предваряющие свободный выгул потомков серии бесед про коварных незнакомцев и опасные для здоровья детские спортивные сооружения проводятся в нашей семье при поддержке отечественной анимации.

Хорошие карельские книги. Почти даром