Вспоминая блокаду

Корреспондент газеты «Олония» поговорила с Алисой Кузнец — женщиной, пережившей блокаду Ленинграда, и пришла к выводу, что читать о войне и слышать рассказ о ней из первых уст — не одно и то же.

Современное поколение не может представить себе в полной мере ужасы Великой Отечественной войны. Не потому, что не хватает ума или сердца, просто потому, что читать о трагедиях на страницах книг и говорить с непосредственными участниками тех событий — не одно и то же. А тех, кто может рассказать, как все происходило на самом деле, с каждым годом становится все меньше.

Один из самых страшных периодов военного времени — блокада Ленинграда. Почему, думаю, никому объяснять не надо. Тех, кто не понаслышке знает, что это такое, и может поделиться воспоминаниями, в Олонецком районе осталось всего одиннадцать человек. Одна из них — Алиса Фоминична Кузнец.

Алиса Фоминична родилась в 1929 году в деревне Юкки, что в 18 километрах от Ленинграда.

— Летом у нас хорошо было, красиво, — вспоминает она. — Пионерлагеря работали, приезжали детские сады. Зимой катались на лыжах и санках: хоть и бедно жили, а весь спортинвентарь имелся.

В 1938 году отца Алисы Фоминичны арестовали.

— Была пора сенокоса, папа сидел во дворе и точил косу. Тут подъехала машина, из нее вышли три человека в черной форме и забрали его. Младшая сестра, Эльвира, расплакалась. Один из мужчин ее утешал: не плачь, мол, папа завтра вернется. Через три месяца отца расстреляли.

Фото: газета "Олония"

Фото: газета «Олония»

Мать осталась растить пятерых детей одна.

Узнали, что началась война, по радио. Когда враги взяли Ленинград в кольцо, деревенские жители получали продукты в городе по таким же продовольственным карточкам, что и ленинградцы, те же 125 граммов хлеба.

Когда перекрыли Дорогу жизни и взорвали главный склад, где хранилось большинство продовольствия, начался голод. Единственную корову матери пришлось отдать в госпиталь, чтобы накормить раненых, самим достались только голова и внутренности. Подкармливали молодые парни-часовые. Во дворе стояла поленница, там они оставляли то хлеб, то еще что-нибудь съестное. Так и жили.

Ударили морозы. Со стороны Белого Острова (искусственно созданный остров в устье р. Невы — прим. ред.) и Выборга потянулись беженцы — немец подошел совсем близко. Люди проходили мимо их деревни. Кому-то от голода и трудного пути не хватало сил идти дальше — многие умирали прямо на дороге. Запомнился Алисе Фоминичне один эпизод: двое, мама с дочкой, попросились на ночлег к ним домой. Утром их обеих нашли мертвыми — слабость взяла свое. Земля промерзла, никого не хоронили, тела просто складывали кто за сараем, кто на заднем дворе. Умерших было слишком много.

Когда снова открыли Дорогу жизни, в Ленинград стали поступать продукты, началась эвакуация.

— Нас тоже увезли в Красноярский край, — рассказывает моя собеседница. — Ехали по Ладоге. У нас на глазах тонули машины с людьми. Мама нас закрыла одеялом, чтобы не видели ничего.

После окончания войны семья вернулась в Ленинград. В послевоенное время тоже жилось несладко, город долго восстанавливался. Алису Фоминичну взяли ученицей прядильщицы. Потом уехали в Удмуртию, какое-то время жили там.

С 1953 года и до выхода на пенсию Алиса Фоминична работала в Олонецком СМУ. Профессий освоила немало, и не самых легких: землекопа, бетонщика, изолировщика, каменщика. Долгое время была бригадиром — под ее началом построено немало домов, в том числе и дома на улице Володарского в Олонце, и Коверская школа. Бригада состояла исключительно из женщин.

— Брюки тогда не принято было носить, работали в юбках. Зимой — весь подол в сосульках, — вспоминает она. — Техники никакой не было, все делали вручную. Мы закладывали фундамент для зданий: сами копали, заливали бетон. Кроме того, разгружали вагоны. Все женщины делали! Работали на совесть.

И это правда: у Алисы Фоминичны множество благодарностей, знаки отличия, не раз ее портрет висел на Доске почета. Легкой работы в ее жизни не было никогда.

72 года назад блокада Ленинграда была снята. По разным данным, за время осады в городе погибли от 400 тысяч до 1,5 миллиона человек, большинство из которых похоронены на Пискаревском кладбище. У входа на кладбище увековечены блокадные цифры: «С 4 сентября 1941 года по 22 января 1944 года на город было сброшено 107 158 авиабомб, выпущено 148 478 снарядов, убито 16 744 человек, ранено 33 782, умерло от голода 641 803». В память о блокаде каждый год 27 января отмечается День воинской славы России — День снятия блокады Ленинграда.

Материал предоставлен районной газетой «Олония»

Специальный проект "Районы говорят"