Дом несестринского ухода

Кондопожские журналисты безуспешно пытаются привлечь внимание к частному дому престарелых, о котором ходят самые пугающие слухи.

Кондопожские журналисты безуспешно пытаются привлечь внимание к частному дому престарелых, о котором ходят самые пугающие слухи.

Существуют проблемы, которые не решаются годами. Сегодня мы возвращаемся к теме, обсуждавшейся в городе более года назад — так называемым домам сестринского ухода Ирины Гольдфейн. Об этом настоятельно просили читатели районной газеты «Новая Кондопога».

Редакция, занимаясь проблемами, о которых рассказывают земляки, утопает в переписке, бывает, месяцами ждет ответов, неоднократно посылая запросы. Но другого пути, чтобы хоть чего-то добиться, просто нет.

16 апреля 2014 года в нашей газете был опубликован материал «Нехорошая квартира, или Куда же бабушек девать?», в котором рассказывалось о деятельности организованных в городе частных домов сестринского ухода. Один из них размещался в то время в квартире первого этажа д. 7 по пр. Калинина, другой — в частном доме на ул. Советов. Эти «дома» — нелегальные, поскольку нигде не зарегистрированы. Но людей сюда принимают на работу — об этом свидетельствовали объявления в местной газете частных объявлений.

Первыми забеспокоились в Кондопожской ЦРБ, куда иногда доставляли подопечных нелегального дома сестринского ухода. Отреагировали и в центре «Забота» — поставили в известность администрацию района, откуда официальный запрос с просьбой провести проверку направили в правоохранительные органы. Однако ответа так и не дождались.

Тогда в полицию отправился корреспондент газеты и выяснил, что участковый уполномоченный все-таки проверил квартиру в д. 7 по пр. Калинина. Там действительно проживали шесть бабушек, у которых претензий по содержанию не было. Не было у них и документов, как оказались здесь, тоже вспомнить не могут. А хозяйка утверждала, что оказывает бабулям благотворительную помощь, и доказать корысть в ее действиях очень не просто.

Вместе с сотрудниками полиции журналист побывал в указанной квартире. Каждая из четырех комнат была оборудована кроватями, на которых сидели или лежали уже восемь бабушек. Жалоб от них мы не услышали, а хозяйка даже пригласила корреспондента на обед, чтобы продемонстрировать, как питаются ее подопечные. Ирина Фридриховна Гольдфейн утверждала, что совершает благое дело — заботится о стариках, за которыми у их родственников нет возможности, а иногда и желания ухаживать. Она настаивала, что делает это безвозмездно. Хотя, конечно, верилось в это с трудом. Откуда у нигде не работающего человека средства на питание, лекарства, содержание такого количества стариков?

— Страшноватая статья, — прокомментировали публикацию на сайте газеты «НК».

— Тут были недавно крики, почему население молчит, не сообщает в органы о незаконных свалках, сделках и т.д. Ай-яй-яй, какие у нас безответственные граждане! А где реакция властей? Я не против подобных организаций — легализуйтесь, платите налоги, и вам скажут только спасибо. Кто вообще хозяин в городе?..

После публикации частный дом сестринского ухода из квартиры в доме на пр. Калинина съехал. В редакции ждали ответа из полиции, где нам пообещали продолжить проверку. Однако уже 11 апреля 2014 года ОМВД России по Кондопожскому району принимает решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях И. Гольдфейн состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство). 1 апреля прокуратура района это решение отменила и направила материал для проведения дополнительной проверки. Информации о ее результатах в редакцию не поступало.

Почему забеспокоились соседки по палате?

8 июля в редакцию газеты «НК» приходила женщина, не пожелавшая назвать своего имени, с просьбой от имени редакции обратиться в правоохранительные органы, для того чтобы еще раз проверить деятельность И. Гольдфейн.

Она сообщила, что ночью 30 июня в Кондопожскую ЦРБ, в палату № 4 на 7-м этаже, в очень тяжелом состоянии была доставлена пожилая женщина. От нее соседки по палате узнали, что 23 мая перенесла операцию по ампутации ноги и нуждается в уходе. У Анны есть две дочери. Одна, проживающая в Санкт-Петербурге, от ухода за матерью отказалась. Вторая, из Москвы, устроила ее в частный дом сестринского ухода на ул. Советов в Кондопоге.

Анна рассказала соседкам, что на попечении И. Гольдфейн находятся 12 бабушек, которые перечисляют ей свои пенсии. Женщины были крайне удивлены, что уход за пожилыми гражданами осуществляется людьми, не имеющими медицинского образования, что подобная деятельность никем не контролируется и никто не проверяет, как бабушек содержат и лечат, чем их кормят. Насторожило их и поведение И. Гольдфейн, которая приходила Анну навещать. Со своей подопечной она разговаривала грубо, перевязку ей делала очень небрежно. У соседок по палате возникло впечатление, что бабулю, которая страдает сахарным диабетом, плохо кормят, не соблюдают диету, в связи с чем у нее были плохие анализы по содержанию сахара в крови. 6 июля ее из больницы выписали.

Обратившаяся в редакцию женщина сообщила, что в городе ходят разговоры, что попасть в частный дом сестринского ухода могут далеко не все желающие — тех, у кого пенсия небольшая, туда не берут.

Ждите ответа, ждите…

С просьбой организовать проверку этих данных 10 июля редакция «НК» снова обратилась в прокуратуру, откуда 17 июля сообщили, что наше обращение направлено начальнику ОМВД России по Кондопожскому району А. Ховатову для проведения проверки «на предмет наличия (отсутствия) в действиях И. Гольдфейн состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ». Ответа о принятом решении, в соответствии с требованиями ст. 145 УПК РФ, редакция до сих пор так и не дождалась ни из полиции, ни из прокуратуры.

Единственное, что предоставила полиция в адрес редакции 31 июля — постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, датированное (внимание!) 5 мая 2014 года.

Что же удалось установить нашему управлению экономической безопасности и противодействия коррупции? То, что в указанной квартире на момент проверки действительно проживали семеро пожилых людей, которые претензий к ухаживающей за ними И. Гольдфейн не имели. Сама Гольдфейн от дачи показаний отказалась. Деятельность ее нигде не зарегистрирована, проверки контролирующих органов в ее отношении не проводились. Родственники проживающих у нее престарелых людей пояснили, что услуги они не оплачивают, а передают только продукты, медикаменты и иные предметы первой необходимости. Жилье, где ранее проживали бабушки, либо пустует, либо его используют родственники.

«В действиях И. Гольдфейн могут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, — говорится в постановлении, — при условии получения достаточных данных, указывающих на осуществление ее деятельности по содержанию престарелых граждан в течение определенного периода времени с одновременным получением И. Гольдфейн дохода от этой деятельности в крупном размере, в сумме, превышающей 1,5 млн руб.» А поскольку «в ходе проверки не собраны данные, указывающие на получение И. Гольдфейн дохода от проживающих у нее граждан и их родственников», значит, в ее действиях «отсутствуют признаки состава преступления».

Итак, дело было закрыто. Вопрос главврача Кондопожской ЦРБ Л. Егоровой, имеет ли И. Гольдфейн право принимать на обслуживание и уход пациентов, представлять интересы проживающих у нее женщин и распоряжаться их медицинской документацией, остался без ответа.

Хочу рассказать всем

А в сентябре начались волнения в социальных сетях, когда там выложили такое сообщение:

«- Хочу рассказать всем про сестринский дом ухода в Кондопоге по адресу: ул. Советов, д. 147-с, хозяйка Ирина.

Отдали нашу бабушку на уход в этот дом. Питание скудное, бабушек кормят промолотой пищей, т.к. это готовить проще, быстрее глотают, не жуя долго, отсюда проблемы с пищеварением. Мы стали покупать дополнительно мясное детское питание. Покупали на месяц — через неделю его нет. Спросили, как так, но внятного ответа не получили. Ирина раздражается, когда её просят рассказать про то, что мы покупали — питание, лекарства. Всё стоит бешеных денег, и, естественно, мы хотим как-то проконтролировать это всё. Бабушки полуголодные, хотя она уверяет, что у неё питание хорошее. Поварёшка супа жидкого на обед, половинка ёжика (рис с курицей), смешивает и первое, и второе в блендере — вот и весь обед до ужина. На замечания агрессивно реагирует, вопросы, связанные с деньгами, для неё вообще больные. Постоянно что-то покупает без нашего ведома, за что приходится отдавать деньги.

Обвинила нашу бабушку, что та ей булавкой якобы антипролежневый матрас проколола, хотя бабушка булавку при нас расстегнуть даже не смогла — нет сил в руках. А, извините, почему у больного человека в руках булавка оказалась? А если в глаз себе? Сегодня в итоге вообще выгнала нашу бабушку из этого дома, так как ей не нравится контроль наш. Работает как частное лицо, никаких документов не предоставляет. В её доме идёт глобальная стройка, видимо, и бабушек она набирает, чтобы дом построить. И этот человек говорит еще о Боге! Никому не советую своих стариков туда сдавать».

Сообщение активно обсуждали кондопожане:

«- Про этот дом ухода все плохо говорят. Лежала у нас бабулька одна месяц, потом ее туда родственники отдали и через 2 недели вернули к нам, так как ее там били. Когда от нас выписывалась, была без пролежней, с дома ухода перевелась — появились пролежни на коленках и на крестце.

— Но есть соцорганизации, к которым вы можете обратиться в такой непростой ситуации…

— Нас Ирина уверяла, что работает от Пенсионного фонда. Кроме того, мы подали документы в социальный дом ухода… Но там всё сложно, долго. Врачи не давали справки, кое-как собрали, подали, рассмотрение — месяц. Но мест пока нет. И сиделку найти нереально, даже за такие деньги.

— Про это заведение все — правда, у меня сестра там работала и рассказывала, что и как…

— Я одно не понимаю, это же все незаконная деятельность. Почему ее до сих пор не привлекли?! Много наслышана… Можно сказать, почти соседи…

— Я тоже этим вопросом весь день задаюсь, и многие знают о ней всё это. Она мне как-то звонила, спрашивала можно ли мой телефон участковому дать, он интересовался, откуда бабушка и всё такое. Так мне никто и не звонил. Видимо, ее периодически навещают, но не более того. Буду трубить во все органы, везде, где можно!»

Автор сообщения свое обещание сдержала. Официально обратилась в прокуратуру республики, откуда ей сообщили, что ее обращение отправлено в прокуратуру Кондопожского района для проведения проверки. Написала она письмо и в редакцию районной газеты. Среди полученных нами от нее материалов и скриншот электронной переписки с И. Гольдфейн от 25 июня 2015 года:

«- Добрый день! Где находится ваш дом пребывания, сколько стоят ваши услуги в сутки, что нужно для оформления?

— День добрый! Находимся в Карелии, г. Кондопога. Чистый деревянный, отдельно стоящий благоустроенный дом.

Карта медицинская обязательно, страх. мед. полис, копия паспорта, никакого оформления не надо…

660 руб. в сутки, памперсы, лекарства — ваши. Срок любой, то есть до конца.

С уважением, Ирина».

P.S. Подготовленный материал отправлен в прокуратуру района.

Материал предоставлен районной газетой «Новая Кондопога»

Специальный проект "Районы говорят"