Новая дорога Виктора Россыпнова

За республиканские дороги в команде правительства Карелии теперь отвечает Виктор Россыпнов. Бывший руководитель петрозаводского следственного отдела пришел наводить порядок в Управтодор после того, как предыдущую дирекцию предприятия обвинили в получении взяток. Давая интервью для проекта “Лица правительства”, Россыпнов, казалось, взвешивал каждое слово. Но сделал несколько откровенных признаний, например о том, как на пике карьеры решился изменить профессию.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— С чем вы столкнулись, придя на эту должность весной прошлого года?

— В нашем управлении должен присутствовать один главный принцип: принимать можно только те работы, которые фактически были выполнены, и выполнены качественно. Несмотря на то, что это принцип простой, он соблюдался здесь не всегда. Именно поэтому сейчас руководство и многие эксперты управления (теперь уже бывшие) привлекаются к уголовной ответственности.

В свое время здесь была выстроена целая коррупционная система, выгодная подрядчику, осуществляющему содержание автомобильных дорог Карелии. Принимались и оплачивались работы, которые выполнялись некачественно или вообще не выполнялись. В этом были заинтересованы и руководство, и значительная часть экспертов, принимавших эти работы на местах. Отсюда и все беды.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— На днях суд уже дал первые оценки этой ситуации, а вы в свою очередь, в самом управлении, как изменили сложившуюся систему?

— Прежде всего мы провели ротацию кадров, затем увеличили число экспертов в районах, то есть исключили такую ситуацию, когда один эксперт отвечает за три района и в принципе физически не может одновременно в трех точках проконтролировать работы. Также постарались максимально объективизировать работу экспертов с помощью видео- и фотоконтроля, а также GPS-мониторинга.

— В чем вы сегодня видите свою главную задачу на вашем посту?

— Обеспечение проезда до населенных пунктов — чтобы все без исключения люди могли комфортно добраться до своего дома.

— Как горожанина вас устраивают петрозаводские дороги?

— Не все дороги в надлежащем состоянии. Если говорить об уборке, то надо знать, на какие нормативы ориентируется городская администрация. Но в целом я вижу, что город чистят. Я в этом году застрял только один раз, и то заезжая во двор. 4 года назад в такую же снежную погоду мне приходилось звонить товарищам, чтобы приехали на джипе и помогли вывезти детей в садик.

— Отвечая за дороги республики, вы, тем не менее, как-то влияете на состояние муниципальных дорог?

— Да, мы взаимодействуем со всеми администрациями. И даже на уровне правительства это взаимодействие организовано. У премьера есть оперативная, буквально ежесекундная связь со всеми главами поселений. Он лично контролирует, не замело ли где дорогу, нет ли перебоев с поставками топлива. И чуть только поступает сигнал, что есть проблемы с проездом, сразу всё начинает решаться, благо современные технологии позволяют делать это в режиме онлайн.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— По вашему мнению, проблема с плохими дорогами в Карелии в принципе решаема?

— У нас в Карелии 6 500 км дорог. Из них чуть более 2 000 км — в асфальте. А больше 1 000 км — это просто грунтовые дороги. Поэтому говорить, что в ближайшем будущем у нас все дороги будут в нормативном состоянии, пока преждевременно. Но основные дороги — соединяющие населенные пункты между собой — мы приводим в порядок в первую очередь, особенно «школьные маршруты». И с учетом федеральной программы “Безопасные качественные дороги” у нас большие шансы сделать это на достойном уровне.

— Когда заработает эта программа?

— Она стартует в 2019 году. За шесть лет Карелия должна получить 13 миллиардов. Больше миллиарда — уже в следующем году. В первую очередь мы займемся дорогой Шуйская — Гирвас, дорогой до города Суоярви, подъездом к Сегеже и водопаду Кивач.

Плюс к этому уже весной, сразу как сойдет снег, начнется ремонт на четырех участках за счет денег республиканского Дорожного фонда, в том числе тех, которые удалось сэкономить в прошлом году, не приняв и не оплатив некачественно выполненные работы.

Осенью заблаговременно мы провели торги и определили подрядчиков для выполнения работ.

Ремонты будут проведены в Пудожском районе, на школьном маршруте на автодороге «подъезд к поселку Стеклянное» и в Сортавальском районе, где на дороге до поселка Заозерный 4 километра в очень плохом состоянии.

Также в Лахденпохском районе будет отремонтировано чуть больше одного километра дороги в поселке Хийтола — местный депутат к нам обратилась, прислала красноречивые фотографии, на которых машина “Ока” чуть ли не тонет в большой яме.
Наконец, продолжится работа в поселке Леппяниэми Суоярвского района. Это все наработки еще прошлого года. И часть финансирования закрыта также 2018 годом.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Объясните, почему все-таки жители Суоёки были вынуждены сами строить себе мост?

— Дело в том, что к поселку Суоёки от поселка Леппяниэми есть один подъезд, находящийся на региональном балансе. И там тоже есть мост, который в этом году частично ремонтировался.

Тот мост, который жители поселка построили сами, находится на лесовозной дороге, которая никому не принадлежит, и потому государство просто не имеет права тратить на нее деньги.

Таких дорог и мостов у нас в лесах сотни, если не тысячи. Их прокладывают лесозаготовители для своих целей.

Насколько я знаю из разговоров с местными жителями, сохранить мост на лесовозной дороге они захотели, потому что на другой стороне реки Тарасйоки грибные и ягодные места, хорошая охота и рыбалка. Также летом там более близкий путь до поселка Найстенъярви. Молодцы люди, взяли инициативу на себя и этот вопрос решили. Это вызывает уважение.

— И вам не обидно, что сейчас ситуацию подают так, будто людям пришлось самим строить единственную и жизненно необходимую переправу, потому что власть отказалась им помогать?

— А на кого мне обижаться? Я уверен, что сами люди, которые этот мост строили, никак не пытались подать ситуацию в негативном свете. Они в свое время ко мне обращались, и наше общение было абсолютно адекватным. На вопрос, будут ли власти строить мост, я сообщил, что это не наш участок и государственные деньги нельзя тратить на чужое имущество. Они все поняли и задали абсолютно конструктивный следующий вопрос: если вы не будете строить, будут ли строить лесозаготовители? Я спросил у компании, они ответили: нет, нам мост больше не нужен. Тогда люди решили строить сами. Надо было только найти лес.

— И вы помогали им найти лес на строительство?

— Да, я помогал это делать. Повторюсь, я уважаю решение этих мужчин: собрались и сделали то, что им было нужно. И если можно поддержать таких людей, я был рад это сделать. Но с нашей стороны это было не столько исполнение служебных обязанностей, сколько простое желание помочь.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вы когда-нибудь думали, что будете отвечать за все республиканские дороги?

— Даже представить себе не мог.

— Как вы превратились из следователя в чиновника?

— Когда в 2004 году я перевелся из прокуратуры Сортавалы в Петрозаводск, Артур Олегович Парфенчиков был прокурором города. Какое-то время я был закреплен конкретно за ним — расследовал большое дело по организованной преступной группировке. Можно сказать, что Артур Олегович и воспитал как следователя. К моменту, когда он в 2017 году вернулся в Карелию в качестве исполняющего обязанности главы, я уже 6 лет руководил городским следственным отделом и понимал, что освоил это направление полностью. Мне было 34 года, и я решал: либо до конца жизни остаюсь в этой профессиональной сфере, либо пытаюсь разобраться в чем-то новом. Я направил в команду главы вопрос, интересен ли я как работник. На это мне поступило приглашение прийти на работу в Министерство природных ресурсов (на должность заместителя министра природных ресурсов и экологии Республики Карелия — прим. ред.).

— Почему именно туда, как вы связаны с природопользованием и экологией?

— В министерстве я стал курировать сферу, связанную с административным законодательством. В принципе это близко к следствию: уголовное и административное расследование имеют схожие черты и являются определенной санкционной отраслью, когда ты выясняешь недобросовестные факты и накладываешь наказание.

Я курировал отдел по борьбе с незаконными рубками, отдел нарушения лесного законодательства и отдел экологии, который как раз также занимался выявлением экологических правонарушений. Впоследствии, когда я уже несколько освоился, добавились еще курирование охоты и геология. Это уже было совершенно новое — то, к чему я шел и чего я хотел. Пришлось изучать сложное законодательство, связанное с предоставлением участков недр.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Почему вы ушли из Минприроды в республиканское Управление автомобильных дорог?

— Сюда я, наоборот, не просился. Мне предложили с формулировкой: ты нужен на этом направлении.

— А вы могли не пойти, например, потому что не хотели?

— Нет, сам для себя по каким-то внутренним мотивам я не мог принять такого решения — отказаться. Может быть, это объясняется чувством долга. Ведь я понимал, что раз есть такое поручение, значит, действительно есть и такая необходимость. Значит, нужно идти и работать.

— Хватает ли вам знаний и опыта на сегодняшней должности, на кого вы опираетесь в новой для вас сфере?

— Сейчас я заочно получаю второе высшее образование. Этим летом сдал экзамены: математику и физику, которыми не занимался с 1997 года. Подготовился, изучил уравнения и поступил в Институт лесных, горных и строительных наук ПетрГУ по профилю «Строительство, автомобильные дороги».

Здесь, в управлении, большой штат специалистов. И моя задача — максимально эффективно организовать труд тех сотрудников, которые у нас есть. У нас большое управление, хорошие инженеры, проектировщики, эксперты. К примеру наш начальник отдела строительства — один из лучших «мостовиков» республики, с огромным опытом строительства мостов. То есть я не один в поле — на дороге — воин. Мне есть на кого положиться.

— Но все жалобы от людей на плохие дороги замкнуты персонально на вас, в том числе в соцсетях. Как вы справляетесь с таким потоком?

— Не могу сказать, что меня лично это как-то тяготит. Еще со следственной работы осталась привычка получать информацию от первоисточника, и общение с гражданами — удобный способ это делать. Как правило, такая информация достоверна. И чем больше обращений, тем больше мы узнаем о проблемах и можем расставить приоритеты — что для людей важнее. Например, про проблемы на дороге к поселку Стеклянное я узнал от жителей — они мне написали и прислали фотографии. Потом уже стал разбираться, связался с местной властью.

— Вы лично отвечаете на все сообщения?

— Читаю и отвечаю сам. Большой поток информации бывает ведь не всегда. Да, 1-2 января я практически телефон из рук не выпускал — пошел снег и люди стали писать. Благо, что все наши руководители подрядчиков тоже в тот момент были на связи, и я выполнял скорее координирующую функцию. Но так как наша основная задача, как я уже говорил, — это обеспечить проезд, то я не воспринимаю работу с обращениями людей как какую-то дополнительную нагрузку. Точно так же правительство работает в этой части. И глава тоже.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вы сказали, что Артур Парфенчиков воспитал вас как следователя. Чему именно он вас научил?

— Никогда нельзя останавливаться перед трудностями. Прокурор занимался не только следствием, но и общим надзором, в том числе самыми разными жалобами граждан. И Артур Олегович никогда не принимал объяснений из серии: вроде здесь и надо помочь, но мы не можем. Никаких сложностей он в таких случаях не признавал. Если надо решить вопрос, который имеет социальное значение, значит, мы будем его решать. «Устарел» закон и уже не соответствует требованиям текущего дня — нужно не ссылаться на его неэффективность, а выходить с инициативой об изменении закона. Не позволяет позиция того или иного ведомства — будем встречаться с его руководством и объяснять.

Искать причины, по которым ты не можешь чего-то сделать, нельзя. Прокурор учил нас достигать целей.

Следователь почти всегда работает в условиях постоянного сопротивления: адвокаты ведут с ним процессуальную борьбу, свидетели не горят желанием тратить время на дачу показаний, у экспертов, кроме той экспертизы, которую нам нужно получить срочно, есть еще десяток других в работе. И при этом ты все равно должен добиваться результата в определенный срок, иначе человек выйдет из-под стражи и социальная справедливость не будет восстановлена.

Кстати, Артур Олегович всегда носил с собой блокнот и делал в нем записи, кажется, даже ночью. Мог с утра прийти со словами: мне пришла идея попробовать вот так-то раскрыть это преступление. И это срабатывало.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вы помните самое яркое дело за вашу следственную карьеру?

— Когда я только стал руководителем сортавальского межрайонного следственного отдела и приехал в Сортавалу, нам удалось раскрыть серию совершенных до этого убийств, которые один местный житель сначала организовывал, а потом сам же сдавал полиции исполнителей, оставаясь при этом в тени. У него была хитроумная схема, которую он использовал для решения своих личных вопросов. Там я понимал, что если бы не наша работа, то убийства бы продолжались, потому что у этого человека все получалось.

В Петрозаводске я считаю успехом нашего отдела крупные коррупционные дела в отношении руководителей целого ряда государственных органов и учреждений: Управления государственного автодорожного надзора, Управления капитального строительства, Государственного комитета по управлению госимуществом. При тяжелой, «законспирированной» ситуации нам совместно с отделом экономической безопасности УВД удалось выявить целый ряд серьезных коррупционных преступлений. Это была по-настоящему системная, преступная коррупционная деятельность, которая велась в 2015-2016 годах.

Кстати, придя работать в органы власти, я понял крайне важную вещь: гораздо проще и быстрее здесь, в государственных кабинетах, уже при принятии решений исключать ситуации, которые могут вызвать хищения и злоупотребления. Тогда правоохранительным органам впоследствии не придется подолгу разбираться в преступлениях и восстанавливать то, что уже было нарушено.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— Вы верите людям?

— Как правило, с первого раза нет. Но это скорее сложившаяся за годы привычка обязательно перепроверять любую информацию. Из-за этого сейчас даже иногда возникают недопонимания по работе. Многие обижаются, воспринимая это как недоверие.

— Как вы думаете, вы разбираетесь в людях?

— Расследуя много уголовных дел, ты видишь подноготную и мотивы людей, рассматриваешь их жизненную ситуацию в ретроспективе — как человек пришел к тому или иному преступлению, проступку, как развивались его отношения. Мне кажется, спустя какое-то время ты действительно начинаешь лучше понимать людей. И сейчас бывает такое, что я, общаясь с нашими контрагентами, могу сам для себя заранее сказать, ответственные это люди или требуется повышенное внимание к тому, как они будут исполнять свои обязательства.

— Какими качествами, по вашему мнению, должен сегодня обладать человек во власти?

— Порядочность, ответственность, организаторские качества.

Что такое настоящая порядочность, я видел на примере своих родителей. Моя мама — врач, папа — инженер. И хотя мы всегда жили скромно, в доме никогда не было зависти и лишних обсуждений.

Ответственность воспитывается тоже с самого детства. Мы в семье, например, не ругаем детей за плохие отметки, а больше делаем акцент на том, что они сами отвечают за свои действия. Важно, чтобы они понимали, зачем они учатся, для чего им нужен тот или иной предмет. Тогда они будут действительно самостоятельными и будут уметь принимать решения, не зацикливаясь на оценках окружающих.

— Что труднее всего дается вам в сегодняшней работе?

— Я не смогу этого сформулировать просто потому, что привык работать в ситуациях, когда есть проблемы и надо их решать. Трудности я воспринимаю как задачи, с которыми нужно справиться. И либо ты прикладываешь все силы и достигаешь результата, либо, когда не получается, точно знаешь: ты сделал всё, что мог.

Наверное, я просто не умею отдыхать — мне надо постоянно находиться в гуще событий. И сегодняшняя работа дает мне для этого прекрасную возможность — дел здесь невпроворот.

Виктор Россыпнов. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев


«Лица правительства» — авторский проект «Республики». Как живет человек во власти? Как он принимает решения? Во что верит? Давайте встретимся с людьми, которые на данный момент определяют политическую, экономическую, социальную и культурную жизнь нашего региона, посмотрим им в лицо и зададим прямые вопросы. Давайте просто по-человечески поговорим.