«Вам что-нибудь посоветовать?»

Новый выпуск рубрики «Экономика с Евгением Жирнелем» — об общественных советах. Сегодня они есть при всех ведомствах. Многие – будем честны! – создавались для галочки. Но руководитель карельского Минэкономразвития убежден, что без эффективной системы обратной связи работать невозможно. Особенно с бизнесом.

— Общественные советы сегодня существуют при всех органах власти. Но, к сожалению, они вызывают очень много критики с точки зрения того, насколько это работоспособные органы. Я сам несколько лет был членом общественного совета при Министерстве по делам молодежи, физической культуре и спорту, кроме этого, мой опыт в Общественной палате позволяет делать некоторые обобщения и выводы. И действительно есть определенные проблемы.

Советы создавались для того, чтобы органы власти могли консультироваться, получать обратную связь от представителей некоммерческих организаций, граждан. И, конечно, в их состав должны включаться люди, которые способны представлять интересы тех или иных социальных групп.

Идея общественных советов очень красива сама по себе. Но их решения носят рекомендательный характер: мы можем что-то принять в работу, что-то — не принять. Многое зависит от того, насколько острые проблемы поднимает совет.

Сегодня при Министерстве экономического развития существуют общественный совет, экспертный совет, инвестиционный совет. При правительстве есть совет по развитию малого предпринимательства. Сейчас мы общественный совет «перезагружаем». Он должен быть представлен авторитетными компетентными людьми, которые будут давать обратную связь.

Важно  понимать, что это работа на общественных началах. Далеко не всегда критики министерств, власти готовы помимо критики что-то предлагать, а еще и время свое тратить на достижение какого-то результата. В совет должны входить люди, у которых есть критический взгляд, но при этом еще и желание и возможность участвовать в диалоге и партнерстве с властью.

Я далек от мысли, что чиновники не хотят решать те проблемы, которые есть. Иногда так построена система управления, а иногда мы можем чего-то не видеть. Бизнес – это постоянно меняющаяся сфера, за ней нужно успевать.

Второе условие – готовность самой власти воспринимать этот консультативный орган всерьез. Брать и вписывать в ежедневную работу министерства те поручения и предложения, которые дает общественный совет.

Евгений Жирнель. Фото: Николай Смирнов

Евгений Жирнель. Фото: Николай Смирнов

— Бывает так, что решение проблемы упирается не в наличие или отсутствие связи с общественностью, а, например, в финансирование или ограничения федерального законодательства?

— Есть вещи, в которых нам поддержка общественности необходима. К примеру, мы понимаем, что нам нужно создать новые инструменты поддержки бизнеса. И мы должны уяснить, какие именно это инструменты. Взять тот же бизнес-инкубатор. Вот если скажу: «Мне не нравится, как работает бизнес-инкубатор» — это будет мое личное мнение. Если же сами предприниматели говорят: все хорошо, но мы хотим видеть вот такие-то консультативные услуги, образовательные программы, а вот это нам не нужно, потому что не актуально… Вот тогда это, грубо говоря, техническое задание, которое нужно выполнить.

Я пока не столкнулся ни с одним предложением, которое было бы не реализуемо в принципе. Есть вопросы, которые касаются федерального законодательства, общей ситуации…  Допустим, высокие тарифы на электроэнергию. Министерство экономического развития эту проблему не решит, но министерство обязано постоянно говорить о ней, понимая, что иначе мы просто не сможем выполнять поставленные задачи. Даже в сфере федерального законодательства у нас есть инструменты, которые позволяют нам доносить позицию субъектов до федерального центра.

Есть вопросы, которые мы можем взять и решить. Есть вопросы, которые требуют финансирования, есть вопросы, которые требуют межведомственного взаимодействия. Но нельзя засовывать голову в песок.

— Есть ли примеры инициатив, которые были реализованы с подачи общественных советов?

— Ни одного вопроса мы не забыли. Другое дело, что многие предложения не являются точечными, они просто вписываются с логику принимаемых нами решений. То есть мы это учитываем в своей повседневной деятельности.

— Если вы реформируете общественный совет, означает ли это, что по его работе были претензии?

— Конечно! К нам обращаются постоянно – разговаривают во время встреч, пишут в социальных сетях мне лично и не только мне… Общественный совет работал не очень активно в последнее время, редко проходили заседания, сами члены совета жаловались на то, что их инициативы оставались без обсуждения.

Есть вопросы по составу – насколько точно эти люди представляли интересы тех или иных групп. Советы ранее формировались министерством, составлялся пофамильный список. Сейчас это конкурсные процедуры, куда может заявиться любой.

— Вы упомянули про общение в соцсетях, что, в общем, имеет отношение к нашей теме – обратная связь, открытость органов власти… Сейчас и руководитель региона, и его замы, и вы охотно общаются с пользователями соцсетей, отвечают на комментарии, в том числе обсуждают и проблемы предпринимателей, которые вообще не стесняются задавать вопросы в таком формате. Это случайный инструмент или все-таки активность в соцсетях должна носить системный характер?

— Я в соцсетях зарегистрирован давно, для меня это не экзотика совершенно. Многие публикации, которые я выкладывал, находили отражение и в СМИ. Мне почти каждый день люди пишут, я отвечаю. Но чаще всего проблема не решается и не обсуждается в переписке, чаще всего мы просто договариваемся о встрече.

Могу сказать, что люди этим не злоупотребляют. Но это очень важный инструмент. Достаточно сказать, что один из элементов инвестиционного стандарта, над которым мы бились три года, — это прямая связь с первым лицом субъекта Федерации. Мы по большому счету его так и не внедрили: всегда предприниматели натыкались на какие-то приемные, не отвечающие телефоны, посредников… А сейчас – пожалуйста, главе региона можно написать в соцсетях. И какая-то часть поручений, в частности, по экономическим вопросам, уже переадресовывается от Артура Олеговича (Парфенчикова – прим. ред.) в министерство, и мы отрабатываем эти вопросы.

История подвиги: Петрозаводск изначальный