Сунская партизанская

Война между защитниками Сунского бора, как себя называет часть местного населения деревни Суна, и разработчиками карьера вышла на государственный уровень. Люди смогли приостановить разработку песчаного месторождения, но инвестор ссылается на полную легитимность своих действий и выполнение всех условий «партизан».

Еще в 2011 году горнопромышленная компания «Сатурн НордСтрой», давно работающая в Карелии, получила лицензию в Минприроды республики на разработку Южно-Сунского месторождения песка и гравия. Запасы карьера оценили в 450 тысяч кубометров. В 2012 году о планах инвестора узнали жители деревни Суна.

Красивый бор местные грибники и ягодники облюбовали давно. Лес старики именуют не иначе как «батюшка-бор», и видеть на его месте карьер не хотят категорически. Несколько лет кряду стороны спорили по разным кабинетам, а за это время на территории Сунского бора нашли два вида растений, прописанных в Красной книге Карелии – мох под названием неккера перистая (лат. Neckera pennata) и лишайник лобария легочная (лат. Lobaria pulmonaria).

Кроме того, защитники бора вспомнили о найденных в лесу стоянках древнего человека. В итоге люди рискнули живым щитом преградить путь лесозаготовительной технике, которая впервые вошла в лес летом этого года. Когда в начале октября «Сатурн НордСтрой» решил работы возобновить, местные – в основном пенсионеры – разбили в лесу настоящий палаточный лагерь и устроили круглосуточное дежурство.

Кто виноват?

Жители Суны добились того, что вся техника выведена со спорного участка леса на значительное расстояние – почти до Лучевого.

Здесь мы встретились с генеральным директором «Сатурн НордСтроя» Игорем Федотовым:

Журналисты подробно, по порядку расспросили бизнесмена: как быть с требованиями населения? С лобарией легочной, стоянками пращуров и ягодами-грибами? Инвестор начал с «батюшки-бора». Выяснилось, что будущий карьер затронет всего девять процентов спорной территории – остальной лес не тронут.

— Это довольно-таки маленькая часть той лицензии, которую мы получили, — отметил Игорь Федотов. — Было 34 гектара, сейчас осталось 10 гектаров. Мы затрагиваем маленькую часть Сунского бора, можно сказать, вообще его не затрагиваем. Я считаю, что это небольшие потери для Сунского бора.

Да и этот небольшой участок бора, по словам Игоря Федотова, жалеть не стоит: деревья здесь, что называется, переспелые — лет через пять-десять начнут гнить и падать самостоятельно. Отдельно бизнесмен подчеркнул: после того, как карьер выработают, сведенный лес рекультивируют.

Это значит, что инвестор за свой счет завезет чернозем и высадит новые ели и сосны. При этом на указанных выше девяти процентах Сунского бора ученые нашли всего четыре места, где растут краснокнижные виды мха и лишайника. Горнопромышленники из «Сатурн НордСтроя» заранее связались с Росприроднадзором – единственной официальной структурой, надзирающей над использованием земель, где произрастают и живут краснокнижные виды. И получили разрешение на транспортировку деревьев с редкими видами за пределы будущего карьера.

Спасение лишайника

Спасение лишайника. Фото: пресс-служба правительства Карелии

— Наличие краснокнижных видов на той или иной территории не означает автоматический запрет использования этой территории, — рассказал «Республике» доктор биологических наук, сотрудник Института биологии КарНЦ РАН Олег Кузнецов. — Есть законодательные нормы, в рамках которых решается этот вопрос – возможен ли например, перенос этого вида. Это делается на проектной стадии в рамках полномочий Росприроднадзора. Это единственный государственный орган, который имеет право принимать решения по краснокнижным видам. По данному карьеру было официальное обращение в Росприроднадзор, который дал разрешение на изъятие и вынос экземпляров за пределы карьера. То есть те мероприятия, который там были проведены, – они были в соответствии с российским законодательством, в рамках закона.

Олег Кузнецов

Олег Кузнецов. Фото: пресс-служба правительства

— Институт леса в Санкт-Петербурге разработал проект по сохранению этих видов, — добавил Игорь Федотов. — До нас этого вообще никто не делал. Мы предлагаем изучить влияние разработки карьера на эти растения. Будут ли они умирать или все-таки горный карьер не так сильно повлияет на них? Сейчас наука не дает конкретного ответа.

Что же со стоянками древнего человека, найденных в бору?

— Стоянки древних людей из площади наших 10 гектаров исключены, они вынесены за границы горного отвода, — заявил Игорь Федотов. — Также, насколько я знаю, Минкультуры Карелии включил их в реестр объектов культурного наследия – их будут охранять. В самом карьере осталась одна стоянка — углежогная яма метр на метр. Мы заключили договор с Петрозаводским университетом на изучение этого объекта. Сейчас она огорожена ленточками, к ней никто не подойдет. После того, как ученые ее изучат, насколько я знаю, Минкультуры из реестра эту стоянку исключит. И мы сможем работать.

Все, что пока дали сделать инвестору – это прорубить 600 метров дороги, по которой пойдут грузовики с песчано-гравийной смесью. В строительство лесной дороги «Сатурн НордСтрой» уже вложил более трех миллионов рублей. Общая ее стоимость – 6,8 миллиона рублей. По словам Игоря Федотова, не первый год фирма терпит колоссальные убытки – сейчас вынужденный простой обошелся бизнесу в сумму около 15 миллионов.

Еще одна претензия, которую загодя адресуют бизнесмену Федотову «сунские партизаны», заключается в том, что, мол, этот карьер – только начало. Только пусти промышленников в бор – они его целиком вырубят.

Гендиректор «Сатурн НордСтроя» ответил и на этот вопрос:

Что делать?

Ответы на этот вопрос участники конфликта дают разные: защитники Сунского бора, судя по всему, намерены «стоять до последнего» и заставить инвестора отказаться от бизнес-планов. А вот мнения вице-премьера Карелии, известного экономиста Юрия Савельева и члена республиканского Союза горнопромышленников Льва Шустова.

— С одной стороны, местное население какое отношение имеет к этому лесу? – заявил Лев Шустов. — Это земли федерального лесного фонда, они никакого отношения к поселению не имеют. У поселения есть свои земли – вот там и пусть командуют. Дорожникам этот песок очень нужен. Скоро зима, гололед – безопасность людей дорого стоит. Поэтому, с этой точки зрения, я за дорожников. С другой стороны, нельзя было ситуацию до такого состояния доводить. Если бы предварительно знали, во что это может вылиться, конечно, можно было немного по-другому поступить. Можно было разработать где-то с краю, поближе, необязательно залезать в этот бор. В любом случае все это должно было быть «до того, как». А не сейчас, когда харвестеры начали работу, уже прорублена дорога. Еще раз говорю – Минприроды имело законное право выделить этот участок предприятию «Сатурн НордСтрой».

Юрий Савельев

Юрий Савельев. Фото: «Республика» / Николай Смирнов

— Нужно более детально смотреть и на одну, и на вторую стороны, — отметил Юрий Савельев. — Что касается карьера, инвестора – с их стороны серьезных нарушений назвать нельзя. Они реализуют свой инвестиционный проект на легальной основе, у них есть разрешение на разработку, никаких проблем нет. Единственное, надо смотреть, насколько правомерны были действия местной администрации, имеется в виду, как были проведены общественные слушания: либо как-то формально это было сделано, либо действительно реально, с соглашением с местными жителями. Мы сейчас подключили в том числе силовые структуры, которые дадут правовую оценку ситуации. Они посмотрят на возможные нарушения как со стороны инвестора, так и со стороны жителей. И когда мы подкрепимся этими данными, мы уже будем делать соответствующие выводы. Но какая бы оценка ни была, эта «партизанская война», которая развязана, — это неправильное разрешение ситуации. Она может поставить вопрос в том числе и об инвестиционной привлекательности республики.

Так почему же, имея на руках все разрешительные документы, горнопромышленникам не продолжить работы? Игорь Федотов в ответ рассказал характерную для их работы под Суной историю.

— Никто из нас в тюрьму не хочет. От нас уже ушел один из самых опытных операторов лесозаготовительного комплекса, едва успевшего отвернуть ковш от бросившейся под харвестер пенсионерки. Он сказал: ребята, я согласен с вами работать, вы платите деньги, все хорошо. Но только в другом месте. Чего добиваются местные? Чего хотят? Наверное, хотят, чтобы я ушел. При этом, знаете, мы так же рубили дорогу – она никому из них не интересна. В 700 метрах от нашего карьера была лесозаготовка – тоже никому не интересно. Почему их интересует только карьер – я не знаю.

При этом «Сатурн НордСтрой» и в условиях простоя старается оставаться социально ориентированным бизнесом: по словам главы администрации Янишпольского сельского поселения Татьяны Иванихиной, бизнесмены выделили деньги на школьный стадион в Янишполе. Есть и другие социальные соглашения, например, о ремонту уличного освещения в Суне. Но пока технику сдерживают  «партизаны», о них говорить преждевременно.

Техника простаивает

Техника простаивает. Фото: Николай Смирнов

Остается только одно: договариваться. В этом, кажется, заинтересованы все стороны конфликта. Завтра в Минприроды Карелии пройдет очередной круглый стол по решению проблемы Южно-Сунского карьера. Правительство республики позвало на заседание всех желающих. Правда, защитники Сунского бора в социальных сетях уже распространили информацию о том, что предупредили правительство – эксперты, которым «партизаны» доверяют, смогут выступить не 26 октября, а только 27-го. Власти Карелии якобы специально зовут на круглый стол в день до этого, чтобы не дать выступить «настоящим» экспертам.

— Здесь нет никаких изначальных замыслов, чтобы как-то не пригласить их экспертов. Мы приглашаем всех, кого необходимо, — заявил вице-премьер Карелии Юрий Савельев. — Но дело в том, что у нас свой рабочий график, на 27 и 28 октября запланировано множество мероприятий, у нас не получается провести круглый стол в эти дни. Иначе будут только эксперты со стороны местного населения. Это тоже было бы неправильно. Нужно находить взаимовыгодные дату и время.

Таким образом, круглый стол пройдет 26 октября в 16:00 в карельском Минприроды. «Республика» обязательно будет присутствовать на этом заседании.  Возможно, именно на нем «сунской партизанской войне» будет положен конец.