Соль жизни

Две женщины — одна из Москвы, другая с Сахалина — возродили на Белом море старинный поморский промысел, солеварню. А теперь думают над новым проектом, на сей раз в сфере туризма.

Ольга Ягодина

Ольга Ягодина перебралась из Москвы в деревню Поньгома, что в Кемском районе, в 2014 году. Вместе с директором музея «Поморье» Ириной Устин они создали некоммерческое партнерство «Возрождение старинных промыслов Кемской волости» и разработали уникальный проект по строительству солеварни на берегу Белого моря.

Проект выиграл грант благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко – 700 тысяч рублей. На эти деньги Ольга вместе со своей подругой Татьяной Усовой, которая приехала с Сахалина, принялись строить солеварню.

Сейчас производство уже налажено, мало того, карельскую соль включили в Красную книгу мировых продуктов. Для нее придумали уникальную упаковку ручной работы: глиняные горшочки, которые смастерили в Олонце. А также берестяные туески, их делают в Кеми. Соль пищевая, соль косметическая для спа-салонов… Соль с добавками: с ягелем, с фукусом, с пижмой…

Полезный продукт с берегов Белого моря уже покоряет Москву и Санкт-Петербург. К пищевой соли проявляют интерес в Петрозаводске и Олонецком районе. А грядущей осенью Ольга и Татьяна планируют представить поморскую соль в итальянском Турине на всемирном фестивале. Сейчас завершают оформление ГОСТов на продукцию солеварни.

При этом само по себе производство соли для Ольги и Татьяны – это только некая начальная точка отсчета.

— У нас три населенных пункта: станция Кузема, старая Кузема и Поньгома. Это не заброшенные поселки, там живут люди, но проблема — в отсутствии работы. При этом есть огромный плюс: каждое лето сюда приезжает множество туристов, любителей активного отдыха. Здесь три сплавные реки. Не использовать этот ресурс было бы по меньшей мере неправильно. На днях мы вернулись с выставки «Интертур-2016» в Москве. Были там не просто с презентацией соли: хотели посмотреть реакцию туроператоров на солеварню как туристический продукт. Изначально мы планировали использовать европейский опыт, чтобы туристы могли приехать и поучаствовать в процессе производства. И на выставке мы убедились — туроператорам, в том числе и тем, кто привозит в Россию гостей из-за рубежа, это интересно! Хотя не все из них представляют себе нюансы жизни и быта на беломорском побережье. К нам подошла женщина из латышского посольства и спросила: «А у вас там есть отель?» Я тогда улыбку сдержала, постаралась объяснить, мол, мы пошли немножко другим путем, у нас поморские дома. На самом-то деле, конечно, экстрим у нас полный, — говорит Ольга Ягодина.

Солеварня в Кеми

Фото из личного архива Ольга Ягодиной

«Боже вас упаси строить люксы»!

Но именно первозданность беломорского побережья – особенность и большой плюс этих мест. При том, что с точки зрения логистики здесь все очень удобно: через станцию Кузема проходит железная дорога на Мурманск, останавливается московский поезд. А если подремонтировать дорогу до Поньгомы, отбою от тех же автотуристов не будет вообще. Любителей активного отдыха, которые приезжают сюда «дикарями», и сегодня уже много. Именно туристы и натолкнули хозяек солеварни на идеи, в каком направлении тут можно развивать туризм.

— Они нам так прямо и говорят: «Боже вас упаси строить здесь кемпинги с люксами! Не надо ничего этого! Поставьте нам небольшой домик, с банькой по-черному, чтобы было где одежду просушить после сплава по рекам, прежде чем в поезд садиться». И мы подумали – почему бы нет? Почему не предложить альтернативный вариант отдыха людям, которым не нужны мотели с ресторанами? Для многих жителей мегаполисов самостоятельно дров наколоть, баню растопить – да это же экзотика! Знаете, раньше про выпускников детдомов говорили – «дети интернатов», потому что ребята, когда выходили во взрослую жизнь, элементарных вещей не знали. Как, например, чай заварить, потому что в интернате жили на всем готовом. А сейчас растут поколения «детей города», которые понятия не имеют, как ведро воды принести, — рассказала Татьяна Усова.

Солеварню Ольга и Татьяна рассматривают как стартовую позицию для развития территории, которая считается депрессивной. Именно «считается», потому что на деле здесь есть множество вещей, которые могли бы заинтересовать туристов. И это не только первозданная природа, но и богатейшая история этих мест.

—  Тут даже придумывать ничего не надо, — считает Ольга Ягодина. — Достаточно просто взять старые книги. Как-то в Национальной библиотеке в Петрозаводске я попросила дать мне книгу об олонецких старинных промыслах, и мне принесли огромной толщины талмуд. Оказывается, в XIX веке даже коляски, кабриолеты, на которых ездили в Санкт-Петербурге, заказывали в Олонецкой губернии! А ведь история карельского севера не менее уникальная. Деревня Поньгома, к примеру, согласно историческим документам существовала уже в середине XV века. До наших дней дошла грамота: некий новгородский купец приобрел у саамского племени обширные земли. Этот, говоря современным языком, договор купли-продажи завизирован свидетелем – не просто крестики поставлены, а полноценная роспись. Потом, когда стали поднимать документы о нашем районе, нам попадались грамоты, датированные XII, XIII веками! То есть уже тогда здесь была письменная культура, была культура деловых взаимоотношений.

Например, мы узнали, что когда-то, около трех столетий назад, среди местных поморов был купец, владевший несколькими судами, самое дешевое их которых стоило 180 золотых рублей. Это огромные по тем временам деньги. Ходили в Норвегию, на Шпицберген. Люди жили в богатой деревне, раскинувшейся по обе стороны реки. А сейчас об этих территориях говорят как о депрессивных!

Поклонный крест и роза ветров

Еще один, трагический, пласт истории беломорского побережья связан с ХХ веком: на этой территории жили и трудились узники ГУЛАГа. С 1927 по 1953 год здесь стоял лагпункт. Заключенные в том числе сплавляли бревна на Беломорско-Балтийский канал. Несколько лет назад сюда приехали католические священники: узнали, что в 30-е годы тут погибли шесть их единоверцев. И в память о них установили католический крест.

—  А сколько здесь погибло православных людей! Разве они не заслуживают, чтобы о них также помнили? И мы решили установить православный, поморский поклонный крест. Связались с музеем Андрея Рублева в Москве, они нам дали справочник и порекомендовали использовать как образец поклонный крест, который до 1934 года стоял на Соловках. Сохранилось его подробное описание, только тот крест был в вышину 9 метров, а наш поменьше, 6 метров. Попросили благословения у батюшки. А сам крест безвозмездно вырезал местный житель, Евгений Попенко. Я ему говорю: «Петрович, чтобы с торца обязательно твое имя стояло!» Он поначалу отнекивался: мол, нескромно. Но мы уговорили: придут новые поколения, они должны знать, кто выстрогал этот крест. Вот он и вырезал надпись: «Раб Божий Евгений, 2015 год». Когда крест был готов, мужики со всей деревни собрались, по старинке, всем миром его установили, — рассказывает Ольга Ягодина.

Поклонный крест в поморской культуре имел не только религиозную функцию. Такие кресты, установленные на побережье, служили навигационными знаками для моряков. Старинные лоции позволили выяснить, что устье реки Поньгома, впадающей в Кандалакшский залив, всегда было идеально с точки зрения розы ветров. Даже при самом сильном ветре здесь не штормит – прекрасное убежище для мореходов в непогоду. В прошлом году тут ненадолго останавливалась Соловецкая регата из 11 яхт: промеряли фарватер. В этом году Ольга и Татьяна хотят уговорить яхтсменов включить стоянку на близлежащих островах в маршрут регаты.

А еще в 2016 году будет отмечаться 100-летие окончания строительства дороги Москва — Мурманск. Это тоже отдельная и очень интересная история, как по скалам и болотам прокладывали железнодорожное полотно. Это был первый в мире опыт строительства дороги в таких условиях. Словом, убеждены хозяйки солеварни, здесь можно организовать множество маршрутов для гостей. Дохристианский период, православие, Гиперборея… Наконец, люди просто могут приехать, пособирать ягоды, грибы, съездить на рыбалку, послушать тишину. И, конечно, побывать на уникальной поморской солеварне.

Беломорское побережье – настоящий кладезь природных, исторических, культурных богатств. И дать этим местам умереть, сгинуть без следа было бы в высшей степени расточительно, считают Ольга и Татьяна. Пока они намерены начать с малого: приглашать небольшие группы гостей из числа друзей и знакомых. Если дело пойдет, то впридачу к уникальному производству в Кемском районе появится еще и новый туристический объект, который станет изюминкой беломорского побережья.

Кемский район. Фото из личного архива Ольги Ягодиной

Кемский район. Фото из личного архива Ольги Ягодиной