Хорошие вещи белорусов

Пресс-туры в союзную, братскую, картофельную и тракторную страну проводятся практически каждый год. Соседи берут пару-тройку своих областей и показывают сотне-другой российских журналистов. «Республика» выяснила, чем хороши товары с надписью «Сделано в Белоруссии» и что общего между яблоками и шинами для БелАЗа.

Шестистраничная программа поездки, билеты на «Ласточку» и на Санкт-Петербург – Гомель, годовой запас батареек для диктофона. Собираясь в Белоруссию в первый раз, невольно опасаешься, что правдой окажутся самые скучные клише – страна картошки и вечного президента. Стереотипам пришлось потесниться.

«Вакзал»

Раннее прибытие в Могилев мало чем запомнилось, кроме желания спать и слишком темных для третьего города страны улиц. А надпись на белорусском «Вакзал Магілёў» показала – ты уже не в России.

Вокзал Могилева

Вокзал Могилева. Фото: vk.com

Итак, Могилев. Центр одной из шести белорусских областей, население — 378 тысяч человек, крупный промышленный центр страны. Могилевская область – центр сельскохозяйственный. Между прочим, в ней находится малая родина президента Александра Лукашенко – деревня Александрия. Журналисты сразу уточнили: нет, названа не в честь лидера нации. С Карелией область роднят разве что северный олень и бурый медведь, которых в 2008 году премьер-министр нашей республики Павел Чернов подарил местному зоосаду, расположенному через дорогу от мемориала в честь воинов Великой Отечественной – «Буйничского поля».

Мемориальный комплекс нам показали, оленя с медведем – нет.

В самом городе российским СМИ (около ста человек из 46 регионов страны) демонстрацию достижений начали с микрорайона «Спутник». Самый молодой, с самой большой школой в городе и самой продвинутой в области больницей «Спутник» запомнился, пожалуй, только изобилием парковочных мест и какой-то белорусской аккуратностью. А вот первое же промышленное производство, увиденное в Белоруссии, откровенно удивило.

Литье «намораживанием»

На территории бывшего заболоченного пустыря, недалеко от высоток «Спутника» 20 лет работает предприятие «Технолит». Производство частное, в отличие от подавляющего большинства белорусских предприятий. Эмблема завода – аист с поршневым кольцом в клюве – сразу говорит о том, что именно делает местная литейка и где. Аист – символ Белоруссии, деревья вдоль многих дорог буквально усеяны гнездами этих птиц. На «Технолите» делают мелкие партии поршневых колец и гильз цилиндров для самых различных двигателей, в том числе для БелАЗа, самолетов и бронетехники. Но не это удивляет.

В основе производства – свой уникальный метод литья чугуна, который приобретает свойства, позволяющие заменить дорогие сплавы. Директор завода Александр Бодяко с гордостью рассказывает, что назвал свой метод «литье «намораживанием» и за 20 лет работы его нишу так никто и не занял. За вклад в экономику страны «Технолит» удостоен государственной премии в области науки и техники. Местные работники получают около 33-35 тысяч в переводе на российские рубли. Для сравнения: средняя по стране — примерно 24 тысячи рублей.

При этом возникает четкое ощущение того, что вклад в экономику страны каждый житель ставит на одну доску с собственным заработком. И это кажется логичным: ну, что остается маленькой Белоруссии, буквально зажатой на жестоком экономическом поле такими монстрами, как ЕС и Россия? Только стараться воспитывать как можно больше местных Стахановых, которые будут создавать и работать на современных, конкурентоспособных предприятиях.

— Нам посчастливилось наладить гибкое и полностью безотходное производство. Тепло от печей мы направляем на обогрев помещений, все отходы производства переплавляем на собственной литейке. Кстати, это единственная литейка, где моются полы, — говорит руководитель «Технолита».

Порядок, дисциплина и качество продукции — вот три главные белорусские «мантры», которые наш братский народ читает друг другу каждый рабочий день. А если забудут — им напомнят из Дворца Независимости.

Именно поэтому в Могилеве стараются среднюю школу № 45 превратить в единый центр развития школьников, объединенный в микрозону со своей образовательной, социальной, спортивной инфраструктурой, безбарьерной средой и идеологической составляющей в виде современного комсомола – БРСМ (Белорусский республиканский союз молодежи).

А из Могилевской областной детской больницы — сделать современный центр, оснащенный по последнему слову российской, белорусской и европейской медтехники. Здесь работают по принципу «всё на себя» и справляются с многими страшными детскими недугами. В частности, в больнице трудится всемирно известный врач, доктор Михаил Михович, который творит чудеса с костями и мышцами детей, больных ДЦП.

Гиганты

Белоруссии удалось сохранить большинство крупных советских предприятий. В городе Могилеве это холдинг «Бабушкина крынка» и ОАО «Могилевлифтмаш».

На крупнейшего в Белоруссии производителя молочной продукции – холдинг «Бабушкина крынка» — сегодня работает вся Могилевская область. Почти во всех районах расположены собственные молочные предприятия, поставляющие на комбинат около 1800 тонн молока в сутки. Из этого сырья 3,5 тысячи сотрудников делают до 400 видов молочной продукции. Здесь говорят: мы производим из молока все, что можно произвести.

30% идет на внутренний рынок страны, остальное – на экспорт. Важнейшим партнером является Россия, которая потребляет до 90% экспорта предприятия.

Такую же роль наша страна играет и для другого могилевского гиганта — ОАО «Могилевлифтмаш». Три из четырех лифтов, идущих на продажу за рубеж, попадают в российские подъезды, гостиницы, торговые центры. Больше всего продукции потребляет Санкт-Петербург. А один лифт самолетом улетел из Могилева за Анадырь.

В Белоруссии стремятся захватывать новые рынки. Так, лифты здешнего завода работают в Венесуэле и даже в Афганистане.

Огуречный город, грибы-вешенки и главное

На следующий день организаторы – власти Могилевской области, объединенные под забытым в России названием «обком» (областной исполнительный комитет) – намеревались удивить компанию журналистов успехами в сельском хозяйстве. Минуя красивый городок Шклов с двумя интересными памятниками — огурцу (Шклов – столица огурцов, с гордостью говорят здесь) и актеру Петру Алейникову («Трактористы», «Семеро смелых», «Небо Москвы»), делегация направилась в Александрию.

Названием сельскохозяйственные угодья обязаны не Египту или президенту Белоруссии, а деревне Александрия Шкловского района Могилевской области.

ОАО «Александрийское» занимает почти 16 тысяч гектаров, на которых рачительные белорусы делают, кажется, все. Конечно, основное производство – это зерно, молоко и мясо. Здесь вкуснейшие колбасы: около 70 сортов. В искусственных водоемах выращивают радужную форель — пытаются составить конкуренцию Карелии.

Когда здесь начинали выращивать яблоки, для своего сада закупили польские саженцы. Сейчас, спустя примерно 10 лет, здесь растут 400 тысяч своих, белорусских деревьев, в этом году давших 1150 тонн плодов. Здесь выводят собственные сорта. Например, белорусский «Чемпион» может храниться в комнатных условиях до февраля.

Урожай снимают обычно в сентябре. При этом за 30-40 дней прекращается всякая обработка плодов, белорусы буквально помешаны на качестве своей продукции. По словам местного агронома-садовода Константина Бородаенко, в Европе и за пять дней до сбора урожая могут полить химикатами – чтобы «хорошо лежало».

Выращивают в Александрии и грибы – местную вешенку. Обычно этот гриб маринуют, но местные работники могут есть ее сырой. Рискнули попробовать деликатес и некоторые журналисты. На шампиньон или волнушку не похоже.

Конечно, нам показали картофель. Много картофеля. В одном из самых крупных крестьянско-фермерских хозяйств, которое владелец Владимир Малиновский назвал в честь младшей дочери «Диана», картошка растет на полутора тысячах гектаров. Для сравнения: Петрозаводск занимает 13,5 тысячи гектаров. И таких фермеров в Белоруссии десятки. И здесь основной потребитель продукции – Россия.

— Поэтому я всегда всем россиянам говорю – как вы нам дороги, уважаемые друзья! – заявил фермер Малиновский.

Всех гостей «Дианы» встречает уникальная для фермерского хозяйства скульптура — Сизиф толкает свой камень на вершину. Вот такое видение своего труда у белоруса Малиновского, превратившего совхоз во вполне себе официальный элитхоз. Наверное, упорство мифологического героя сродни всему братскому народу. Вы нас санкциями? А мы найдем другие рынки. Россия снова запретила ввозить нашу «молочку»? А мы ее в Израиль, Австралию и в Объединенные Арабские Эмираты.

Скульптура Сизифа на входе в крестьянское хозяйство. Фото: Александр Козьмин

Скульптура Сизифа на входе в крестьянское хозяйство. Фото: Александр Козьмин

Бобруйск: зефир, шыны и купец Рабинович

В город на реке Березине нас привезли на третий день пресс-тура. Уже немного утомленных журналистов развлекали рассказами о том, что одна из крупнейших диаспор в городе – еврейская, множество зданий украшает звезда Давида, а «вот этот дом» когда-то принадлежал купцу Рабиновичу. Зефир здешнего комбината «Красный пищевик» поставляется в 13 стран мира, в том числе в США, Австралию и Израиль. Иностранцев подкупает одно только название – zefir.

На дегустации журналисты разошлись по углам – кто-то пробовать мармелад, конфеты и тот самый зефир, кто-то – пиво и мясные чипсы, также производимые на «Красном пищевике». И принялись расспрашивать местных работников. Четвертая власть это называет поговорить с «простыми людьми». «Республика» пообщалась с поваром Аллой Сидоренко.

— С одной стороны, я горжусь своей страной, хотя бы только тем, что у нас нет войны. У нас стабильность, мы с работой, — рассуждает повар Алла Сидоренко. — Конечно, не все, но большая часть населения у нас работает. Единственное, что хотелось бы — чтобы была немножко больше заработная плата, чтобы хватало на все – и на еду, и на одежду, что-то купить можно было. Я, например, в переводе на ваши рубли зарабатываю 10-11 тысяч. Этого хватает, но чтобы сделать большую покупку, нужно брать кредит. В одних банках они доступны, в других – нет. Мы стараемся покупать в рассрочку, без процентов.

Еще памятуя могилевский «вакзал», на въезде на территорию крупнейшего в Европе производителя покрышек журналисты увидели вывеску «Белшына». И сразу вспомнили самое известное правило русского языка. Любопытно: концерн настолько интегрирован в экономику соседней страны, что на всех проспектах, которые нам раздали в качестве справочного материала», название красовалось уже с поправкой на русскую орфографию.

Государственное предприятие «Белшина» дает работу десяти тысячам сотрудников и производит до семи миллионов шин в год: для легковых, грузовых автомобилей, автобусов, троллейбусов и, конечно, для БелАЗа.

— Из-за санкций, которые были в отношении «Белшины», мы плохо представлены в обеих Америках, — рассказал генеральный директор ОАО «Белшина» Алексей Яковлев. – Сейчас пытаемся восстанавливать, потому что есть там некоторые политические послабления. Все лежит в политической плоскости. Но есть и экономические причины. Мы традиционно поставляли продукцию в Австралию, там очень много нашей карьерной шины. И очень сильно мы просели за счет снижения цен на полезные ископаемые: добыча упала, соответственно, потребность в шинах на карьерах уменьшилась.

«Обувку» для карьерных гигантов делают на отдельном заводе – СКГШ (завод сверхкрупногабаритной шины). На местной выставке на фоне трехметровой покрышки сфотографировалось, наверное, полмира – и участники нашего пресс-тура. Завод полностью обеспечивает потребности БелАЗа.

— И не только, наши шины устанавливаются на любую другую технику такого же типа – Komatsu, Caterpillar, — рассказал директор завода СКГШ Степан Скороход. – Работают наши шины и в Карелии.

Свою продукцию на предприятии называют уникальной, эксклюзивной, штучной и гордятся ею.

— У каждого изделия, как у человека, есть свой паспорт, который мы храним на заводе пять лет. Мы сами себя также считаем эксклюзивными, в отличие от завода массовой шины, — отметила начальник технического отдела Валентина Скачкова.

Президент

Дворец Независимости в Минске – резиденцию главы государства – построили три года назад. Именно здесь в феврале прошлого года президенты Украины, Франции, России и канцлер Германии подписали Второе минское соглашение. Здесь прошла и пресс-конференция Александра Лукашенко с российскими СМИ, венчавшая программу пресс-тура.

Президент появился перед нами в костюме белорусского производства и почти сразу начал с приятного для каждого из участников тура – со взаимодействия Белоруссии с российскими регионами.

— Если бы не региональное сотрудничество в отдельный период нашей новейшей истории, мы бы с вами сегодня здесь не находились и не говорили бы о том, что мы братские народы. Именно регионы Российской Федерации спасли вот это братство двух суверенных государств, — заявил Александр Лукашенко.

Вопросы, которые задавали главе государства, оригинальностью не отличались. А вот ответы Александра Лукашенко – да. Например, о преступлении и наказании по-белорусски.

— Посадят только того, кто налоги не платит. Обворовывает государство. Любой частник должен это понимать. Спуску здесь никому не будет. И второе – того, кто обижает людей, — заявил президент Белоруссии.

Но тех, кто опомнился и все-таки заплатил налоги, выпускают под амнистию.

— Вот недавно даже эксперимент провели: амнистировали группу чиновников-бизнесменов и направили в убыточный колхоз. Ну чего томиться в тюрьме? Идите, показывайте работу. Не покажете – верну в тюрьму. Даже заместитель генерального прокурора – лет семь ему дали за взятку – стал у нас председателем колхоза, — рассказал Александр Лукашенко.

Александр Лукашенко

Александр Лукашенко. Фото: Александр Козьмин

Почти каждому журналисту, расспрашивавшему его о сотрудничестве с его Якутией, Чечней, Карелией, Калининградской, Смоленской, любой другой областью, глава государства отвечал: берите своего губернатора и приезжайте – со всеми найдем способ сотрудничества.

— Если говорить по критерию абсолютной честности, то я вам должен сказать, что ни по достижениям, ни в наших отношениях этот год не является лучшим. Что касается экономики, вы прекрасно понимаете, что произошло. Российский рынок – это почти 50% товарооборота Белоруссии. Мы очень зависимы от российского рынка. На нем произошел серьезный обвал, в связи с этим из-за девальвации российского рубля мы потеряли только за 8-9 месяцев этого года около трех миллиардов долларов. Единственное светлое пятно – это то, что физический объем товарооборота и поставок не упали. В физических объемах мы прирастаем, но в долларовом эквиваленте хвастаться нечем, — так описал Александр Лукашенко экономическую ситуацию.

Белорусский народ во главе с неизменным своим президентом говорят нам: мы маленькая, но суверенная страна, которой нелегко жить в современном мире между Евросоюзом и Россией. У нас нет нефти и газа. Нам жизненно необходимо производить товары такого качества, чтобы конкурировать с соседями на их рынках. Поэтому наше государство жестко контролирует каждую сферу деятельности: политику, экономику, ЖКХ. Чтобы были порядок и дисциплина.

Именно поэтому на протяжении всего рабочего дня города Могилев и Бобруйск выглядят пустынными – на улицах почти нет людей, все на работе. Почти все так, как и должно быть.