Технологии для телок

ООО «Маяк» – не самый крупный, но, наверное, самый продвинутый в Карелии комплекс, где разводят коров и производят молоко. Мы побывали в Ладве и узнали, как в условиях кризиса здесь строят успешный бизнес.

В животноводческом комплексе посторонние бывают редко — не положено. Но нам разрешили. Экскурсию по бывшему совхозу («Маяк» ведет свою историю с 1956 года) проводят Игорь Клопот и Евгения Кондрашкова.

ООО "Маяк"

Фото: Виталий Голубев

Технологии

Рядом со дворами (так здесь называют коровники), построенными еще в 1960-е годы, красуются два современных корпуса: доильный зал и новый двор. Здесь есть все для удобства и работников «Маяка», и их подопечных. Бытовки мужская и женская, прачечная для стирки рабочей одежды, ветлечебница, комната искусственного осеменения, молочный блок.

Особая гордость директора «Маяка» Игоря Клопота – доильный зал. Здесь стоит «карусель» — доильный аппарат из Германии фирмы GEA WestfaliaSurge («ГЕА ВестфалияСёрдж»). Такая «карусель» в Карелии одна.

— Здесь всё продумано, конечно. Это немецкая система, а они же все пунктуальные, дотошные, им надо все до мелочей… И работать, конечно, намного легче, — поделилась главный зоотехник Евгения Кондрашкова.

ООО "Маяк"

На «карусели» доят сразу 20 коров. Фото: Виталий Голубев

«Карусель» не только удобная, но и умная. У каждой коровы есть ошейник с чипом. «Карусель» узнает корову по этому чипу, считывает, сколько она дала молока, и передает информацию в электронную базу. В ней на каждую из коров заведена карточка, из которой можно узнать, когда корова родилась, когда телилась, чем болела и сколько дает молока.

Но все запчасти к агрегату надо заказывать из Германии. С ростом курса евро все очень подорожало, сетует главный зоотехник «Маяка».

ООО "Маяк"

С доильного аппарата по трубам молоко без контакта с воздухом заливается в танк-охладитель. Все герметично и стерильно. Фото: Виталий Голубев

Комплекс (помещение и оборудование) стоил 196 миллионов рублей. Пришлось брать кредит. С его оформлением помог карельский Минсельхоз. Часть процентов по кредиту «Маяку» возвращают за счет субсидии из бюджета Карелии.

Новое оборудование практически полностью автоматизировало и дойку, и уход за коровами. Когда корова подходит к кормостанции (аппарат, который подает коровам корм), с чипа в ошейнике считывается информация, какой вид корма и в каком размере ей нужно подать. Кормят буренок комбикормом (ячмень, жом, жмых, шрот, минеральные добавки, пшеница) и силосом. Навоз убирает автоматический скребер. Потом навозом удобряют поля, где выращивают сено. Поилки у коров с подогревом, поэтому даже в сильные морозы температура не опускалась ниже 10 градусов.

ООО "Маяк"

Кормосмеситель – в него грузят корма и перемешивают. Фото: Виталий Голубев

Стройными рядами буренки проходят по коридорам к доильному аппарату и обратно. И так два раза в день. В новом дворе малолюдно: всю работу выполняют автоматы.

— Эти коровы уже знают, куда идти, – уже год как мы так работаем. А первое время приходилось их чуть ли не на руках заносить, — рассказала Евгения Кондрашкова. — Коровы пятого-шестого отела так и не смогли привыкнуть к новым условиям. Когда мы их пытались загонять на «карусель», надои упали. Посади бабушку за компьютер, что она будет делать? Так и тут получилось… Они не понимали, куда их гоняют, зачем.

Поэтому те, кто постарше, остались на старом дворе. Там же живут первотелки, будущие мамы и малыши.

Коровы

В старом дворе стоит и молодняк – телочки. Еще совсем глупенькие — боятся  людей в голубых халатах. Первотелок было в стаде до 130 голов. В 16 месяцев их начинают осеменять.

— Когда мы начали строить, у нас было 350 коров, — вспоминает Евгения Кондрашкова. — За два года мы увеличили поголовье до 460 голов. У нас практически не было выбраковки.

В «Маяке» все коровы айрширской породы. Они более неприхотливые для северных условий, для наших трав, самые высокоудойные. Пробовали разводить холмогорскую породу, но они оказались низкопродуктивными и молоко давали маленькой жирности, что экономически невыгодно.

корова

У «айширов» рога большие, красивые, но у молодых телочек их обрезают, иначе не впишутся в новое оборудование. Фото: Виталий Голубев

 

Основной потребитель продукции «Маяка» — завод «Славмо», часть молока забирает «Ладвинская сыроварня». Организуют и выездную торговлю в окрестных деревнях и в Петрозаводске. Свежее жирное молоко расходится влет.

Сейчас на «Маяке» доят 25 литров на корову в день. Это, по словам работников, очень хороший результат. В год айширская корова дает в среднем 5-6 тонн молока 3,8-4% жирности.

За 60 дней до отела будущую маму отправляют в декретный отпуск и определяют для нее особый рацион.

— Беременность у коровы длится столько же, сколько и у женщины. Вся физиология полностью совпадает с женской. Бывают и двойни, но мы, зоотехники, не очень любим двойни, потому что корова слабенькая потом, молока уже долго не получишь, — говорит Евгения Кондрашкова.

Работники следят за весом коров: есть пятибалльная шкала по упитанности. Бывает, на диету садят.

— Как с женщинами: если она полная, то сложнее забеременеть, нужно похудеть. У полных бывают тяжелые роды, — рассказывает главный зоотехник «Маяка».

В прошлом году родилось около 412 телят. Новорожденным прокалывают уши – вешают бирочки, на них пишут дату рождения и номер. У коров постарше много дырок в ушах. Раньше так выщипывали номер: каждый выщеп соответствует своей цифре, но это неудобно, да и жалко буренок.

Люди

Марина Лонина — доярка родильного отделения. У нее самая ответственная работа.


Мария Лонина

— Я работаю с маленькими ребятками, вожусь с ними. Я уже давно работаю, лет 25, привыкла, мне нравится, а остальное – дело техники.  Это ведь как маленькие дети: убрать, накормить. Все еще капризничают: то мы кушать хотим, то не хотим, то болеют, то еще что-нибудь. Все стадо начинается отсюда, с родилки.

Туника, Пташка, Роксана, Симпатия, Небесная, Арена, Дверка, Сердючка, Дата, Орхидея, Июнька, Иволга, Октябрина, Исповедь, Валюта, Вилга, Смола, Сибирь, Сильвия, Перчинка, Барби, Важная и даже Реклама – все это имена коров. Каждый год выбирают определенную букву, в этом году называют на «д».

Доярка Екатерина Михайлова пришла сюда работать в 16 лет.


Екатерина Михайлова

— У каждой коровы разный характер, и к каждой нужен отдельный подход. Одна — вредная, другая — совсем ласковая. Животные очень понимающие, но очень злопамятные. Любимец среди коров много. Вот Внучечка – самая ласковая. А там Дочечка — любимица, вафли любит, конфеты, но только шоколадные. И она не каждого примет, характерная. Всех своих коров помню по именам. Там Тень стоит, она, например, бутерброды очень любит: булку с сыром, с колбасой.

«Маяк» — градообразующее предприятие для поселка Ладва. Хотя некоторые специалисты сюда приезжают и из Петрозаводска. Те, кто пришел работать, чаще всего задерживается надолго.

 
Игорь КлопотДиректор ООО «Маяк» Игорь Клопот:

— Я где родился, там и пригодился. Здесь работаю всю свою сознательную жизнь с 1991 года. Одна запись в трудовой книжке. Окончил университет по специальности «агрономия». Пошел учиться на агронома, хотя всю свою жизнь, с детства занимался спортом. Потом — два года армии. Потом пришел работать в родной совхоз, тогда еще совхоз был.

Евгения Кондрашкова родом из Беломорского района, из села Нюхча. Отучилась в Сортавале на зоотехника. В Ладву приехала с мужем в 1994 году, а через восемь лет стала главным зоотехником.

 
Евгения КондрашковаГлавный зоотехник ООО «Маяк» Евгения Кондрашкова:

— Бардак был такой, что жуть. Но вот восстановились, поднялись. Мы нашли общий язык с Игорем Григорьевичем. Заготовили корма. В 2004 году его выбрали директором на собрании акционеров, и упадок прекратился. Начался подъем «Маяка». В 2004 году мы на фуражную корову надоили 918 литров.

Екатерина Шарупич родилась в Ладве. Мечтала стать ветеринарным врачом, но в Петрозаводске на них не учат. Поэтому пошла в ПетрГУ на зоотехника. Университет окончила в прошлом году. В «Маяке» она выполняет важную задачу — следит за работой всего комплекса, благо делать это можно не вставая из-за компьютера.

 
Екатерина ШарупичБригадир ООО «Маяк» Екатерина Шарупич:

— Специалисты в сельском хозяйстве здесь востребованы. Я пошла учиться, потому что мне очень нравится работать с животными. Работа живая, много нового узнаешь о животных, не сидишь на месте. У меня здесь дом, родители, муж.

— Сельское хозяйство играет огромную роль в Карелии, — считает Игорь Клопот. — Побольше бы внимания ему уделяли, чтобы молодежь шла. Для этого нужны зарплаты, нужна поддержка правительства. Наше предприятие привлекает заработком. У местных других вариантов мало. Проблем хватает: модернизацию техники надо делать. Во многих хозяйствах техника изношена, надо внедрять новые технологии. Нужны кредиты, субсидии.

У директора «Маяка» большие планы:

— Работаем с «Россельхозбанком» по кредиту на покупку около 120 голов. К концу года, если все у нас получится, если сделку одобрят, думаем комплекс пустить на полную мощность.

Следующий шаг – строительство еще одного современного двора на 200 коров.