Рачительный хозяин: как ДОК «Калевала» осваивает лесосеки в Прионежье

Съемочная группа «Республики» побывала на лесосеках ДОК «Калевала» в районе Каскесручья и на самом предприятии и увидела, как заготавливает и использует древесину одно из крупнейших предприятий лесопромышленного комплекса Карелии.

В Прионежском районе Карелии. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

В Прионежском районе Карелии. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Лес как огород

Лесом в Карелии пользовались во все времена. Древний карел, например, сжигал участок леса и засаживал его рожью, которая осенью всходила и давала хлеб. В лес, как в огород, ходили и ходят за ягодами-грибами.

Блага нынешней цивилизации нам дает промышленность. В том числе лесная. Современный ЛПК тоже рассматривает лес как поляну для сбора урожая — собрали поспевшее, убрали сорняки, посеяли новое. Таков принцип работы всех ответственных лесопользователей XXI века. Деревообрабатывающий комбинат «Калевала» не исключение.

ДОК «Калевала» работает в Карелии с 2013 года.

Находится в Северной промзоне Петрозаводска.

Специализируется на производстве ориентированно-стружечных плит (OSB-плита) для деревянного домостроения.

Также плиты применяются в строительстве, мебельной промышленности, производстве упаковки, тары.

Комбинат зарегистрирован в Петрозаводске, необходимые налоги уходят в бюджет Карелии (390 млн рублей в 2019 г.)

Предприятие дает работу 330 специалистам. Средняя зарплата — 56 тыс. рублей в месяц.

Входит в топ-20 мировых производителей OSB-плит.

В 2018 году деревообрабатывающему комбинату «Калевала» выдали в аренду сроком на 49 лет лесные участки на юго-западе Прионежского района — на территории Рыборецкого, Шелтозерского и Шокшинского лесничеств. Общая площадь арендованных участков — 48 тысяч гектаров. Для сравнения — общая площадь всех переданных в пользование лесных участков в нашей республике равна 9,5 миллиона гектаров. Да и это только 65,5% от общей площади земель лесного фонда Карелии.

Лес без присмотра

Если кто-то думает, что за 49 лет аренды ретивые порубщики ДОК «Калевала» начисто снесут все 48 тысяч гектаров леса в Прионежье, он сильно ошибается. По словам исполнительного директора ДОК «Калевала» Валерия Пучкова, ответственного арендатора в юго-западных лесах Прионежья не было порядка 20 лет. За это время никто не ухаживал за молодым лесом, а спелый лес на многих участках постарел, переспел, непогода превратила когда-то чистые хвойные или смешанные леса в буреломы, полные так называемого «ветровала» — снесенных ветром деревьев. Такой лес сейчас не нужен никому. Нужна хозяйская рука.

«Часто поднимается вопрос: а что останется следующим поколениям в лесу? Лес останется только в том случае, если будет нормальный эффективный арендатор, который будет ухаживать за лесом, — заявил Валерий Пучков. — Вырубать гнилые деревья, и так далее, а на этом месте будет появляться новый лес. Если за ним не ухаживать, не сажать, ничего не будет. Только болото и сплошной ветровал. И на этом всё закончится».

 

Валерий Пучков. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Валерий Пучков. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

Лесу нужен хозяин. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Лесу нужен хозяин. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

ДОК «Калевала» не зря взял прионежские леса в аренду на 49 лет. На предприятии, в которое вложили 8,5 миллиарда рублей, заинтересованы в ответственном использовании древесины — необходимо, чтобы арендованные лесные участки давали прибыль как можно дольше. Поэтому из арендованных 48 тысяч гектаров под сплошные рубки подпадают только 14,7 тысячи га. И далеко не сразу, а по 656 гектаров в год. На остальных участках будут вестись выборочные рубки. И на всех участках будет произведено лесовосстановление вместо срубленного леса.

«Арендатор (ДОК «Калевала» — прим. ред.) обязан провести весь комплекс мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов, что он уже и делает», — отмечает министр природных ресурсов и экологии Карелии Алексей Щепин.

В качестве примера приведем леса в районе Каскесручья, где и побывали журналисты «Республики». В прошлом и уходящем году здесь велись рубки ухода (выборочные рубки). Они нужны, чтобы проредить лес, избавив здоровые или, как выражаются лесозаготовители, «угнетенные» деревья, от соседства старых, больных, поваленных насаждений.

«Этой весной я здесь уже буду пахать, и буду высаживать сеянцы деревьев», — рассказал «Республике» Сергей Кривель, главный инженер компании, которая занимается лесозаготовкой.

 

Лучший подрядчик

В лесу для деревообрабатывающего комбината «Калевала» работает ООО «Зенит» — сертифицированная петрозаводская фирма-подрядчик.

«С ДОК «Калевала» мы подписали контракт в 2019 году в качестве основного, единственного подрядчика, — сообщил нашему изданию директор ООО «Зенит» Вячеслав Иванов. — Предприятие очень оригинальное, интересное. На комбинате подобрана высококлассная команда, на деле, а не на словах заинтересованная в достижении конечного результата. Действия руководства понятны, конкретны. Это люди, отвечающие за свои слова и поступки. До ДОК «Калевала» в Карелии никто не перерабатывал ни березу, ни осину, на участках ее просто бросали ввиду низкой стоимости, не было целесообразности ее куда-то продавать, потому что ближайший покупатель либо Пиндуши, либо «Интернешнл Пейпер» (г. Светогорск, Ленинградская область — прим. ред.), и транспортные расходы «съедали» всю маржу. Сегодня ДОК «Калевала» перерабатывает лиственную древесину, то есть, все, что заготавливается на делянке, уходит на ДОК «Калевала», за исключением пиловочника. Пиловочник в основной массе поставляется на Соломенский лесозавод».

 

Работа подрядчика на делянке. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Работа подрядчика на делянке. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

Именно сотрудники «Зенита» выполняют на делянках все предписания контрольно-надзорных органов. А требований законодательства сегодня очень много, в том числе на участках, предназначенных под сплошную рубку.

«Во-первых, наше предприятие после рубок делянки пашет и сажает новые деревья. Занимается лесовосстановлением, — заявил оператор харвестера Владимир Комаров. — Во-вторых, пилим мы всегда чисто, все за собой убираем. Как говорится, «взрыва» на делянке после нас нет. И так мы работали уже много где: в Суоярвском, Сортавальском, Олонецком, Пряжинском, Кондопожском районах. Я считаю, работали хорошо, претензий к нам не было».

Кроме толстой пачки разрешительных документов, есть у ДОК «Калевала» отдельное соглашение с Минприроды о сохранении биологического разнообразия. Исполнение этого соглашения на делянках постоянно контролируют специальные сотрудники.

«Все зависит от лесников: если они требуют, чтобы ничего не оставалось, значит, надо ничего не оставлять. А где требуют не трогать биотопы, мы их оставляем. Это деревья с дуплами или гнездами, остолопы (деревья, обломанные ветром на большой высоте — прим. ред.), трухлявый валежник, где всякие букашки-таракашки живут, лишайник на деревьях и так далее. Стыдиться нам нечего, работаем честно, при том не первый год уже», — рассказывает Владимир Комаров.

 

Лесники сказали биотопы, значит, биотопы. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Лесники сказали биотопы, значит, биотопы. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

Операторы харвестера Владимир Комаров и Руслан Михеенко. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Операторы харвестера Владимир Комаров и Руслан Михеенко. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

Еще больше ограничений «зенитовцам» приходится исполнять на участках, прилегающих к побережью Онежского озера. Например, на территории Рыборецкого вепсского сельского поселения. Так, водоохранная зона самого озера — не менее 200 метров. Еще на километр вглубь запрещены сплошные рубки. Наконец, специалисты ООО «Зенит» и ДОК «Калевала» отдельно проследили за тем, чтобы в площадь делянок не попал сосновый бор, за сохранение которого местное население ратовало на встрече с лесозаготовителями и властями 11 декабря.

«Мы находимся в квартале № 21 Рыборецкого участкового лесничества, — рассказал журналистам Сергей Кривель. — По обращениям местного населения наши работы на этой лесосеке неоднократно, еженедельно проверяло лесничество. Приезжали специалисты из Минприроды Карелии. Все померяли, выяснили, что от берега Онежского озера до начала выборочных рубок у нас 256 метров, хотя водоохранная зона составляет 200 метров. То есть соблюдены все правила, никаких нарушений не выявлено».

По словам главного инженера Кривеля, выборочные рубки на расстоянии двух километров от водоохранной зоны Онего позволят равномерно прореживать деревья, избавляться от вредного подроста и оставлять только здоровые растения. В следующий раз лесозаготовительная техника здесь появится через 10 лет — и только в том случае, если за этот срок вырастет жизнеспособный хвойный «молодняк».

Воровать лес сегодня — это утопия

Со своей стороны, за работой подрядчика пристально следит и наниматель — ДОК «Калевала». Каждый комплекс лесозаготовительной техники, то есть, работающие на делянках харвестеры и форвардеры, снабжены GPS-модулями и системами удаленного контроля Ponsse SAT и MaxiFleet.
«Я могу, находясь в кабинете, смотреть, сколько у меня сегодня заготовлено леса на делянке. Конкретно, каждым комплексом, — заявил Валерий Пучков. — Мы с подрядчиком давно друг друга знаем, у нас очень хороший настрой на совместную работу. Это профессиональная команда».

Кроме этого, для контроля работ на месте по скользящему графику выезжают сотрудники лесного департамента ДОК Калевала.

«Всё, что делает трактор, в департаменте лесного отдела ДОК «Калевала» становится известно. Сколько комплекс напилил — по объему, по породам древесины за месяц, за день, за час. Информация поступает даже о том, сколько мы солярки дизельного топлива, — отметил Вячеслав Иванов. — Весь процесс лесозаготовки прозрачен от начала и до конца. То, что сегодня в плане контроля предлагают сделать в Госдуме, мы сделали уже вчера. Пожалуй, кроме электронной формы сопроводительного документа на перевозку древесины».

 

Сергей Кривель. Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Сергей Кривель. Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

Фото: "Республика"/Сергей Юдин

Фото: «Республика» / Сергей Юдин

 

На въезде и выезде в арендованные леса каждую машину останавливают на специально оборудованном посту. Тут лесовоз «Зенита», проходит обмер и документальное оформление.
Кроме этого, на различных участках установлены средства объективного контроля, в том числе с GSM модулями, передающими информацию о всех передвижениях в головной офис.

 

12 ноября группа депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект о создании единой государственной информационной системы учета древесины и сделок с ней (ЛесЕГАИС). Текст документа в четверг размещен в электронной базе данных нижней палаты.
Законопроектом предлагается создать ЛесЕГАИС, установить перечень сведений, содержащихся в ней, порядок их предоставления. Инициативой определяется, что заключение договоров по использованию лесов с рубками лесных насаждений, учет древесины, совершение сделок с древесиной осуществляется только в электронном виде в ЛесЕГАИС. Кроме того, вводится электронная форма сопроводительного документа на перевозку древесины с регистрацией его в данной системе. (По материалам ТАСС)

Социальная поддержка населения

С жителями окрестных вепсских сел в ДОК «Калевала» находятся в постоянном диалоге. Так, исполнительный директор комбината предложил всем желающим покупать некондиционную для OSB-плит древесину в качестве дров. Пока откликнулись владельцы нескольких котельных. Через торги им предлагают дрова по сниженной цене — 750 рублей за кубометр.

 

Безотходный ДОК

ДОК «Калевала» производит продукцию, соответствующую европейскому стандарту EN-300 и высоким требованиям экологической безопасности, предъявляемой к строительным материалам. В частности, в производстве не используются карбамидно-формальдегидные смолы, из которых потом выделяется опасный для здоровья газ формальдегид.

«На том уровне технологического прогресса, который сегодня есть, у нас, наверное, самое современное решение, которое есть, — заявил исполнительный директор Пучков. — У нас установлены практически все операционные вещи, связанные со сжиганием отходов. Начиная с воздуха до пыли, от пресса до последней пилы — всё собирается и всё сжигается. На выходе стоит оборудование для очистки отработанного газа производства немецкой компании Scheuch. В том числе мокрый электростатический фильтр стоимостью около пяти миллионов евро. На европейских предприятиях сейчас такая установка практически везде работает, а в России пока это новинка. Кроме того, мы выдерживаем санитарно-защитные зоны. Площадку мы выбирали, учитывая розу ветров, чтобы не мешать никому. Я считаю, что у нас очень приличная ситуация».

 

 

Подобные принципы работы, уверены на комбинате, позволят ДОК «Калевала» долгие годы оставаться в лидерах. Уже сейчас предприятие находится в двадцатке мировых лидеров по производству OSB-плит, комбинат вышел на рынки Европы, Китая и Латинской Америки, первым в Карелии получил статус регионального инвестпроекта.

 

Ближайшие выборочные рубки - в 256 метрах отсюда. Фото: "Республика"/Александр Батов

Ближайшие выборочные рубки — в 256 метрах отсюда. Фото: «Республика» / Александр Батов