По небу, но на корабле

Экраноплан — самый прыгучий в мире корабль. Или самый низколетающий самолет?.. «Республика» попытается разобраться вместе с главным конструктором объединения «Орион», которое занимается в Петрозаводске производством этих машин.

Экраноплан в Петрозаводске

Экраноплан в Петрозаводске. Фото: Николай Смирнов

Около 9 часов утра. Берег Онего, неподалеку — краснокирпичный механосборочный цех «Авангарда». Работники объединения «Орион» собирают в полет-заезд экраноплан.

Машине — двухмоторной амфибии «Орион-14» — предстоит преодолеть сто километров с небольшим. Она отправляется в путешествие в Вытегру, на презентацию всероссийской конференции по арктической безопасности. 100 километров экраноплан пройдет за 40 минут.

В ангаре крылья экраноплана находятся в транспортировочном состоянии — прижаты к бокам.

Пока саму машину выкатывают и готовят в первому полету-заезду, главный конструктор объединения «Орион» Юрий Варакосов рассказывает об экранопланах и экранопланостроении.

Самолет или корабль?

С виду скорее самолет. Но тем не менее малые экранопланы сегодня относятся к речному регистру, а большие, способные подниматься на 150 метров, — к морскому. А отрасль экранопланостроения считается частью судостроительной промышленности.

Едет экраноплан или летит? Скорее, все-таки летит. Но не совсем так, как обычные самолеты, а благодаря «эффекту экрана». Он создается благодаря вертикальному наддуву двигателей и несущей силе винтов. Давление под днищем и плоскостями уравновешивается, и возникает своего рода воздушная подушка.

Юрий Варакосов— На сверхмалой высоте он может мчаться над любой ровной поверхностью — будь то вода, лед, тундра, степь, пустыня, — рассказывает Юрий Варакасов.  — В случае необходимости он может делать прыжки до 5-6 метров в высоту, чтобы перелететь ледовый торос, небольшой островок или вон тех рыбаков на озере.

Экранопланы будут востребованы и в Карелии, и за ее пределами, уверено руководство «Ориона». Их можно использовать, к примеру, чтобы возить туристов на Валаам и Соловки. В Кижи уже пробный рейс делали, музей-заповедник сейчас в экраноплане очень заинтересован. Потребуются такие машины, способные садиться и взлетать где угодно и пересекать Онежское озеро с юга на север меньше чем за час, и при создании в республике туристических кластеров.

Конечно, большой конкуренции на внутренних пассажирских линиях экранопланы, наверное, не составят, но полезными будут. «Орион-14» берет на борт 10 пассажиров и двух членов экипажа, «Орион-30» поднимет 21 человека, их максимальная скорость — около 200 километров в час.

Немного из истории

Родина экранопланов – СССР, автором идеи этого летательного аппарата считается гениальный авиаконструктор Роберт Людвигович Бартини. В 2011 году Петрозаводск стал одним из важнейших центров экранопланостроения: сказалась близость к Арктической зоне и расположение на втором по величине озере Европы.

Удивительно, но пять лет назад начинать работу на предприятии пришлось почти с нуля, рассказывает заведующий цехом Василий Добровольский.

— Все было растащено, распродано, последний кран разрезали на металлолом уже при нас. Но коллектив (сейчас он насчитывает шестьдесят инженеров, техников и рабочих) совершил невыполнимое – сегодня все комплектующие делаются на месте. Основа команды – авиаспециалисты из Бесовца, рабочих с бывшего «Авангарда» один-два, не больше.

Глава представительства ООО «Орион» в Карелии Владимир Степанов по-прежнему считает, что нужно возрождать завод, на котором когда-то трудились две тысячи человек. По оценке руководства, сейчас предприятие в Петрозаводске уже способно производить в год четыре больших и десять малых экранопланов.

Сегодня экранопланы здесь одновременно и строят, и испытывают их возможности, вносят те или иные усовершенствования по желанию потенциальных заказчиков.

Здесь уже построены на экспорт для Ирана два «Ориона-14», еще два готовятся этому же заказчику. Экраноплан «Орион» 30-й серии планируется к испытаниям летом этого года. Это следствие нынешней поддержки государства, выделившего на программу опытно-конструкторских работ более миллиарда рублей.

Наконец механики закончили подготовку машины к полету: опустили складные крылья, что-то подтянули, опробовали моторы. Гендиректор «Ориона» Олег Волик и руководитель предприятия Олег Парфенов поднимаются в кабину. Экраноплан, ведомый майором запаса Сергеем Молодковым, начинает движение на юг.

На хвостовом оперении — эмблема Бесовецкого истребительного авиаполка: кобра в боевой стойке. Вопрос о том, что такое экраноплан — корабль или самолет? — остается открытым.