«Петрозаводскмаш»: завод «Росатома» увеличивает выпуск продукции

В 2019 году на единственном предприятии по производству узлов для атомных станций в Карелии значительно вырастут количество выпускаемых изделий и численность рабочих. Задача по сравнению с 2018 годом — увеличить показатели вдвое. А все потому, что заказов на «Петрозаводскмаше» стало больше.

На "Петрозаводскмаше". Фото: ИА "Республика"/Леонид Николаев

На "Петрозаводскмаше". Фото: ИА "Республика"/Леонид Николаев

От буммашин к АЭС

Одно из крупнейших машиностроительных предприятий России и стран СНГ, «Петрозаводскмаш», сегодня входит в состав государственной корпорации «Росатом». В 2010 году на петрозаводском заводе перешли с производства бумагоделательных машин на узлы для атомных электростанций. За полных восемь лет карельское предприятие поучаствовало в создании новых энергоблоков трех российских станций: Нововоронежской, Ростовской, Ленинградской. В 2016 году завод вышел на международный рынок и поставил узлы и агрегаты для строительства Белорусской АЭС.

Сейчас на заводе работают над деталями реакторных отделений для двух зарубежных атомных станций и одной российской. Это индийская «Куданкулам», турецкая «Аккую» и Курская АЭС-2.

— У нас запущено производство трех компенсаторов давления, — рассказал нам начальник участка сборки и сварки № 1 Никита Волков. — На «Аккую», «Куданкулам» и на Курск. Кроме того, у нас установлены сварочные стенды. Для автоматической сварки, автоматической наплавки. Только недавно закончили наплавку на нижнее днище компенсатора давления на индийский «Куданкулам».

Никита Волков

Никита Волков. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

АЭС "Куданкулам"

АЭС «Куданкулам». Фото: upload.wikimedia.org

Учеба без отрыва от работы

Никита Волков пришел на завод в 2013 году с дипломом инженера-механика агротехнического факультета ПетрГУ. Никакого профильного для атомной энергетики образования, но Никиту взяли. И даже дали возможность параллельно учиться в МИФИ — национальном исследовательском ядерном университете.

— У машиностроительного дивизиона «Росатома» есть базовая кафедра в МИФИ. На ней наши сотрудники, имеющие специалитет, бакалавриат, учатся два года и специализируются уже по атомной тематике, — рассказала сотрудник отдела корпоративных коммуникаций Лада Романова.

Это одна из позиций социально ориентированного «Петрозаводскмаша» — дать людям, которые стремятся работать, возможность получить профильное образование без отрыва от производства. Предпочтение в столице Карелии отдают местным специалистам. А конкурс на кафедру «Росатома» достигает трех человек на место.

Лада Романова

Пресс-секретарь «Петрозаводскмаша» Лада Романова. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Кстати, зарплаты специалистов на участке Никиты Волкова довольно приличные — у слесаря около 40 тысяч рублей, у сварщика – примерно 45-50 тысяч рублей.

На заводе молодым работникам помогают более опытные коллеги. Одна из легенд «Петрозаводскмаша» — бригадир Николай Иванович Лумпин – проработал на предприятии без малого полвека. Он воспитал несколько поколений сварщиков и сборщиков, научил молодежь всему, что умеет сам. Кстати, его ученик и нынешний начальник — Никита Волков.

— Видно же, что завод изменился в хорошую сторону. Условия хорошие, оборудование прекрасное. Только сегодня говорил, что в былые времена мы в фуфайках и ватных штанах работали, и возле каждого человека костер горел. Сейчас этого нет, — заявил бригадир участка сборки и сварки № 1 Николай Лумпин.

Николай Лумпин

Николай Лумпин. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

В следующем, 2020, году ветеран Лумпин отметит сразу несколько юбилеев.

— 100 лет Карелии, 75 лет Победы над Германией, 60 лет «Тяжбуммашу», полвека как я женат, 50 лет как я здесь работаю и 10 лет как мы в «Росатоме», — перечислил бригадир.

Чтобы не было «Фукусимы»

За эти 10 лет «Петрозаводскмаш» наработал производственную линейку из шести изделий. Все они имеют сложные названия, но суть одна: карельскому заводу доверяют делать важнейшие реакторные узлы, без которых ни одна современная атомная электростанция не заработает.

— Мы только вошли в «Росатом» и сразу начали делать три изделия, — рассказал директор по управлению и планированию Андрей Кунтыш. — Во-первых, это САОЗ, система аварийного охлаждения активной зоны. Я когда пришел на завод, уже первый САОЗ в некоторой степени готовности стоял. Во-вторых, корпуса ГЦН (главных циркуляционных насосов — прим. ред.) — для Нововоронежской станции. В-третьих, СПЗАЗ. Это системы пассивного залива активной зоны. И буквально через полгода мы начали изготовлять всю стандартную линейку. Добавились трубопроводная арматура, корпуса коллекторов теплоносителя для парогенераторов и узлы главного циркуляционного трубопровода».

Андрей Кунтыш

Андрей Кунтыш. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

САОЗ

САОЗ. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Некоторые агрегаты из линейки «Петрозаводскмаша» — с мудреными аббревиатурами САОЗ и СПЗАЗ — выполняют на АЭС важнейшую функцию обеспечения безопасности. Например, САОЗ трудится на самом ответственном (и опасном) участке — в первом контуре ядерного реактора.

— Суть в чем: если падает давление в первом контуре, значит, случилась какая-то авария и нужно охладить реактор: в системе самопроизвольно открываются клапаны и выливается вода, содержащая бор, — рассказала сотрудник отдела корпоративных коммуникаций Лада Романова. — Атомы бора очень хорошо захватывают нейтроны. А как раз нейтроны и вызывают реакцию при делении атомного ядра.

Производство такой продукции — ответственнейшая и сложнейшая задача, говорят на заводе. Каждое изделие проходит многоступенчатый контроль, прежде чем попасть на станцию. Здесь лучше многих помнят каждую из чрезвычайных ситуаций, связанных со сбоями в работе АЭС, в том числе аварию на «Фукусиме-1» в Японии, где работала АЭС иностранного производства.

 

— На наших станциях стержни, которые замедляют работу реактора, находятся сверху. Если вдруг что случилось, двигатели автоматически отключаются и стержни сами падают. Шлёп! Реакция гасится, — рассказала Лада Романова.

— А у них на «Фукусиме» было наоборот: чтобы реакцию погасить, стержни снизу вверх поднимали. А еще у японцев вдобавок дизель-генераторы стояли в том месте, которое захлестнула морская вода, когда пришло цунами. В том числе запасные. Станция оказалась обесточена, пошла неконтролируемая реакция деления. У нас же очень много пассивных систем, которые работают сами по себе, без вмешательства человека. Отключилась электроэнергия — стержни опустились. Понизилось давление — открылись клапаны, вылилась вода, реакция погасилась.

Для производства таких узлов требуется специальная, часто уникальная техника. В 2010 году завод «Петрозаводскмаш», ранее выпускавший в основном оборудование для целлюлозно-бумажной промышленности, к работе в «Росатоме» был не готов. Потребовались значительные инвестиции: с 2010 по 2017 год в предприятие вложено около четырех миллиардов рублей.

Новый этап развития

Сейчас на предприятии приступили к новому этапу развития. До 2024 года планируется существенно нарастить и объемы выпускаемой линейки из шести узлов, и штатную численность. Так, в 2019 году «Петрозаводскмаш» должен прирасти по объемам вдвое по отношению к прошедшему 2018 году. На заводе стало больше заказов, в основном иностранных. Уже приступили к производству изделий для АЭС «Руппур» в Бангладеш, на очереди — станции в Финляндии, Китае, Венгрии.

При этом на нашем специфическом предприятии и планы специфические: на «Петрозаводскмаше» журналистам конкретно не говорят, на сколько штук изделий больше намерены сделать или на сколько специалистов увеличится штат. Здесь все меряют категорией трудоемкости, выработки.

Рабочий процесс. Фото: ИА "Республика"/Леонид Николаев

Рабочий процесс. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

— На самом деле, увеличение объемов производства мы видим с первых месяцев. Все в наших руках. Большая часть заготовки, необходимой для выполнения производственной программы следующего года, на завод въехала и въедет в ближайшие дни. Сейчас мы занимаемся проведением необходимых испытаний, — рассказал Андрей Кунтыш. — При этом в текущем году мы не планируем большой программы по отгрузке. Потому что изделия у нас в основном длинноцикловые и периоды изготовления изделия — от 300 до 600 дней. Например, компенсатор давления мы делаем два года. Именно по этой причине оценка прогресса изготовления, исполнения ведется в трудоемкости, в нормо-часах.

Однако некоторые цифры назвать можно. Так, численность участка сборки и сварки, на котором работает Никита Волков, за счет новых заказов увеличится с 80 до 150 человек. На предприятии будет осуществлен план по набору персонала. Сейчас на «Петрозаводскмаше» трудятся около тысячи человек. Будет больше.

— На участке примерно 80 человек слесарей, сварщиков и котельщиков. Будут увеличивать до 150 рабочих в связи с увеличением объемов производства. За счет новых заказов, строительства новых АЭС: «Ханхикиви» в Финляндии и «Тяньваньской» в Китае, — заявил Никита Волков.

Никита Волков

Никита Волков. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

На заводе с гордостью говорят о том, что российские технологии в области атомной энергетики ценят во всем мире. И не последнюю роль играет в этом петрозаводский завод. В частности, потому что на «Петрозаводскмаше» установлены уникальные станки — французские, итальянские машины.

Один из них – итальянский токарно-расточной станок карусельного типа Pietro Carnaghi. Это самый крупный станок на «Петрозаводскмаше». Машина настолько большая, что при ее установке рабочим пришлось «утопить» фундамент цеха на девять (!) метров вглубь.

— Мало того, что это девять метров грунта, там еще и подземная река течет. Поэтому у нас стоят насосы и откачивают воду, — говорят на заводе.

Токарно-расточной станок Pietro Carnaghi

Токарно-расточной станок Pietro Carnaghi. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев

Местные Кулибины не только подстраивают иностранные станки под местные реалии: они могут и внести изменения в конструкцию самого станка. Так произошло с итальянским Steel Mec. Эта машина занимается электрошлаковой и наплавкой слоя нержавеющей стали на трубы для АЭС. Процесс требует постоянного охлаждения. Петрозаводские сварщики посоветовали разработчикам применить своеобразный душ.

— Мы им подсказали, когда были в Италии на приёмке. У них сперва охлаждение производилось за счет форсунок под напором. И там такой шум был, что невозможно было стоять рядом. Мы им подсказали, как лучше — они сделали, — рассказал бригадир электросварщиков Александр Тризно.

В марте на завод привезут еще одну такую машину. Из-за растущих объемов производства станков для наплавки уже не хватает.

Уникальное литье

Все уникальные станки на заводе – иностранные. Российское станкостроение пока находится в роли догоняющего. Но и здесь у Карелии хорошие перспективы. На площадке «Петрозаводскмаша» базируется литейный завод, поставляющий детали для Ульяновского станкостроительного предприятия, которое работает в сотрудничестве с известным немецким концерном DMG MORI.

— У них большой прирост, новые большие контракты по станкостроению, — заявил Андрей Кунтыш. — Они сейчас большие объемы работ выполняют по бумагоделательному оборудованию для иностранной компании. Имеют уникальные мощности в этой области.

На литейном заводе утверждают, что по некоторым параметрам завод в первой тройке в мире, не то что в России.

А все потому, что петрозаводский литейный завод в состоянии работать с самыми большими в России заготовками из высокопрочного чугуна. Так, валы для бумагоделательных машин производства литейного завода «Петрозаводскмаш» достигают в высоту 11 метров — их заливают вертикально. Так что ближайшая пятилетка для обоих заводов — это время наращивания объемов производства.

Литейный завод в Петрозаводске

Литейный завод в Петрозаводске. Фото: ИА «Республика» / Любовь Козлова

Есть ли работа после АЭС?

А вот что будет, когда все запланированные атомные станции в мире построят? Чем будут заниматься на заводе?

— У меня пока нет оснований полагать, что по «Росатому» будут существенные понижения в объеме производства, потому что мы на сегодняшний день способны обеспечить (конкурентную — прим. ред.) цену. У нас уровень труда дешевле, чем у конкурентов. А это Westinghouse Electric Corporation (США) и Оrano SA (до 2018 года Areva, Франция). Мы пока способны как страна поддерживать тот уровень, который миру интересен, — заявил директор по управлению и планированию Андрей Кунтыш. — Ну а потом любое машиностроение этот завод способен делать. Все, что тяжелое, все, что большое, все, что нужно сваривать.

Кроме того, у «Петрозаводскмаша» есть сфера деятельности, которая развивается параллельно атомной. Это оборудование для газовой и нефтехимической промышленности. Например, в 2018 году завод поставил на Московский НПЗ ректификационную колонну для атмосферной переработки нефти.

Недавно «Петрозаводскмаш» сделал тяжелые конструкции кранов для одного из судостроительных заводов России.

— Есть у нас кооперация с Невским заводом, с судостроителями. У нас есть уникальное современное оборудование, а у них иногда есть необходимость в точной механической обработке, — говорят на заводе.

Кроме того, в планах на 2019 год – с помощью кооперации передать некоторые циклы работ на другие заводы. Конечно, не для того, чтобы искусственно снизить темпы и объемы своей работы, а для того, чтобы не зависеть от капризной конъюнктуры рынка.

— Чтобы иметь возможность гибко маневрировать под загрузку. Потому что кооперация удобна тем, что ты имеющиеся заказы отторговал, нет сейчас другой работы — и ни нанимать, ни увольнять, ни обучать, ни поддерживать людей не надо. На заводе всегда есть неравномерность загрузки. Поэтому у рабочих то густо работы, то иногда им приходится отдохнуть. А это для завода всегда нехорошо, — заключил Андрей Кунтыш.

Пока же основная жизнь завода связана с «Росатомом». Дорожная карта развития предприятия составлена до 2024 года – на ближайшую пятилетку есть четкие планы по загрузке «Петрозаводскмаша» заказами.

Заводская проходная на улице Достоевского

Заводская проходная на улице Достоевского. Фото: ИА «Республика» / Леонид Николаев