Фермерство для души: семья Сулим и их хозяйство

Кому в Деревянном жить хорошо? Отвечаем: крестьянско-фермерскому хозяйству Татьяны Сулим. Ей удалось бросить нелюбимый город, завести любимых лошадей, получить грант Минсельхоза на телячье хозяйство и, главное, землю под это дело. О счастливой семье на природе – материал «Республики».

Хозяйство семьи Сулим. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Хозяйство семьи Сулим. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Земля и Бродский

Татьяна Сулим – первый в практике нашего издания фермер, который в рассказе о грантовой поддержке сельского хозяйства со стороны государства цитирует Иосифа Бродского. «И что семя, упавши в дурную почву, не дает побега…», — прочла нам глава крестьянско-фермерского хозяйства из села Деревянное (стихотворение-посвящение Л.В. Лифшицу 1971 года). Это она о том, что в Минсельхозе Карелии куда активнее поддерживают сельхозпроизводителей, готовых к развитию. То есть с четким планом на будущее.

С этим в хозяйстве по выращиванию телят мясных пород всё в порядке. В прошлом году Татьяна Сулим получила от государства трехмиллионный грант с условием к 2022 году заиметь стадо мясных бычков и телок в сто голов. Уже сейчас фермер работает с опережением: купленную на деньги гранта партию в 26 голов крупного рогатого скота удалось увеличить до 50 бычков.

Татьяна Сулим. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Татьяна Сулим. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Вот только, невзирая ни на желание и умение работать, ни на любовь к Бродскому, не было бы у Татьяны Сулим подобных успехов без той самой почвы. То есть земли. А проблема с землей в республике есть. Перефразируя другого классика, земельный вопрос изрядно подпортил настроение карельским фермерам. По оценке регионального Минимущества и земельных отношений, еще в 2018-2019 годах на тысячу заявок на землю от сельхозпроизводителей приходило 500 отказов. В марте этого года глава Карелии собрал фермеров в Олонецком районе и спросил о проблемах. Больше всего жаловались на тот самый «земельный вопрос». В результате в Минимущества республики создали реестр нуждающихся в земле фермеров, в него попали 51 человек и 113 земельных участков, которые они хотят получить. Началась конкретная, адресная работа.

«По итогам двухмесячной работы уже 12 фермеров получили землю и начали реализовывать гранты, полученные по линии Минсельхоза Карелии, – рассказала министр имущественных и земельных отношений Карелии Янина Свидская. – Думаю, до конца года мы закроем земельный вопрос еще по 14 фермерам. Это 41 участок».

Янина Свидская. Фото: "Республика" / Любовь Козлова

Янина Свидская. Фото: «Республика» / Любовь Козлова

Крестьянско-фермерское хозяйство Сулим оказалось в числе этих первых счастливчиков. В прошлом году государство предоставило фермеру в аренду 14 гектаров земли. Вместе с другими арендуемыми участками у Сулим сейчас 69 гектаров. Хватит и на выпас скота, и на строительство новой фермы.

«С очень большой благодарностью мы вспоминаем всех людей, кто помог нам в том, чтобы нам выделили землю, – отметила Татьяна Сулим. – Потому что это очень сложный процесс, очень сложная задача стоит перед руководителями – удовлетворить пожелания фермеров по земле».

Лошадиная сила

А началось всё в 2014 году. К этому времени Татьяна Сулим успела пожить в Медвежьегорске и Петрозаводске, обзавестись двумя образованиями, мужем, детьми и трудовой биографией.

«Была детская мечта – завести лошадей. Я жила в Медвежьегорске, там, конечно, это было невозможно, как и позже в Петрозаводске, там мы жили в квартире. Потом подросла дочь, и захотелось воплотить свою мечту уже в детях. И мы стали обрастать конями, – рассказала Татьяна Сулим. – Сначала купили лошадь для дочки, она быстро освоила это дело. Потом я подумала, как было бы здорово вместе прогуливаться на лошадях. И купили для меня. Я помню, был 2014 год – Год лошади».

Показательная рысь: София на Бархате. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Показательная рысь: дочь Татьяны София на Бархате. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

 

Сейчас в хозяйстве Сулим пять лошадей. Всех их любят, считают за членов семьи. Первой приобрели самую породистую – чистокровную арабскую кобылу с восточной кличкой Нуга. Ее привезли для дочери Татьяны, Софии, с пензенского конезавода «Велес». Нуга, между прочим, обладатель лошадиного красного паспорта, который выдают исключительно чистокровным скакунам. На ней уже никто не ездит, в этом году Нуге исполняется 20 лет. Пенсия.

Потом купили владимирского тяжеловоза по кличке Аргон – для Татьяны и их совместных с дочерью прогулок. Но после того как в хозяйстве появился русский рысак Бархат, Аргона пришлось продать. Кони не поладили и стали драться. Правда, продали Аргона очень выгодно как для людей, так и для самого коня – за большие деньги в поместье Льва Толстого в Ясной Поляне. Теперь тяжеловоз катает в коляске туристов.

После исчезновения соперника характер у Бархата не изменился. Настоящий султан, говорит София. Живет с четырьмя женами.

 

«У Бархата есть любимая жена – Флориан, которую он даже может подпустить к своей кормушке. На остальных крысится, начинает пугать, – рассказала София Сулим. – Сейчас иногда Бархат ругается с Нугой, потому что у нее есть повадки жеребца, лидера. Бывают такие кобылы. Например, он прибегает, а Нуга своим поведением дает понять: я старше, мудрее, красивее – я буду главной. Бархат – а я мужчина. Правда, это единственное его преимущество. И они начинают драться».

Воля на поле

В общем, лошади – это для души. Проехаться до Орзеги со скоростью до 74 километров в час, попозировать журналистам под дождем. Для дела – рогатый скот и птица. 10-15 мясо-молочных коз англо-нубийской породы, дойное стадо из пяти телок и одной коровы, штук 20 кур и индюшки. Главный заработок приносят мясные бычки. Миллион рублей из гранта Минсельхоза Сулим портатили на бычков (26 голов). Еще два миллиона ушли на покупку УАЗ Pickup и трактора. Год спустя бычков стало больше, они уже подросли и готовы к реализации.

«Недавно первый бычок из этой партии уехал на забой. Прекрасные отзывы мы получили из Медвежьегорска, – рассказала Татьяна Сулим. – А с этой недели мы начинаем поставки в «Сигму» – до полутуши в неделю».

Бычки. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Бычки. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

У этого крестьянско-фермерского хозяйства – железный принцип. Все животные содержатся в максимально вольных условиях. Например, лошадей и бычков на арендованных полях удерживает только «электропастух» – ограда под напряжением, чтобы не разбредались. Животные питаются подножным кормом, зимой – сеном. Никаких антибиотиков, никаких ускорителей роста, набора веса. Поэтому их мясо хвалят. Поэтому оно и недешево – в «Сигму» пойдет по оптовой цене 320 рублей за килограмм.

«Любые технологии – в еде, строительстве, одежде – убивают качество, — заявил муж Татьяны, Олег Сулим. — То, что раньше люди делали одежду изо льна – может быть, ткали некрасиво, но полезно для здоровья. А сейчас взяли литр нефти, разбодяжили, сделали футболку – но она тебя убивает».

Олег Сулим. Фото: "Республика" / Лилия Кончакова

Олег Сулим. Фото: «Республика» / Лилия Кончакова

Олени – на будущее

Дети Татьяны и Олега Сулим решили продолжить их дело. Старший сын, Константин, решил заняться молочным животноводством. В этом году получил пять миллионов гранта от Минсельхоза Карелии и на выезде из Деревянного купил большую ферму. Младшая, София, намерена остаться при лошадях.

«Мне очень нравится деревня, я такой человек. Очень люблю тишину и отсутствие соседей – это для меня самое хорошее. Когда я выезжаю в город на несколько дней, мне становится очень некомфортно, и я сразу хочу уехать обратно. Для меня город – только съездить в магазин или развлечься с подругой», – рассказала София Сулим.

Родители рядом с фермой сына строят свою, новую и просторную. Олегу Сулим принадлежит ¼ фермы в центре села – но в нее не влезут все их животные, да и пастись коровам там негде. Пока их приходится перегонять, а иногда и перевозить на купленном УАЗе на пастбище. В перспективе фермеры хотят выращивать на мясо диких животных. Пока подумывают об оленях. Например, маралах. На новой ферме места будет вдоволь.