Пай вам, а не деньги

Скандально известный кооператив «Семейный капитал» до сих пор не вернул деньги своим пайщикам. Они опасаются, что столкнулись с аферистами. «Республика» поговорила с бывшим пиарщиком кооператива, и он подтвердил опасения людей.

Дмитрий Иванов – бывший начальник отдела PR КПК «Семейный капитал». С ноября 2014 по ноябрь 2015 года он занимался привлечением новых пайщиков в кооператив. Дмитрия уволили  из организации тогда, когда началось банкротство КПК и его переименование в НПО. Теперь он уверен, что скандально известная компания «Семейный капитал» работает нечестно.

– Наш отдел PR занимался продвижением кооператива, маркетингом, взаимодействием со СМИ и всем остальным вместе взятым. Тогда все выглядело очень правдоподобно: мы, например, спокойно могли привезти «Первый канал» на агрофирму «Тукса» – коровы стояли, молоко было вкусным, в Питере у нас было более 50 собственных магазинов. У нас и мысли не было, что КПК работает по жульнической схеме, – рассказывает Дмитрий Иванов.

КПК «Семейный капитал» организовал Игорь Белоусов. Он обещал возродить сельское хозяйство и залить Россию молочными реками. Такие лозунги до сих пор можно встретить в официальных группах кооператива. Единственное условие – нужны деньги. Точнее – новые пайщики.

В КПК могли вступить как физические, так и юридические лица. Первые – наивные люди, поверившие в красочные рекламные листовки про бешеные проценты по своим вкладам. Вторые – компании, имеющие право взять заём из фонда кооператива на развитие своего производства. Правда, развитие производства могло предполагать разное – покупку оргтехники, обустройство логистики или даже зарплату сотрудникам.

Фактически происходило следующие: пайщик приносит деньги в кооператив, кооператив в свою очередь дает займы своим юридическим пайщикам (компаниям). Такой принцип ни от кого и не скрывался. Только вот компании брали займы не один-два раза, а каждый месяц, при этом работали они себе всегда в убыток. Таким образом, деньги ежемесячно поступали на счета фирм, обналичивались и навсегда «уходили».

– Была, например, фирма-пайщик, которая занималась изготовлением пластиковых дисконтных карт. Эта компания даже работала, но работала только «налево», имея долг перед кооперативом около 50 миллионов  рублей. И несмотря на свою задолженность, она продолжала получать займы, – рассказывает бывший начальник отдела PR КПК «Семейный капитал».

По мнению Дмитрия Иванова, Белоусов сделал хитрую, но в то же время умную вещь: во главе группы компаний он поставил себя, сами компании принадлежали его супруге и сыну, а директорами этих компаний он ставил наемных лиц. Они-то и несли всю юридическую ответственность, поясняет бывший начальник отдела PR КПК «Семейный капитал».

Дмитрий Иванов отмечает, что ни одна компания-пайщик КПК «Семейный капитал» не работала в плюс. Официально они вообще не приносили прибыли, а существовали только за счет кредитования у кооператива, а точнее – за деньги обычных пайщиков.

Когда кооператив КПК «Семейный капитал» обанкротился, Дмитрию Иванову предложили перейти в НПО «Семейный капитал». Он отказался – его уволили по статье «прогул».

К слову, в группу компаний «Семейного капитала» вступали очень разные по своей специфике фирмы. Например, профиль «СК-Автопроверка» – помощь людям при покупке подержанных авто, а основная деятельность «СК-Проект» – проектирование жилых зданий и других сложных инженерных объектов. Эта компания за время своего существования вообще ничего не спроектировала. Многие фирмы создавались только для того, чтобы получать займы у кооператива.

– Как только поток денег в КПК приостановился, компаниям стало не на что существовать. Пошли проблемы с поставками молока, долг копился. Были, разумеется, и другие эпизоды. Например случай, когда руководство купило где-то на отшибе под Питером первый этаж какого-то разваленного дома за 10 миллионов рублей. Его максимальная стоимость – миллиона полтора. Крах наступил быстро, – рассказывает бывший сотрудник кооператива.

У кооператива НПО «Семейный капитал» есть пайщики и в Карелии. За вклад в развитие кооперативного молочного хозяйства с собственными заводами и магазинами «Сегодня» им обещали большие проценты и разные вознаграждения. Однако некоторые члены кооператива уже несколько месяцев не могут вернуть свои сбережения. По этому поводу шесть человек написали заявления в полицию.

Напоследок мы спросили у бывшего сотрудника КПК «Семейный капитал», можно ли, по его мнению, пайщикам рассчитывать на возврат своих денег.

– Единственное, что я могу с уверенностью сказать – у кооператива денег нет. Вообще нет. В собственности у «Семейного капитала» несколько предприятий – агрофирма «Тукса», Медвежьегорский молокозавод и другие. Организация должна иметь ежемесячную прибыль около двух миллионов рублей. И тем не менее, на собраниях кооператива Белоусов просит у пайщиков деньги на принтеры и картриджи. Понимаете?

«Семейный капитал» владеет в Карелии несколькими предприятиями: Медвежьегорский молокозавод, агрофирма «Тукса» в Олонецком районе и молочное хозяйство в поселке Салми. По факту задержки зарплаты работникам агрофирмы в Туксе в ноябре 2016 года было возбуждено уголовное дело. Кроме того, полиция рассматривает шесть заявлений от пайщиков НПО «Семейный капитал»: они уже около полугода не могут вернуть свои деньги. Руководство карельского филиала НПО «Семейный капитал» официально сообщило «Республике», что выплаты по взносам всем физическим лицам приостановлены на год. Так, дескать, решили сами пайщики.

Фото на миниатюру: pixabay.com

Наша война - Вставай на лыжи