«Инвесторы приходят в реальный сектор»

Сколько времени занимает подготовка крупных инвестпроектов? В какие сферы бизнес охотнее вкладывает деньги – в производство или торговлю? Будет ли построен Кемский порт и справится ли республика с программой расселения аварийного жилья? Итоги года подводит премьер-министр Олег Тельнов.

— Олег Владимирович, какие крупные инвестиционные проекты сейчас реализуются в промышленности республики?

— Список крупных инвестпроектов достаточно большой. Например, модернизация производства на «Петрозаводскмаше». За предыдущие годы предприятие успешно освоило выпуск продукции для нефтегазовой и атомной отраслей, в сентябре получило новый заказ на поставку оборудования для индийской АЭС. В следующем году, как планируется, начнется производство деталей для ветрогенераторных станций. Стабильно работает возрожденный в 2015 году Онежский судостроительно-судоремонтный завод, где общая сумма портфеля заказов – почти 1,7 миллиарда рублей.

Крупнейший инвестпроект реализует Segezha group. В прошлом году в Сегеже уже была запущена новая линия по производству мешков. Сейчас инвестор приступил к реализации второго этапа. Он предусматривает установку новой бумагоделательной машины на Сегежском ЦБК в 2017 году. Я сторонник сдержанных оценок, но не могу не отметить, что это первый такой большой проект в России с установкой новой буммашины за долгие годы.

На базе промышленной площадки Надвоицкого алюминиевого завода смонтирована линия по производству радиаторов отопления, в следующем году начнется серийное производство. Планировали приступить к нему в конце этого года, однако при пуско-наладке выявился брак части оборудования. Сейчас идет его замена по гарантии.

В начале декабря открылась новая производственная линия на Соломенском лесозаводе. Достаточно много инвестпроектов реализуется в горнодобывающем секторе. В целом подавляющее большинство крупных предприятий республики сегодня работают стабильно и наращивают объемы производства. Это и Кондопожский ЦБК, и Питкярантский целлюлозный завод. Удалось возобновить производство шпона на Лахденпохском фанерном комбинате. Это отражается и в показателях роста промпроизводства – в Карелии он составляет около 4%, что выше, чем в среднем по России.

Олег Тельнов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Олег Тельнов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Однако есть и другой показатель – объем инвестиций в основной капитал. Несмотря на приведенные вами примеры, он по итогам года, как известно, не увеличился. В лучшем случае, если пользоваться терминологией Минэкономразвития, удалось преодолеть «тренд на снижение». Собственно, именно этот контраргумент приводят скептики в ответ на оптимистичные заявления республиканского правительства о новых инвесторах…

— Во-первых, отмечу, что и по объему инвестиций у нас ситуация в этом году была лучше, чем в целом по стране (в Карелии по итогам девяти месяцев 98,6% к уровню 2015 года, в России 97,7% — прим.ред.) Во-вторых, важна и структура инвестиций. В розничную торговлю, госуправление, финансовый сектор инвестиции, действительно, снижались. А в реальном секторе экономики —  целлюлозно-бумажной промышленности, деревообработке, инфраструктурных проектах — фиксируется достаточно устойчивый рост. В обрабатывающие производства, например, вложения выросли в два раза. Это, на мой взгляд, главное – то, что инвестиции идут именно в производство. И в инфраструктурные проекты, которые в итоге дают для экономики мультипликативный эффект.

В этом году, в частности, началось строительство Белопорожских ГЭС – первый проект в России, профинансированный Новым банком развития БРИКС. В период строительства ГЭС в Кемском районе откроются новые рабочие места. У карельских компаний, задействованных в проекте, появятся новые крупные заказы. Соответственно, возрастут отчисления в бюджет.

— Но когда Белопорожские ГЭС будут построены, много рабочих рук на этом объекте уже не понадобится: ведь современные электростанции практически полностью автоматизированы … Не так давно активно обсуждалось, что для Кемского района если что-то станет реальной точкой роста, то это морской порт. Будет ли он все-таки построен или от этой идеи пришлось отказаться?

— Мы от строительства Кемского порта не отказались. Потому что, вы правы, он дал бы мощный стимул для развития севера республики. Это точка, вокруг которой может расти множество новых производств и услуг. Плюс для самого обслуживания порта требуется много рабочих рук.

На данный момент одна из главных проблем в реализации этого проекта – необходимость обеспечить контрактование грузов. То есть потенциальные клиенты порта уже сейчас должны юридически подтвердить, что будут использовать новый транспортный узел для перевозки четко определенных объемов продукции. Без этих гарантий невозможно привлечь под такой большой проект кредитное финансирование банков. Но грузоотправители , разумеется, со своей стороны просчитывают все плюсы и риски. Некоторых из них, например, «Северсталь», смущает то, что Белое море – замерзающее. В отличие от него в Ботническом заливе Балтийского моря период навигации дольше.

Олег Тельнов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Олег Тельнов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Вторая проблема – это пропускная способность железных дорог, которые планируется использовать для перевалки грузов. Пока те объемы перевозок, которые подтверждает РЖД, недостаточны. Хотя варианты есть – использовать возможности грузового сообщения со стороны Архангельской области. Словом, за Кемский порт мы будем бороться, но требуется четко проработать еще очень многие стороны этого проекта, чтобы убедить инвесторов и партнеров в нем участвовать.

— Хочется верить, что это получится. Получилось же привлечь в республику крупнейшего российского инвестора, «АФК «Система». Как, кстати, удалось заинтересовать руководство группы компаний проектом модернизации Сегежского ЦБК?

— У актива, включающего в том числе Сегежский ЦБК, были объективные плюсы, которые интересовали инвесторов. Это большая расчетная лесосека, которая позволяет обеспечить производство сырьем, неплохая логистика. А также возможность дальнейшего развития инфраструктуры, в том числе связанная с перспективами газификации Сегежского района.

Но были и проблемы, связанные с некачественным управлением этим активом в тот период, когда он входил в структуру «Инвестлеспрома» . Вы наверняка помните, что из-за этих проблем на рубеже 2012-2013 годов Сегежский ЦБК оказался вообще на грани остановки производства.

Но нам тогда эту ситуацию удалось переломить, предприятие сохранить, а затем и найти для него мощного инвестора. И в этом, безусловно, огромная роль главы Карелии. Александр Петрович Худилайнен лично провел множество непростых переговоров на самых высоких уровнях. А бизнес ведь идет в те регионы, где не только есть достаточные сырьевые ресурсы, но и где ему комфортно, где инвестор понимает, что его усилия будут дополняться стремлением властей всех уровней поддерживать развитие производства.

Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Наверняка играет большую роль и поддержка Госкомиссии по подготовке к 100-летию республики?

-Безусловно. Для того, чтобы приступить к реализации любого крупного проекта, требуется огромная предварительная работа со всеми структурами – правительством России, министерствами и ведомствами, банковским сектором, естественными монополиями и так далее. До подписания соглашений, контрактов приходится пройти долгий путь.

Опять же поясню на примерах. Компания «ФинТек» реализует в Костомукше и Лоухском районе проект по углубленной переработке древесины, он включен в перечень приоритетных инвестиционных проектов России в области освоения лесов и в ФЦП развития Карелии. Для севера республики это еще один важнейший проект, в том числе потому, что позволит возобновить производство в лесном поселке Пяозерский. Но одним из главных препятствий был серьезный дефицит электроэнергии в городе горняков, учитывая, что там работает Костомукшский ГОК. Совместно с «Карельским окатышем», энергетиками мы проанализировали режимы работы энергосистемы и определили дополнительную мощность, которую можно использовать для других производств, прежде всего «ФинТека».

— Но обо всей этой подготовительной работе, может быть, надо чаще рассказывать в СМИ? Потому что сейчас нередко получается так: объявили, скажем, в начале года о том, что некая компания намерена построить под Петрозаводском завод по сжижению природного газа. А потом все затихло, и складывается ощущение, что проект то ли в долгий ящик отложен, то ли вообще сорвался… Можете развеять сомнения?

— Подготовка проекта идет, и очень активно. На первом этапе пришлось добиваться, чтобы правительство России выпустило постановление о переводе земель лесфонда под строительство завода. Затем инвестору, компании «Криогаз», требовалось получить разрешение на отпуск сырья для сжижения газа в необходимых объемах. Сейчас началась работа по контрактованию объемов будущих поставок, чтобы получить финансирование «Газпромбанка».

Так что никто под сукно этот проект не прятал. Но надо понимать: для того, чтобы запустить любой крупный проект, нужно сложить всю мозаику, решив самые разноплановые задачи и проблемы. Это невозможно сделать за месяц или за два. Нужно время и кропотливая работа.

Олег Тельнов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Олег Тельнов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

— Олег Владимирович, бывают, к сожалению, и ситуации, когда бизнес, который приходит работать в республику, выигрывает конкурсы на получение госконтрактов, затем очень крупно всех подводит. Вот подрядчики из-за пределов региона сорвали сроки программы расселения аварийного жилья. Пришлось с немалым трудом наверстывать упущенное. Как сейчас идет реализация программы?

— По первому этапу программы «долги» закрыли, сейчас идут второй и третий этапы. Очередной отчетный срок – 1 апреля 2017 года. К этой дате Карелии необходимо представить данные о введении в строй еще около 20 тысяч кв. м. жилья.

Завершающий этап предусматривает, начиная с 1 января 2017 года, строительство и приобретение у застройщиков еще 40 тысяч квадратных метров жилья. При этом на завершение программы в Карелии необходимо еще около 1 млрд рублей. На данный момент есть подтвержденная сумма, около 780 млн рублей – она доказана и обоснована как дефицит средств. Рассчитываем, что до апреля следующего года вопрос о выделении этой суммы по линии Фонда содействия реформирования ЖКХ будет решен, и республика до 1 сентября исполнит все обязательства по программе.

В общей сложности мы должны расселить 118 тысяч квадратных метров жилья. Для того, чтобы был понятен масштаб задачи: за предыдущие пять лет, пока не стартовала программа, было расселено всего 30 тыс. А сейчас за два с небольшим года стоит задача построить в четыре раза больше жилья. На самом деле, беспрецедентные для республики объемы расселения аварийного фонда.

— Но полностью проблему аварийного жилья ни в Карелии, ни в России программа, которая завершается в следующем году, не решает. Как вы думаете, она будет продлена российским правительством?

— Надеемся, что будет. И что в новой программе будут учтены и плюсы, и минусы предыдущей программы. В том числе по требуемым объемам софинансирования от регионов. В Карелии программа расселения стартовала на год позже именно потому, что первоначально от региона требовался слишком высокий, неподъемный для республиканского бюджета объем софинансирования . После переговоров с федеральным центром условия для Карелии изменили. Как только это решение было принято, республика сразу же включилась в программу. Но почти целый год был потерян.

Новая программа, которая позволила бы приступить к расселению домов, признанных аварийными уже после 2012 года, безусловно, необходима. Но на каких условиях она будет работать, посмотрим.

— Как идет в Карелии масштабная программа газификации? Мы о ней уже упоминали в связи с Сегежей, куда, как ожидается, голубое топливо придет в 2020 году. Но до этого ведь надо завершить газификацию Северного Приладожья?

— Да, после Олонецкого района в следующем году начинается строительство газопровода на Питкяранту. Затем — до Лахденпохьи и Сортавалы.

Но это не единственное направление. В этом году провели модернизацию ГРС «Березовская», чтобы увеличить объемы поставок газа на Кондопожский ЦБК. Начали строить газопровод от Вологодской области, по которому газ придет в Пудож. А в следующем году начинается проектирование газопровода на Сегежу, с возможностью продлить его в Костомукшу. Все эти направления вошли в подписанную в 2016 году «Газпромом» и республикой программу газификации до 2020 года.

— Состояние дорог в республике – многолетняя и самая больная проблема. Что делается для ее решения? Насколько активно привлекаются, в том числе, федеральные средства?

— Напомню, лет десять назад в Карелии была только одна федеральная трасса – «Кола». Сейчас мы получили федеральную трассу «Сортавала»: от Ленобласти через Лахденпохью, Сортавалу на Пряжу. Дорога весьма значительной протяженности. Дорога «Медвежьегорск-Пудож-Вологда» тоже стала федеральной и за счет этого приведена в очень хорошее состояние. В этом году в федеральную собственность был передан и отремонтирован подъезд к аэропорту Петрозаводск, аналогично – подъезд к столице Карелии, он также реконструируется. Предварительно согласована передача в федеральную собственность дороги от Сортавала до Вяртсиля.

Кроме того, Карелия получила 700 млн рублей на реконструкцию дорог в Петрозаводске и самой проблемной республиканской трассы, от карельской столицы до Суоярви. Начался ремонт дороги Кочкома-Ледмозер о-Костомукша. И, конечно, нельзя не отметить начало долгожданного проекта по строительству Гоголевского моста в Петрозаводске. Подрядчик, «Карелстроймеханизация», взял очень серьезный темп работ, за два месяца обещает завершить разбор старого моста. Главная наша задача – чтобы в конце 2017 года новый путепровод в Петрозаводске появился.

— В завершение, если можно, такой вопрос: как бы вы лично охарактеризовали уходящий год?

— Нормальный рабочий год, насыщенный. Когда говорят о том, что год был кризисным, особенно тяжелым, вспоминается, какая ситуация была, например, лет 15 назад, когда и экономика, и ЖКХ были в разваленном состоянии. Мы не знали, за что хвататься в первую очередь, какой очередной «пожар» тушить. Сегодня все-таки совсем иная ситуация, мы вышли на созидание. Какие-то планы приходится корректировать, одни проекты реализуются успешно, другие – сложнее. Но это уже не лихорадочное латание дыр в экономике, а развитие. И это главное.

Олег Тельнов. Фото: ИА "Республика" / Николай Смирнов

Олег Тельнов. Фото: ИА «Республика» / Николай Смирнов

Наша война - Лица