Оксана Силантьева: "Шок случился, когда родители увидели, кто учит их детей". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

День снега

Хотели бы вы учиться в школе, где математику, музыку, химию и физику можно было бы изучать, исследуя снег или синий цвет? Могли бы вы протанцевать какое-то свое научное открытие? Об образовании и расширении горизонтов «Республике» рассказывает специалист по медиакоммуникациям Оксана Силантьева.

Марк Заозёрный: "У меня бывает странное ощущение, что в педагогике есть вещи не транслируемые, трансцендентные". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Лучше уйду, а то еще понравится»

О революциях в музыке, ухоженном английском газоне и Григе, который позаимствовал музыку у мультсериала «Маша и Медведь», — в разговоре с преподавателем музыкальной школы Марком Заозёрным.

Святослав Мурунов: "Петрозаводск очень хорошо может не торопиться. Северная неторопливость спасает от ошибок". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Петрозаводск может не торопиться»

По мнению урбаниста Святослава Мурунова, петрозаводчане — люди творческие, думающие, но стеснительные. «Республика» узнала у эксперта, как проявляется в городе деревенский уклад, зачем нам пустота и как можно организовать жизнь по-петрозаводски.

Денис Гаврилов: "Мы живем в интересные времена". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

В борьбе с невидимым врагом

Пока космические корабли бороздят просторы Вселенной, наши карельские специалисты запускают систему, которая скоро поможет врачу любой поликлиники поставить пациенту верный диагноз задолго до того, как признаки заболевания станут очевидными. Как это работает, «Республике» рассказывает врач-кардиолог Денис Гаврилов.

Ася Петрова: "Это такая вечная история: как бы не расстроить читателя. Как бы не написать такого, что ему не понравится". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Раненые и убитые не продаются

Писатель Ася Петрова — о трендах в издательском деле, о цензуре, юморе, о детях, для которых в основном она пишет рассказы и повести, и немного о взрослых заморочках.

Роман Каляшов: "Сомнения у меня были, но потом почему-то появилась некоторая храбрость: а давай попробуем!". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Бобр — потому что добр»

Роман Каляшов, наставник скаутов и скалолазов в Детско-юношеском центре, общается со своими подопечными по принципам, описанным в классической детской литературе: ответственно, по-честному и с приключениями. О том, как это выглядит, — в беседе «Республики».

Анна Брашинская: «Мы наблюдаем, что все сознательно ломается и исследуется: а что, если границ нет? ». Фото: «Республика» / Михаил Никитин
Персона

«А что, если границ нет?»

Про идею театра для младенцев, про потрясения, про Бога и даже про смерть, которая нас всех объединяет, «Республика» разговаривает с проводником нового направления в нашей театральной жизни, практиком и теоретиком искусства Анной Ивановой-Брашинской.

Ирина Дмитрюкова: "Если что-то делаешь, то не бойся". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Если плакать, то можно упасть»

Как не нервничать, когда твой малыш на приличной высоте делает финт в воздухе на своем трюковом велосипеде? Как страх связан со счастьем? Есть ли надежда на олимпийское будущее у карельских райдеров? «Республика» разговаривает со спортсменом Леонидом Березкиным и его мамой Ириной Дмитрюковой.

"Что вызывает наш интерес? Нечто такое, что, с одной стороны, выглядит маловероятным, а с другой - предъявляет неоспоримое доказательство своего существования", - считает Михаил Эпштейн. В разговоре с "Республикой" слова философа цитирует режиссер Петр Шерешевский, объясняя одну из сторон своего творческого метода.
Персона

Волга не обязана впадать в Каспийское море

«Что вызывает наш интерес? Нечто такое, что, с одной стороны, выглядит маловероятным, а с другой — предъявляет неоспоримое доказательство своего существования», — считает Михаил Эпштейн. В разговоре с «Республикой» слова философа цитирует режиссер Петр Шерешевский, объясняя одну из сторон своего творческого метода.

Петр Арзяев: "Многие воспринимают технологию дополненной реальности как игру. Хотя, если вспомнить конец 1990-х годов, то люди и создание сайтов считали игрушкой". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Мечта Петра Ar.

О том, что такое дополненная реальность и как эта технология может изменить нашу жизнь, «Республика» разговаривает с Петром Арзяевым, одним из пионеров AR в Карелии.

Виктор Макаров: «Мне не нравилась какая-то подоплека шахмат: что я за полководец, если бросаю солдат на убой?». Фото: «Республика» / Михаил Никитин
Персона

Человек играющий

Виктор Макаров знает об игре всё. Его конек — настольные игры. Он даже сам придумал первоклассную игру по мотивам эпоса «Калевалы». «Республике» он рассказывает о том, как устроена игра, почему он не любит шахматы, что представляет себе игрок, собирающий армию, как игровые техники можно использовать в образовании.

Элиас Файнгерш: "Если я приеду в город и буду есть суп, а мне будут играть Бриттена, у меня будет сильный диссонанс". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Суп и Бриттен

Элиас Файнгерш — единственный в мире тромбонист, выступающий с сольными концертами. В какой-то момент он понял, что не хочет играть из оркестровой ямы, и ушел из Метрополитен-опера. Артистизм Элиаса, по легенде, передался ему от актеров театра «Современник» — семья музыканта жила в том же доме, где был театр. Правда, на спектаклях, даже очень хороших, Элиас часто засыпает.

Сергей Филенко в шапке, подаренной Федором Конюховым. Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Иф» Сергея Филенко

Плотник-мизантроп Сергей Филенко объясняет, почему считает себя бревном, рассказывает, как Киплинг может помочь в трудном походе, зачем новорожденным большие зрачки и почему он не выходит из дома без аптечки.

Надежда Павлова: "Надо добиться того, чтобы никто не услышал твоей работы". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Сталь и бархат

Оперная дива Надежда Павлова рассказывает о том, как устроена непарадная жизнь артиста. Объясняет, почему она не поет дома. Хвалит Кирилла Серебренникова. Переживает за домашних. «Республика» разговаривает с одной из самых интересных оперных певиц нашего времени.

Игорь Подгорный: "Нужно понимать, чего ты хочешь: секундного хайпа или надежды, что это кому-нибудь поможет?". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

На одну медузу больше

Фотограф Игорь Подгорный потихоньку спасает планету. То едет в экспедицию Greenpeace фотографировать китов, чтобы остановить отлов животных для показа публике. То останавливает снос тополей, в ветвях которых птицы высиживают птенцов в гнезде. Попадись ему море — пойдет спасать медуз. Говорит, что теория малых дел его очень вдохновляет.

Эрнест Цыпкин: "Учитель - это фокусник, кудесник, предводитель, но не соблазнитель". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Трудно быть серьезным

Как Гришка Цыпкин стал Эрнестом, связаны ли немецкие бутерброды с наблюдениями за Луной и что нужно сделать, чтобы к 80 годам не потерять живого интереса к жизни, — в нашей беседе с преподавателем ПетрГУ Эрнестом Иосифовичем Цыпкиным.

Яна Тумина: "В обстоятельства жизни мы заходим с готовностью что-то переживать, что-то в себе преодолевать". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Театр. Испытание. Не угрюмое

Четверо детей режиссера Яны Туминой иногда ревнуют ее к работе. Для них театр — это семейное испытание, хоть и не угрюмое. Для нас ее спектакли — всегда неожиданные встречи и потрясения. «Республика» разговаривает с Яной Туминой об искусстве, жизни в большом городе, отношениях с детьми, радостях и страхах, связанных с воспитанием особого ребенка.

Сергей Летов: "Какое искусство сейчас смотрело бы абсолютное большинство народа? Концерт ко Дню милиции. Там есть все". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

38 ½

Американский композитор Джон Кейдж в сочинении «4′33″» заставил публику слушать тишину 4 минуты 33 секунды. Саксофонист и импровизатор Сергей Летов за 38 с половиной минут смог представить краткий курс истории музыки от античности до наших дней. О революционных идеях, топтании на месте и беге по кругу — в новом выпуске «Персоны».

Дмитрий Ерохин. Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Ты летишь, она летит»

Больше других птиц Дмитрия Ерохина интересуют вороны. Он считает их самыми умными и артистичными птицами в городе. Помимо ворон, в «птичьей коллекции» Дмитрия более ста видов пернатых. Почти все они жители нашего города.

Кама Гинкас: "Я был отличником и хотел делать, как великие". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Белая курица Камы Гинкаса

Кама Гинкас любит парадоксы и провокации. Сам он не служит ни в одном театре, но чаще всего ставит в МТЮЗе. В детском театре идут самые жесткие из его постановок. В «Золотом петушке» льется кровь, а в «Русских снах по Достоевскому» Раскольников заносит топор над живой белой курицей, чтобы отсечь ей голову. Зачем режиссеру этот «взрог» — на видео и в тексте «Республики».