Элиас Файнгерш: "Если я приеду в город и буду есть суп, а мне будут играть Бриттена, у меня будет сильный диссонанс". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Суп и Бриттен

Элиас Файнгерш — единственный в мире тромбонист, выступающий с сольными концертами. В какой-то момент он понял, что не хочет играть из оркестровой ямы, и ушел из Метрополитен-опера. Артистизм Элиаса, по легенде, передался ему от актеров театра «Современник» — семья музыканта жила в том же доме, где был театр. Правда, на спектаклях, даже очень хороших, Элиас часто засыпает.

Сергей Филенко в шапке, подаренной Федором Конюховым. Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Иф» Сергея Филенко

Плотник-мизантроп Сергей Филенко объясняет, почему считает себя бревном, рассказывает, как Киплинг может помочь в трудном походе, зачем новорожденным большие зрачки и почему он не выходит из дома без аптечки.

Надежда Павлова: "Надо добиться того, чтобы никто не услышал твоей работы". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Сталь и бархат

Оперная дива Надежда Павлова рассказывает о том, как устроена непарадная жизнь артиста. Объясняет, почему она не поет дома. Хвалит Кирилла Серебренникова. Переживает за домашних. «Республика» разговаривает с одной из самых интересных оперных певиц нашего времени.

Игорь Подгорный: "Нужно понимать, чего ты хочешь: секундного хайпа или надежды, что это кому-нибудь поможет?". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

На одну медузу больше

Фотограф Игорь Подгорный потихоньку спасает планету. То едет в экспедицию Greenpeace фотографировать китов, чтобы остановить отлов животных для показа публике. То останавливает снос тополей, в ветвях которых птицы высиживают птенцов в гнезде. Попадись ему море — пойдет спасать медуз. Говорит, что теория малых дел его очень вдохновляет.

Эрнест Цыпкин: "Учитель - это фокусник, кудесник, предводитель, но не соблазнитель". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Трудно быть серьезным

Как Гришка Цыпкин стал Эрнестом, связаны ли немецкие бутерброды с наблюдениями за Луной и что нужно сделать, чтобы к 80 годам не потерять живого интереса к жизни, — в нашей беседе с преподавателем ПетрГУ Эрнестом Иосифовичем Цыпкиным.

Яна Тумина: "В обстоятельства жизни мы заходим с готовностью что-то переживать, что-то в себе преодолевать". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Театр. Испытание. Не угрюмое

Четверо детей режиссера Яны Туминой иногда ревнуют ее к работе. Для них театр — это семейное испытание, хоть и не угрюмое. Для нас ее спектакли — всегда неожиданные встречи и потрясения. «Республика» разговаривает с Яной Туминой об искусстве, жизни в большом городе, отношениях с детьми, радостях и страхах, связанных с воспитанием особого ребенка.

Сергей Летов: "Какое искусство сейчас смотрело бы абсолютное большинство народа? Концерт ко Дню милиции. Там есть все". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

38 ½

Американский композитор Джон Кейдж в сочинении «4′33″» заставил публику слушать тишину 4 минуты 33 секунды. Саксофонист и импровизатор Сергей Летов за 38 с половиной минут смог представить краткий курс истории музыки от античности до наших дней. О революционных идеях, топтании на месте и беге по кругу — в новом выпуске «Персоны».

Дмитрий Ерохин. Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Ты летишь, она летит»

Больше других птиц Дмитрия Ерохина интересуют вороны. Он считает их самыми умными и артистичными птицами в городе. Помимо ворон, в «птичьей коллекции» Дмитрия более ста видов пернатых. Почти все они жители нашего города.

Кама Гинкас: "Я был отличником и хотел делать, как великие". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Белая курица Камы Гинкаса

Кама Гинкас любит парадоксы и провокации. Сам он не служит ни в одном театре, но чаще всего ставит в МТЮЗе. В детском театре идут самые жесткие из его постановок. В «Золотом петушке» льется кровь, а в «Русских снах по Достоевскому» Раскольников заносит топор над живой белой курицей, чтобы отсечь ей голову. Зачем режиссеру этот «взрог» — на видео и в тексте «Республики».

Лилия Болотинская: "Я не могу вспомнить, чтобы мне было тяжело знакомиться". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Атомная электростанция»

Лилия Болотинская разговаривает на четырех языках. Значительную часть года она проводит за границей, помогая людям выращивать, полоть, собирать или пасти. Сама она называет свой стиль жизни трудотерапией на иностранном языке.

Станислав Рынкевич. Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Ф» — футбол

В пять лет Станислав Рынкевич был уверен, что Ф в центре поля на стадионе обозначает слово «футбол». К своим 22 годам он пережил все главные моменты футбольной страсти болельщиком «Барселоны». Сейчас ему за тридцать, он профессиональный спортивный обозреватель и адепт другого вида спорта — американского футбола.

Рита Гашкова: «Мне нравится принцип: что отдал, то твое, что оставил - потерял». Фото: «Республика» / Михаил Никитин
Персона

«Если что-то бесит, садись на шпагат!»

Встретить человека в позе лотоса на острове Кижи – к удаче. Сотрудник музея Маргарита Гашкова в свободное от работы время практикует йогу со всеми желающими. Её мечта – помочь каждому жить радостно. Сама она уже научилась это делать — у читателей «Республики» есть шанс это проверить.

Сергей Куликов: "Господь бог человеку дал все, а человек стал жертвой научно-технического прогресса". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Кому легко

Сергей Куликов – один из организаторов православной старообрядческой общины Петрозаводска — когда-то был комсомольцем и даже хотел вступить в партию. Сейчас он предпочитает строгость в соблюдении канонов, выступает за экологию жизни, не смотрит телевизор, не бреет бороды.

Нина Хюнен: "Моя мечта - чтобы было как можно больше счастливых людей вокруг". Фото: "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Счастье пошагово

Нина Хюнен уверена, что учиться можно и в 70 лет. Что школьное образование не соответствует современным реалиям. И что человек может исполнить любую свою мечту, если просто представит себе сам путь к цели.

Александр Козин: "Именно пространство позволяет всему случаться". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
Общество / Персона

Пространство Саши Козина

Движение не может существовать без пространства. А пространство мы выбираем себе сами. Герой «Персоны» — человек, который променял экономическую стабильность на творчество, танец. Наверное, с ним можно было бы общаться, вообще не прибегая к словам.

Иван Симонов: "Я знаю, чего хочу, но пока это не очень складывается, поэтому я плыву по течению". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Охота к перемене мест и блюд

Иван Симонов — повар и путешественник — может многое: испечь калитки в Антарктиде, накормить представителей королевских семей на Северном полюсе, сделать кита на гриле и запечь мясо в вулкане. Охота к перемене мест у него в крови. Охоту к перемене блюд он воспитал в себе сам.

Татьяна Рагозина: "Если у тебя в телефоне после мамы сразу идет номер бабушки, значит, ты русский". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Всё есть. Даже Греция

Татьяна Рагозина, уже 15 лет живущая в Хайфе, рассказывает о том, почему она не скучает по родине, как успокаивает туристов, пугающихся криков, и почему юмор так важен для израильтян.

Елена Бычкова: "Когда в дом приходила Анна Андреевна, меня отправляли гулять в Таврический сад". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Алло, Гугл, скажи мне…»

Одна из основательниц театра «Творческая мастерская» Елена Бычкова рассказывает о ХХ веке. В современном веке, говорит, мне уже не с кем выпить и покурить — все ушли. Ее ХХ век оказался связанным с самыми интересными людьми эпохи, с открытиями и драмами.

Андрей Малаев-Бабель иногда очень похож на Роберта Дауни-мл. Фотографу было трудно это не заметить. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
Персона

Станиславский сам себе говорил: «Не верю!»

Режиссер Николай Демидов, возможно, оказался в труппе Карело-Финского театра из-за актрисы Ирьи Вийтанен. Писатель Исаак Бабель оставил после себя не много произведений, но они совершенны. Рукописи неизданного Бабеля потеряли в НКВД после его ареста. Внук писателя Андрей Малаев-Бабель рассказывает «Республике», что объединяет этих великих людей помимо трагедии.

Владимир Рудак: "Я не из тех, кто плохо относится к статуэткам и наградам". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
Персона

«Я пишу песни, не зная нот»

Владимир Рудак — музыкант, режиссер, писатель и много еще кто. Он считает, что тема инвалидности в кино не освоена, а комикс про инвалида — это отличная идея. Что лучший способ убрать барьеры — это затеять совместное творчество: снять кино, клип, написать песню, издать книгу.

  • 1
  • 2