Залман Кауфман
Наша война

Выживший

Залман Кауфман был призван на две войны, был командиром отделения разведки, корректировщиком огня, брал «языка», попадал под снаряды, прошел сталинские лагеря, но сумел уцелеть. Солдаты посчитали бы это везением…

20160621_122957
Наша война

Зина и Тася

Зинаиде Дмитриевне 92 года, а Таисии Васильевне – 94. Жизнь свела их дважды: в юности — в одном батальоне на Карельском фронте, в старости – в одной комнате интерната для ветеранов войны.

Маннергейм
Наша война

Белый барон

Успешная карьера в российской армии, участие в Русско-японской и Первой мировой войнах, статус национального героя Финляндии и сотрудничество с нацистами в годы Второй мировой. Кем был маршал Маннергейм и какую память он оставил о себе в Карелии?

Кадр из хроники освобождения Одессы в 1944 году. Источник: aloban75.livejournal.com/
Наша война

Убить фрица

Это не сценарий к фильму Тарантино. Это просто полковой командир в 1945 году готовил наградные представления для старшего сержанта Вараксина. То, что сделал этот молодой человек за несколько недель в конце войны, поражает воображение.

Фото: sa-kuva.fi
Наша война

Военная школа

В период оккупации финны провели в Карелии идеологический эксперимент над детьми. Каждый карельский ребенок, прошедший обучение в специализированной школе, должен был со временем стать членом нового общества. Как проходил этот опыт?

Юнга Филимонов
Наша война

«Мальчик с бантиком»

Андрей Филимонов — выпускник первого в СССР набора школы юнг ВМФ. Эти мальчики считали, что без них страна точно не сможет победить в войне.

Немецкие военнопленные готовятся к отправке домой. 1949 год. Фото: ru.wikipedia.org
Наша война

Другой архипелаг

Гостиница «Северная», кинотеатр «Победа», старый Первомайский проспект — и кладбище в Песках. Как жили немцы в карельских лагерях для военнопленных?

Давид Генделев. Фото: Виталий Наконечный
Наша война

Хорошо, не о войне

Давид Генделев хотел стать историком. Вышло так, что изучение предмета оказалось не только теоретическим — началась война. Правда, в разговорах Давид Захарович старается обходить военную тему стороной.

Финская пехота на подступах к Пряже, 15 сентября
Наша война

Четыре рубежа

В сентябре 1941 года финские войска начали решающее наступление на Петрозаводск. Чтобы обеспечить горожанам возможность эвакуации, навстречу противнику выдвинулись около 30 тысяч человек, половина из которых погибли в течение трех недель.

Григорий Танасейчук
Наша война

Где мои 17 лет?

Григорий Яковлевич Танасейчук ушел на фронт в 17 лет. С 1943 по 1945 год он прошел тяжелый и страшный путь от Лодейного Поля до Норвегии.

Боец-портной гвардейской стрелковой дивизии за работой на швейной машине на передовых позициях. 1942 год. Источник: smolbattle.ru
Наша война

Пулею пробито днище котелка…

Какими словами сейчас нужно рассказывать о войне, чтобы люди увидели в тех событиях свою личную историю? Как избежать пафоса в этих рассказах о героях? Заместитель директора Национального музея Карелии Денис Кузнецов считает, что сейчас самым, возможно, верным тоном обращения к теме войны может стать спокойный рассказ о человеке.

Финский солдат
Наша война

Защита Мерецкова

Осенью 1941 года финские войска подступили к карельской столице и встретили отчаянное сопротивление советских солдат. Об одном из самых драматичных эпизодов в истории Карельского фронта — новый материал проекта «Наша война».

Ленина Макеева
Наша война

Незабытый. Пятый…

Когда финны оккупировали Петрозаводск, Ленине Макеевой было пять лет. Она рассказала, как, живя в пятом концлагере, ей удавалось сохранять надежду, и какой была ее жизнь после войны.

Концлагерь в Петрозаводске. Снимок сделан в 1944 году. Фото: fotokto.ru
Наша война

Карельский архипелаг

Во время Великой Отечественной войны через финские концлагеря прошел каждый четвертый житель Карелии. «Республика» попыталась разобраться, как оккупационные власти относились к заключенным, а заключенные — к своим надзирателям.

Александра Долматова. Или Валентина Холодий? Фото: Николай Смирнов
Наша война

Фотография из прошлого

Первым её домом стал концлагерь в Саксонии. К четырем годам девочка узнала трех мам и три раза поменяла фамилию. В проекте «Наша война» — уникальная история Валентины-Александры Долматовой.

Советские солдаты на Карельском фронте. Фото: megabook.ru
Наша война

Карельский фронт: начало

Этим текстом «Республика» открывает новый проект — «Наша война». Мы хотим, чтобы память о наших земляках на войне была с нами каждый день, а не только в праздники и по особым датам. Эта память – в историях людей, в их письмах и документах. Отдельно мы будем делать простые и понятные исторические обзоры событий 1941-1945 годов, связанных с Карелией. Сегодня — о том, как КФССР пережила первые месяцы Великой Отечественной.

Борис Павлович. Человек, который вернулся с войны. Фото: Николай Смирнов
Наша война

Десять мгновений войны

В 17 лет Борис Бойцов уже командовал ротой. Правда, фамилия и отчество у него в то время были чужими. В первом выпуске «Большой жизни» — цикла историй о людях войны — встреча с ветераном, сохранившим в памяти даже голоса своих боевых товарищей. «Республика» запускает новый проект — «Наша война».

  • 1
  • 2