Лица войны. Фото: Николай Смирнов
Наша война

В глазах — война

Полгода мы делали портреты постояльцев петрозаводского дома-интерната для ветеранов. Каждый из них пережил войну. Вместе с героями цикла «Лица войны» мы пережили оккупацию и эвакуацию, страх и голод, побывали в детдомах, колхозах и на передовой.

Бойцы Карельского фронта
Наша война

Жизнь на поле боя

Портные, сапожники, письмоносцы, кладовщики, парикмахеры, повара — эти люди сопровождали бойцов на фронте. Их забота напоминала бойцам о мирной жизни. Организации быта в войсковых частях уделяли особое внимание. «Республика» продолжает листать фронтовые газеты.

Наша война
Наша война

Лица войны: Мария и Евгения

Полгода «Республика» ходила в дом-интернат для ветеранов. За это время мы поговорили с 18 стариками, которые пережили войну. Одни воевали, другие работали в тылу, третьи выживали в оккупации. Цикл публикаций «Лица войны» завершают Мария Изаковская и Евгения Николаева.

Гвардейцы
Наша война

Вставай на лыжи!

Как убить противника бойцу на лыжах? Каким образом обустроить портяносушилку и сделать витаминный напиток из хвои в полевых условиях? О способах выжить в суровых условиях зимы рассказывали в прессе военного времени. «Республика» продолжает листать красноармейские газеты Карельского фронта.

Открытка времен ВОВ
Наша война

С Новым годом, товарищи!

На елке — пулеметные ленты и патроны, в праздничной программе — чечетка и стихи. Поздравления от десятиклассниц, трудящихся и артистов. И еще вера в новогоднее чудо, которое поможет приблизить победу. В проекте «Наша война» — подборка новогодних газетных публикаций для укрепления силы духа карельских бойцов.

Наша война
Наша война

Лица войны: Любовь, Валентина, Галина

Гнилая картошка была вкуснее всех конфет, а молодая крапива иногда становилась единственным средством к пропитанию. Героинь проекта «Наша война» объединяет одинаково голодное время и детство, украденное войной.

Бойцы партизанского отряда «Вперед» после выполнения боевого задания
Наша война

Партизаны в Карелии: мифы и правда

Каждый второй партизан на Карельском фронте либо погиб, либо умер от ран, либо пропал без вести. Почему же кто-то называет их военными преступниками? Мы попробуем разделить мифы и правду в проекте «Наша война»

Наша война
Наша война

Война. Женский род

Женщины в Карелии в годы войны жили по-разному: кто-то умирал от голода в лагерях, кто-то работал за троих в лесу, кто-то учился нравственности на курсах оккупантов. Продолжаем разговор о трагическом времени в истории Карелии в проекте «Наша война».

Фомичёв Роберт Маркелович
Наша война

Коровьи слезы

Роберт Фомичев не был на фронте. Он работал за всех деревенских мужиков, которые ушли воевать. Многое повидал в то время, а запомнил ярче всего, как плакала корова, запряженная вместо коня в борону. Посмотрите на лицо этого человека.

Медики на войне
Наша война

40 секунд на жизнь

Медикам Карельского фронта и его тыла удалось вернуть в строй более 84% раненых. По стране процент вернувшихся равен 70, у немцев — 40%. Как наши врачи и медсестры спасали бойцов во время войны?

Лица войны
Наша война

Лица войны: Вячеслав, Юрий, Лев

Улыбка Рокоссовского и казнь изменника, гребешок из обшивки сбитого самолета и грибы с червяками — мы продолжаем рассказывать истории постояльцев Дома-интерната для ветеранов, которые пережили войну.

Финны отступают из Петрозаводска
Наша война

Освобождение

Освобождение столицы Карелии в июне 1944 года проходило в рамках Свирско-Петрозаводской операции. 17 тысяч ее участников так и не увидели победного разрешения конфликта.

Фото: sa-kuva.fi
Наша война

На восток

Летом 1941-го жителей Карелии начали спешно вывозить в тыловые регионы страны. Часто эвакуация сопровождалась обстрелом, уносившим десятки жизней. Ровно 75 лет назад произошла трагедия, связанная с гибелью пассажиров баржи №485.

Наша война. Капиталина Александровна Степанова
Наша война

Фельдшер батальона

Обстрелы и бомбежки, ранения и смерть, солдатская взаимовыручка и сладкая радость победы — все это было в жизни 94-летней Капитолины Степановой. Она ушла медиком на фронт в 19 лет и вместе со своим батальоном прошла от Петрозаводска до Риги.

Целый месяц Мая Бедертиновна собиралась с духом, чтобы съездить в Долину смерти. Фото из личного архива Маи Волк
Наша война

Номер 49

Мае Бедертиновне Волк 83 года. Этим летом с ней произошло чудо, которого она ждала больше 70 лет. Она нашла отца.

Мария Ивановна Лисовская
Наша война

Девочка из мертвой деревни

Война запечатлелась в памяти Марии Ивановны Лисовской голодом, холодом, запахом горящих тел и отчаянным страхом. Победа – вкусом пшенной каши с солдатской полевой кухни. Маленькая девочка из Белоруссии пережила в 1943-м немецкую карательную операцию.  

Коллаж Наша война
Наша война

Лица войны: Нина, Николай, Валентина

В Доме-интернате для ветеранов в Петрозаводске около 70 постояльцев. Среди них — трое инвалидов и 14 участников войны, трое людей, переживших блокаду, 13 малолетних узников, 7 вдов и около 30 работников тыла. Нам хочется, чтобы вы увидели их лица. «Республика» открывает серию материалов, посвященную этим людям.

Залман Кауфман
Наша война

Выживший

Залман Кауфман был призван на две войны, был командиром отделения разведки, корректировщиком огня, брал «языка», попадал под снаряды, прошел сталинские лагеря, но сумел уцелеть. Солдаты посчитали бы это везением…

20160621_122957
Наша война

Зина и Тася

Зинаиде Дмитриевне 92 года, а Таисии Васильевне – 94. Жизнь свела их дважды: в юности — в одном батальоне на Карельском фронте, в старости – в одной комнате интерната для ветеранов войны.

  • 1
  • 2