Отец Иларион. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Архимандрит Иларион

Круглый год он ходил в кирзовых сапогах. Почти никогда не отдыхал. И постоянно пребывал в молитве. Тысячи людей ехали к нему со всей страны, чтобы получить благословение, а он всех принимал, всех жалел, всех прощал. И каждого любил. Завершаем проект «100 символов Карелии» рассказом об архимандрите Иларионе, игумене Важеозерского монастыря, духовнике Петрозаводской и Карельской епархии. Он изменил судьбу одной из старейших обителей республики, а вместе с ней – судьбы многих жителей Карелии, нашедших у батюшки утешение и веру.

Геннадий Залогин, Петрозаводский Дом Актера. Премьера спектакля "Встреча в аду", 1986 год. Фото: Борис Семёнов
100 символов Карелии

Геннадий Залогин

Гену Залогина знали все. Его всегда было много. Если он входил в помещение, он заполнял его своей энергией и светом. Так же и с Карелией. Приехав сюда после ГИТИСа, он наполнил ее. Дипломат, артист, директор театра, друг. В проекте «100 символов Карелии» один из самых узнаваемых театральных людей республики — Геннадий Борисович Залогин. Большой актер и частица еще одного мощного бренда Карелии — театра «Творческая мастерская».

Талви Укко, главный карельский Дед Мороз. Фото: "Республика" / Николай Смирнов
100 символов Карелии

Карельский Дед Мороз

Мороз на Севере суровый, ночь темная, сугроб до шапки достает. Наверное, потому и отмечали карелы сюндуму (наступление нового года) от Рождества Христова до самого Крещения, чуть не весь январь. Карельские Морозы и Морозцы не велят детям сидеть по домам — об этом читайте в очередном выпуске проекта «100 символов Карелии».

Тамара Юфа. 1978 год. Фото: РИА НОВОСТИ, visualrian.ru / Лев Носов
100 символов Карелии

Тамара Юфа

Воздушное кружево ее графики безошибочно узнает каждый, кто живет в Карелии. Герои «Калевалы», сказочные красавица Насто, круглолицый Сампо-Лопаренок — на образах иллюстраций Тамары Юфа воспитаны поколения. Очарованность ее работами — наш культурный код. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» — любимая с детства карельская художница, чьи работы с годами мы чувствуем все глубже и острее.

Воттоваара. Фото: Олег Семененко
100 символов Карелии

Воттоваара

Про Воттоваару часто говорят: мистическое место. Не зря же древние саамы ставили здесь каменные сейды, шаманили и приносили жертвы? А может, и без инопланетян не обошлось? Самая известная гора республики глазами туристов и ученых в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Хирург В. А. Баранов в операционной. 1940 год. Фото из книги "Три века Петрозаводска"
100 символов Карелии

Династия Иссерсон-Барановых

Есть люди, талант которых, кажется, направлен только на то дело, которому они посвящают жизнь. Но выходит, что, продвигая это дело, они оказывают огромное влияние на мир вокруг. Именно так меняли действительность врачи из династии, основанной Давидом Марковичем Иссерсоном. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» мы увидим, как они это делали.

Валаам зимой. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Валаам

Спасо-Преображенский мужской монастырь на Валааме часто называют Северным Афоном: далеко, сурово, праведно. Об истории и сегодняшней жизни монастырской братии на самом православном острове России — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Скульптура "Расставим точки над Ä", автор Владимир Зорин. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова
100 символов Карелии

Язык и литература

Сколько букв в карельском алфавите? Почему классическая карельская литература (почти вся) создана на финском языке? И где это — Ухта? Мы знаем, как пройти в библиотеку, и отведем вас туда. Редкие книги и редкие люди в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Панорама Онежской набережной. Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
100 символов Карелии

Онежская набережная

Поскольку водное сообщение долгое время было главным в Петрозаводске, в районе набережной сосредотачивалась основная жизнь горожан. Здесь люди работали, молились и наблюдали широкую гладь озера, приучаясь и на прочие вещи смотреть широко и свободно. Красивая, любопытная и отчасти загадочная история Онежской набережной в Петрозаводске дает повод назвать ее одним из «100 символов Карелии».

Шлюз Беломорско-Балтийского канала. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Беломорско-Балтийский канал

Из Онежского озера в Белое море — о таком водном пути для российских кораблей мечтал еще Петр Первый. Но построили канал только в начале 1930-х: в рекордные сроки, не щадя человеческих жизней. Об эпохальной советской стройке, обернувшейся бессмысленной трагедией, читайте в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Поморские деревянные куклы "панки". Фото: ИА "Республика" / Михаил Никитин
100 символов Карелии

«Панка»

«Панка» — уникальная поморская деревянная кукла. В старину такими куклами не играли — верили, что в них переселяются души умерших родственников. К концу XIX века традиции были забыты, и «панки» превратились в игрушки для детей. Форма этих кукол настолько архаична, что, взяв ее в руки, невольно ощущаешь легкий мистический трепет. О «панках» и других куклах-оберегах — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Рыбалка на Белом море Фото: "Республика" / Максим Алиев
100 символов Карелии

Поморы

Карелию невозможно представить без Белого моря. А Белого моря, кажется, уже быть не может без поморов. Они главные рыболовы, первые путешественники и бойкие купцы. Суровый климат и врожденное чувство свободы сделали этих людей одним из самых романтичных символов севера. В том, что помора делает помором, разбираемся в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Железо Карелии. Фото: ИА "Республика" / Лилия Кончакова
100 символов Карелии

Карельский окатыш

Мы говорим ГОК, подразумеваем — Костомукша. Железо, которое веками добывали на северо-западе России. Уникальный комбинат, построенный на самой границе Советского Союза вместе с финнами. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» — ведущее предприятие по добыче и переработке железной руды в стране.

Владыка Мануил. Фото: Алексей Гайдин
100 символов Карелии

Владыка Мануил

Когда он приехал в Карелию, здесь было всего четыре действующих храма и восемь священников. Четверть века трудов и молитв — и в Карелии появилось несколько десятков приходов и сотни священнослужителей. В новом выпуске проекта «100 символов Карелии» рассказываем о владыке Мануиле, человеке, который возрождал православие на карельской земле, вел людей к вере и никому никогда не отказывал в помощи.

Myllärit, концерт. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Myllärit

Главным саундтреком конца двадцатого века в Карелии стал Petroskoi (sinä ajat, minä ajan / я еду — ты едешь, я в Петрозаводск — ты в Петрозаводск). Песню, написанную в 60-х годах в Ведлозере, ансамбли народной музыки исполняли и раньше. Но только с Myllärit, по-новому спетая, она стала действительно народной. О легендарных «Мельниках» — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Олонецкий венец "земчугат", работа Екатерины Логвиненко. Шнур, лен, жемчуг, бисер. 2020. Фото: Екатерина Логвиненко
100 символов Карелии

Жемчуг

Во-первых, это красиво. Пудожский венец, поморское «перо», заонежские серьги-бабочки — не каждая карелка могла себе позволить такую роскошь. Счастливицы надевали жемчуг в дни больших церковных праздников, позировали редким заезжим фотографам. О жемчуге — тысячелетнем промысле и философии чистоты — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Джованни Батиста Пиранези. Инструменты. Фото: allpainters.ru
100 символов Карелии

Весури

В 1920 году художник Аксели Галлен-Каллела предложил только что провозглашенному Северокарельскому государству свой эскиз герба, на котором черный медведь на щите держит в лапах весури, специальный инструмент для срезания тонких веток. Карелы называли этот топор кассара или кассари. О том, почему на севере символическое значение приобрел не серп, а именно сучкорез, — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

На набережной Петрозаводска. Фото: Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Карельские каникулы

Турист Карелию любит. И полвека назад многопалубные теплоходы бороздили Онего и Белое море (маршрут Кижи — Валаам — Соловки), а любители палаток пели у костра «милую мою». В 90-х поехали финны: увидеть родину предков и посидеть/полежать в баре гостиницы «Северная». О тех, кто сегодня отправляется на зимние каникулы в нашу культурную республику, — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Ирландские кобы. Какой хутор без лошадок? На хуторе Кормило. Фото: ИА "Республика" / Игорь Георгиевский
100 символов Карелии

Хутор

Хутор на севере Карелии Розой не назовут. Полгода мороз и снег, только дорогу чистить успевай. Но зато своя земля, лес — охота и рыбалка. И никаких соседей под боком (а настоящий карел не любит, когда в его сети заглядывают). Жизнь на хуторе в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».

Катание на санках - одно из любимых зимних развлечений в Заонежье. Фото: музей-заповедник "Кижи"
100 символов Карелии

Заонежье

И слово красивое, и место. Здесь традиционно жили русские, именно они принесли в эти края свою культуру, фольклор, государство. С карелами существовали мирно, по-соседски — общего было больше, чем различий. Сегодня для многих Заонежье и есть Карелия, ведь здесь Кижи, шунгит, знаменитые былины киевского цикла. О жизни за Онего — в новом выпуске проекта «100 символов Карелии».