Рисунок Олега Яковлева, Кончезеро
Абзац

Рябиновые бусы. Часть 3

«В поисках чего-либо, чем можно было перетянуть Ваське руку, я решил, что оконная штора вполне сгодится. Я подполз на четвереньках к окну и сорвал штору вместе с карнизом, и… тут я почувствовал на себе чей-то взгляд. Я заметил краем глаза, что кто-то смотрит из уличной темноты в окно, на меня. Я посмотрел в тёмное окно и увидел в вечернем мраке красивое лицо ведьмы».

Рисунок Олега Яковлева, Кончезеро
Абзац

Рябиновые бусы. Часть 2

«Я порой чувствовал чьё-то присутствие, и чувство это вгоняло меня в отчаянье. То окно загремит, точно кто-то хлопнул дверью, тогда как дверью никто не хлопал и сквозняка не было. То в двери кто-то постучит, а за дверьми никого. Да, мама этого стука не слышала, – но я-то слышал его!» Читайте продолжение повести Дмитрия Дианова и комментируйте!

Евгений Кривошеин
Абзац

Где всё хорошо

«Представьте себе мир, где у вас сразу же есть пара. Нет одиноких людей. Как только вы родились, сразу же рождается ваша вторая половинка. Каждая родившаяся пара любит друг друга. Все, кроме одной…» В новом выпуске «Абзаца» — рассказ молодого фантаста Евгения Кривошеина. Читайте и комментируйте!

Рисунок Олега Яковлева, Кончезеро
Абзац

Рябиновые бусы

«Я уже то ли вырос, то ли упал до того, что теперь вопрос «Какие женщины тебе нравятся?» кажется мне наиглупейшим. Для меня теперь женщина она и есть женщина! Толстая или тощая, длинная или короткая, кривая, прямая, блондинка, брюнетка – да всё равно! А, признаюсь, относительно толстых женщин я даже озабочен немало. Но будь у меня много денег, я бы на каждый день покупал себе разных женщин…». «Республика» начинает публикацию новой повести Дмитрия Дианова. Каждая часть — новое откровение. Читайте и комментируйте!

Марина Галаничева
Абзац

Любовь и немцы

«Был в моей жизни немец. Ханс-Петер-Вассерман. Hans-Peter-Wasserman. В народе – Петька. Можно, конечно, было его и Хансом величать, но мне это не понравилось совсем, будто гусь какой немецкий. Влюбился – сил нет, ну да бог с ним. Влюбился и влюбился. Не трогало». В очередном выпуске «Абзаца» — новый рассказ Марины Галаничевой.

LIGHT & SHADOWS on the BALKANS
Абзац

Балканский цикл

«Война наносит такие тяжелые травмы, что все сравнения хромают». Афоризмы и стихи финского писателя Ээро Сувилехто актуальны и для Европы, и для России. Читайте и комментируйте!

Луной был полон сад
Абзац

Жить!

Как правильно ухаживать за девушкой, если ей чуть за семьдесят? В новом выпуске «Абзаца» — рассказ Яны Жемойтелите и ответы на некоторые жизненные вопросы.

Виталий Чапкович
Абзац

Свое место

«Часто наблюдавший похороны Петр Миронович заметил, что больше всего люди лгут сами себе на кладбище. После того, как «горячо любимый старший товарищ» накрывался плитой без указания должности, «скорбящие сотрудники» активно обсуждали открывшиеся служебные перспективы, уже входя в поминальный зал. Тогда-то он и наметил «свою» аллею, выходящую на чистую сухую поляну». Новый рассказ Виталия Чапковича о том, как непросто найти свое место в жизни. Читайте и комментируйте!

Мятные пряники
Абзац

Мятные пряники

«Признаюсь вам, что я плохой человек, и у меня обманчивая внешность, которая неоднократно многих вводила в заблуждение. Люди привыкли оценивать друг друга по экстерьеру, несмотря на то, что часто из-за этого страдают».

Ина Иванова
Абзац

Дело святое

В новом выпуске «Абзаца» болгарская поэтесса Ина Иванова читает свои стихи на видео. Яна Жемойтелите тут же их переводит. Смотрите первую часть международного поэтического проекта «Киселчово» на «Республике» и комментируйте!

Печатная машинка
Абзац

Клавиатуропись-2

В новом выпуске «Абзаца» — история одного офисного людоеда, анекдот о неожиданном сочетании фамилий и грибное ассорти. Читайте новые прозаические миниатюры от Владимира Ваяна и комментируйте!

Дмитрий Новиков
Абзац

Муки-муки (продолжение)

«Ночью вылез из палатки по нужде, а в кустах женщина голая стоит. Красивая. И рукой к себе манит… А бабушка моя карельская потом сказала, что это смерть к себе звала». В новом выпуске «Абзаца» читайте продолжение повести Дмитрия Новикова.

Дмитрий Новиков
Абзац

Муки-муки

«А не понравился он мне сразу, только подъехали. Грубая какая-то внешность. Глаза круглые, совиные на круглом же лице. Нос крючком. Морда широкая. Да и сам плотненький такой, квадратненький. Не интеллигент, в общем. А с какой стати плотник должен быть утонченным и возвышенным?» В новом выпуске «Абзаца» — повесть известного карельского писателя Дмитрия Новикова.

Жизнь
Абзац

Так много это…

Все детство она хотела плескаться беззаботно в воде, в море-реке – не важно. Веселым пескариком. Получалось, особенно лет в 10, раньше – нет… А в 10 уже – быстро сделать все по дому и побежать с друзьями в сказочную страну под названием Мир, под названием Жизнь.

Прощание
Абзац

Душа Хонды

«Виктор прощался со своей Хондой. Было тоскливо, радость от приобретения новой машины, конечно, присутствовала, но ему и в голову не приходило, что расставание будет таким тяжким. Скоро приедет новый хозяин и увезет ее в другой район Москвы. Навсегда».

Птицы
Абзац

Непутевый Христо

«Птицам виднее оттуда, с высоты, кто прав, а кто и не прав. Во всяком случае, им точно известно, что сама жизнь порой исправляет то, что там успевают натворить люди по неразумию или корысти».

Военные
Абзац

Бандюга

«Геннадий Бандюга никогда не был удобным подчиненным. Ни будучи курсантом артиллерийского училища, ни взводным, ни в должности командира батареи. Бандюга был человеком действия и отчаянным правдорубом».

Старик
Абзац

Копейка

«Жизнь, дитя, большая, как копейка. Ни меньше, ни больше. Знаешь, что такое копейка? Такая она – маленькая, но больших дел может наделать. Вот и жизнь такая. Маленькая, короткая, но пока закончится, таких дел успеешь натворить – что радостных, что грешных…»

Сотворение Адама
Абзац

Поймать нить

Я перемешиваю, перетираю, перекатываю, передумываю весь кусок достаточно неподатливого теста моей Жизни. Все слова и мысли… Все чувства … Всю Любовь… Бескрайнюю… безграничную, как море… искреннюю и нежную Любовь к моему родному Человеку.