«Я повторяла: Господи, скорее бы это кончилось»

Спустя 70 лет после окончания Великой Отечественной войны Надежда Орлова вспоминает, как она одна готовила на целый полк и мчалась в Берлин на несколько часов, чтобы посмотреть бункер Гитлера.

Спустя 70 лет после окончания Великой Отечественной войны Надежда Орлова вспоминает, как она одна готовила на целый полк и мчалась в Берлин на несколько часов, чтобы посмотреть бункер Гитлера.

Война застала Надежду Орлову в Новгородской области в возрасте 17 лет. Юная петрозаводчанка переехала туда к брату, чтобы закончить десятилетку. В 1941 году она решила во что бы то ни стало найти работу. На заборе увидела объявление о поиске кассира. Оказалось, что такой сотрудник требовался в столовую воинской части. Начальник сразу предупредил девушку, что если будет растрата, повесят на нее. Помогли только женские слезы. Надежду устроили уборщицей грязной посуды.

Весной воинская часть, куда входил 74-й батальон, обслуживавший самолеты ТБ-3, уехала в летний лагерь. Обычно подсобных работников туда не берут, но Надежду и ее подругу пожалели. В это время юную петрозаводчанку повысили до повара. Готовить приходилось много, кормили целый полк. И вот прилетела новость о войне. Воинская часть Надежда оказалась на Северо-Западном фронте. Девушка хотела записаться в добровольцы и стать летчицей, но ее оставили на кухне.

Девочки-повара были совсем молоденькими. Многое для них оказалось впервые. Как-то раз на кухню принесли кур. Надо было приготовить, а как, никто не знал.

— Хорошо хоть, что они были ощипанные. Мы и так напортачили, сварили их вместе с потрохами. Да еще уснули, пока готовили. Вы знаете, я все четыре года войны только и мечтала, что выспаться. Летчики порой вылетали на задания в пять утра. К этому времени их надо было накормить. И ночами готовили, не без этого. Вот и приходилось спать на ходу, — рассказывает Надежда Орлова. — Лично я кроме своей работы ничего не знала. Все говорила: «Господи, скорее бы это кончилось, чтобы я хоть поспала».

Долгое время 74-й батальон стоял в Крестцах, почти два года. Здесь же Надежда узнала, что такое бомбежки. Обстрелы вели в первую очередь по аэродрому. Столовая как раз находилась рядом. Основной целью немцев, конечно, были самолеты. Однажды все они вместо ангара оказались на взлетных полосах. Многие истребители сожгли. Как выяснилось позже, помог в этом один из советских солдат. К слову, эта история предательства была не единственной.

— В Крестцах нас бомбили почти каждый день. Рядом была железная дорога. Как только по ней шел состав с ранеными или боеприпасами, сразу начинался обстрел. Потом стало известно, что это тоже проделки предателя, но уже другого – начальника железной дороги. Он сообщал немцам о движении составов. Как узнали? Случайно и даже нелепо. Детишки как-то играли на улице, и тут самолеты полетели. Кто-то из ребят закричал: «Немцы, немцы!» А сын начальника дороги и говорит: «Нет, это не немец, папа сегодня не звонил». Был еще один предатель, повар. Когда из Крестцов нас передвинули в лес, он все подготавливал нас к встрече с фашистами. Продукты не давал. Командиров голодом морил. Его потом расстреляли. Оказался офицером белой армии.

По словам Надежды Орловой, к страху перед бомбежками она так и не привыкла. Боялись все, умирать никто не хотел. Когда останавливались в населенных пунктах, от налетов спасались в блиндажах. Как-то раз во время очередного обстрела блиндаж оказался занят местными жителями. Юной поварихе пришлось схватить в руки палку и пригрозить расстрелом, если люди не освободят место, выбросив вещи. Улова помогла и, возможно, спасла кому-то жизнь. Кстати, устроить Надежду всегда пытались в отдельную землянку, поскольку она была одна девушка среди всех солдат. Но порой такой возможности не было. Тогда в общей землянке ей отводили отдельное место и закрывали его плащ-палаткой.

В 1943 году Надежду Орлову приписали к зенитному полку, после чего она попала на Второй Белорусский фронт. Затем девушка оказалась в Польше, тогда же ее ранило во время очередного налета. Через несколько месяц Надежда снова была в своем полку.

К слову, с семьей во время войны юная повариха не переписывалась. Дома, в Петрозаводске, остались мама и сестра. Но они находились в оккупации, и было просто невозможно узнать, живы ли близкие. Когда карельскую столицу освободили, Надежда написала в горисполком. Там о судьбе ее семьи тоже ничего не сообщили. Помог крестный, который рассказал, что мама с сестрой по-прежнему живут в Петрозаводске.

День Победы Надежда Орлова встречала в Дрездене. Советские солдаты ликовали, устроили праздничный ужин с танцами. Однако сам немецкий город был разрушен. Вместо домов практически везде виднелись руины. С местным населением Надежде общаться не пришлось. Но она помнит, что когда проходила по улицам, из домов никто не выходил. Люди стояли у окон и что-то кричали ей вслед.

— Из Дрездена на машине я добралась до Берлина. Очень хотелось увидеть Бранденбургские ворота и расписаться на колонне Рейхстага. Последнее, правда, не удалось. Людей было навалом, один на другого фактически лезли. Еще видела бункер Гитлера. Внутрь нас не пустили, а наверху все было разрушено. У меня еще вещи некоторые остались. В Дрездене паренек подарил брошь, медальон и часы. Это все из того, что получалось найти в занятых городах. Часы куда-то делись, кулон я отдала, а вот брошь сохранилась до сих пор.

В Петрозаводск Надежда вернулась 22 августа 1945 года после демобилизации. Всех везли эшелонами, но наша героиня так торопилась встретить родных, что нашла деньги и купила билет на обычный поезд. Сегодня в ее семье 9 Мая – это один из главных праздников. У Надежды Орловой уже трое правнуков. Осенью ей исполнится 92 года. После войны, имея квалификацию повара, она больше никогда не работала в этой профессии. В ее памяти те страшные четыре года, когда приходилось таскать непомерно тяжелые чаны и спать по два-три часа в день. Вернувшись домой, Надежда принципиально избегала столовых. Несмотря на то, что их семья получала на сутки всего килограмм хлеба, а работа повара давала возможность кормить родных, Надежда Орлова обходила общепит стороной. По ее словам, она хорошо готовит, но после 45-го делает это только для близких.