Я – деревня!

Сегодня это звучит гордо, полагают карельские блогеры, пишущие о республике.

«Сельский блогер» – такой проект запустили в соцсетях Ассоциация этнокультурных центров и организаций по сохранению наследия «ЭХО» и туристическая компания «Карелика». Более тридцати участников (от школьников до их бабушек) уже второй месяц придумывают тэги, хэштеги, снимают на камеру и телефоны Карелию. Такую, какую любят. Такую, какую узнают сегодня.

Все материалы вы найдете в группе социальной сети «ВКонтакте». А мы подготовили для наших читателей свою подборку снимков и текстов.

Рисунок руки профессора Толкиена

Рисунок руки профессора Толкиена. Фото: vk.com

Татьяна Бердашева:

— Вы когда нибудь слышали карельский язык? А эльфийский? Не торопитесь ставить медицинские диагнозы автору за такие вопросы.

Порой человеческое воображение синтезирует совершенно удивительные вещи! У некоторых в голове только решение практических задач, некоторые же изобретают целую вселенную, населенную вымышленными существами, которые разговаривают на иных языках.

Читатель, ты ещё здесь? Я рассказываю тебе про одного реального профессора, который создал ирреальный мир: Джон Рональд Руэл Толкиен. «Калевала», основанная на карело-финской рунической эпике, очень впечатлила писателя. Из письма Толкиена: «Меня восхитила и очаровала «Калевала». Свод моих легенд, частью которых (заключительной) является Трилогия, возник из стремления «переписать» «Калевалу», в первую очередь – трагическую историю Куллерво».

Профессору пришлось изучить не только сюжет Калевалы, но и языковой строй. Толкиен читал Калевалу в подлиннике, а на основе языка оригинала родился эльфийский язык, который, как и карельский, распался на множество диалектов. Нельзя проводить прямых параллелей между реальным и синтетическим языками, все сходство скорее чистая квинтэссенция восприятия самого профессора. Однако, когда мы с подругой идём в кино на экранизацию книг Толкиена, то говорим друг другу: «Помни про карельский язык!». Мы тоже хронически больны воображением.

P.S. …тысячи озёр и рек… Карелия… Ривенделл?… Озерный город?…

Кадр из фильма Танцы под ущербной луной (En un ClarOscuro de la Luna)

Кадр из фильма «Танцы под ущербной луной» (En un ClarOscuro de la Luna). Фото: канал пользователя Roger Aguirre / youtube.com

Анастасия Сало:

О том, что в Карелии любят снимать свои фильмы российские режиссеры, знают многие… А в 1998-1999 к нам приехали снимать кино аж из Мексики. В деревню Большие Горы, что в Олонецком районе. Именно эти потрясающей красоты места облюбовали мексиканцы для съемок фильма «Танцы под ущербной луной» («En un ClarOscuro de la Luna»).

Главный режиссер фильма – Серхио Ольхович. Снимались как российские (Иван Краско, Петр Вельяминов, Виктор Бычков), так и мексиканские актеры. По сюжету главный герой – русский, попавший после войны из фашистского плена в Мексику. На чужбине он прожил большую часть жизни и теперь возвращается на родину с дочерью.

По сюжету в фильме должен сгореть дом. Эту часть как раз снимали в Больших Горах: выбрали самый старый дом в деревне, полуразвалившийся, и выкупили у хозяев. И сожгли. На Youtube (если вам интересно) есть несколько фрагментов фильма.

Кижский гид Марина Ноженко

Фото: Олег Семененко

Елена Малишевская:

Вы знаете, какое количество инвалидов-опорников могут поездом приехать в Петрозаводск? Скажем, в сутки? Двое. Потому что в поезде Петрозаводск — Санкт-Петербург есть только один вагон, оборудованный заездом для колясочников. А в этом вагоне только одно специализированное купе – на два человека. И на этом трудности и ограничения отнюдь не заканчиваются. Вы можете представить, каким образом человек в инвалидном кресле будет спускаться с платформы нашего железнодорожного вокзала? Я – не очень.

Допустим, барьеры преодолены. Следующий пункт в маршруте – остров Кижи. Сможет человек туда добраться в инвалидном кресле? Один – точно нет. Если его сопровождают двое крепких мужчин – возможно. Ни речной вокзал, ни кометы, ни метеоры не предполагают, что их услугами будут пользоваться люди, имеющие хоть какие-то проблемы. Туризм у нас только для здоровых!

Это очень обидно, потому что музей-заповедник «Кижи» сейчас участвует в проекте «Доступная среда», и мы-то готовы сделать всё для создания безбарьерной среды – всё, что в наших силах, всё, что позволит нам ЮНЕСКО. Мы проводим тренинги для гидов, семинары, конференции. Недавно остров подвергся подробной «инспекции», которую провели два финских профессора – Тимо Экроос и Пентти Мартикайнен. Мы посчитали все скамейки и поручни, измерили все дорожки и ступеньки, прошли всеми туристическими маршрутами и сейчас ждём подробные рекомендации от экспертов для их дальнейшего воплощения в жизнь. Ну, а что дальше? Как оценить безбарьерную среду на острове Кижи, если до самого острова не добраться?

P.S. По итогам проекта готовится буклет. На его обложке мы разместим фото нашего чудесного гида Марины Ноженко. Так случилось, что в прошлом году, в преддверии 300-летия Преображенской церкви, она сначала сломала руку, а потом и ногу. Праздник встречала в инвалидном кресле. Фотографий настоящих колясочников, которые побывали бы на острове Кижи, у нас просто нет.

"Вяйнемёйнен" из Монрепо

«Вяйнемёйнен» из Монрепо. Фото: Ирина Кулакова

Татьяна Бердашева:

Героев карельского фольклора можно встретить не только в Карелии. Но, например, и под Выборгом, в знаменитом парке Монрепо. Там установлена огромная скульптура одному из главных героев Калевалы – Вяйнемёйнену. Удивительно, но скульптура в Монрепо появилось в 1831 году, за четыре года до выхода первого издания «Калевалы». В газете Выборга по этому случаю напечатали: «Вяйнемейнен, исполненный силы, радостный отец песен, любимый, несущий мир! Добро пожаловать в Выборг, Крепость Карелии!»

К сожалению, первая статуя не сохранилась (вандализм), следующего Вяйнемейнена в Монрепо ждала та же участь. Сейчас уже третья скульптура героя карельских рун украшает парк. Автор скульптуры К.Н. Бобков, установлена в 2007 году и является реконструкцией второй статуи. Самое большое отличие, которое мне бросилось в глаза – у второй статуи были карельские пьексы на ногах (кожаные сапожки с загнутыми вверх носами), а сейчас Вяйне играет на кантеле в лаптях…

«Памятник» войны в Тунгуде

Фото: Алина Чубурова

Алина Чубурова:

В Тунгуде есть свои «памятники» войне (1939 – 1944). В стене одного из домов, привезённых в Тунгуду из Лужмаваракки – застрявшая пуля тех времён.

Кристина Корто:

Если от кончезерской церкви повернуть к бывшей почте и пойти прямо по дороге на Марциальные воды, через километр на горке (около старых весов для грузовых автомобилей) свернуть направо и, минуя длинные разваливающиеся коровники давно не существующего колхоза, пройти по тропке вдоль небольшого леса – можно оказаться на берегу Габозера. Но можно и не оказаться, так как сейчас там все заросло, и только в паре мест есть подход к воде.

В детстве мы ходили сюда «на раков». Старшие ребята приматывали к концу жерди алюминиевую вилку – получался гарпун. Габозеро в этой части совсем мелкое, нужно было долго идти по желтому рифленому песочку, чтобы зайти по грудь. Под камнями у берега в почти горячей воде обитали раки. Наловив с десяток, мы, гордые добычей, возвращались обратно, и чья-нибудь мама раков варила – каждому доставалось по штучке.

Не без нашего, возможно, участия раки довольно скоро вымерли. Последние лет пятнадцать у берега водятся только коряги, но местечко по-прежнему уютное и вполне чистое. Повела мужа-финна по местам моей детской славы. Подошли к берегу: тишина, комара за десять метров слышно. Романтика. Я к мужу голову на плечо пристроила, стоим.

Помню хруст моих шейных позвонков в момент, когда из озера показалась голова, плечи и, наконец, целый человек в черном гидрокостюме. Плюс на поясе ружье для подводной охоты и две здоровенные щуки. Ихтиандр оказался шестнадцатилетним пацаном из Марциальных вод. Муж ему с перепугу руку протянул и по-карельски, в шутку: «Terveh. Pagizetko karjalakse?». А тот ему в ответ: «Terveh teile!».

Мама у него – карелка.

Карельский сувенир - глиняный комар

Карельский сувенир. Фото: vk.com

Надежда Тиккоева:

Внимание!

Комар – один из самых главных гидов Карелии! Экскурсии проводит быстро, лаконично и продуктивно. Сопровождает туристов, в основном, в летний период, но может составить компанию и в индивидуальном туре в весенне-осенний период.

С удовольствием поёт песни у костра, готовит с туристами завтраки, обеды и ужины (в еде, кстати, непривередлив), принимает активное участие в экстремальных видах спорта, помогая участникам в более скоростном достижении цели.

После встреч комар оставляет неизгладимые (с легким почесывательным эффектом) впечатления. Комар никогда не покинет в беде, он отзывчив и внимателен – настоящий друг туриста!

Сергей Савельев:

Если вы, почуяв запах,
Вдруг очнулись, обожравшись,
А в руке у вас калитка
Или сУльчинат волшебный –
Это значит баба Няша,
Зажигая под Земфиру,
Снова пляшет над плитою,
Древней скалкой лихо машет,
Снедь карельскую колдует.

Пудожский историко-краеведческий музей им. А.Ф. Кораблева

Пудожский историко-краеведческий музей им. А.Ф. Кораблева. Фото: vk.com

Ирина Фофанова:

Вот так возьмёшь вечером почитать книгу «Краевед Карелии» и наткнёшься на свою фамилию: «Органами НКВД в Пудожском районе вскрыта вредительская организация правых. По делу привлечены… Иван Ефимович Фофанов, бывший начальник землеустроительного отряда…»

Начинаю дома выяснять, был ли такой у нас родственник. Оказывается, Иван Фофанов – родной брат деда моего мужа. Звоним родственникам, спрашиваем, всплывают подробности. В 1937 году по Пудожским деревням прокатилась волна арестов, боролись с «врагами народа» в сельском хозяйстве. По «делу землемеров» были арестованы несколько человек. Судила их выездная сессия Верховного суда КАССР в 1937 году.

Когда Ивана арестовали, его мать попросилась с ним на паром и всю дорогу просидела рядом, ни слезинки не проронила. Иван один раз прислал письмо домой. И вот это письмо сохранилось! Лежало оно в коробке, ждало своего часа, чтобы мы прочитали, чтобы не забывали…

Гончар за работой

Гончар за работой. Фото: Илона Румянцева

Илона Румянцева:

Любите следить за работой гончара? 20 секунд – и горшок готов. Правда, впереди еще просушка, обжиг, облив… и прочие манипуляции, (что там с посудой гончары делают?).

Романа Леонтьева из Олонца знают далеко за пределами Карелии. На каждом нашем празднике он – есть. Более десяти лет занимается ремеслом. Почему так популярен? А не везде есть свои гончары. Как мне рассказали, в некоторых районах Карелии вообще не было распространено это искусство. А я керамику обожаю как раз, куда бы не поехала – отовсюду тащу какую-нибудь фитюльку.

Но мне горшка-кринки не надо, до которых Роман искусный мастер. Я покупаю фигурку животного, которое встречается на этой территории. Я такой не нашла в Олонце – не позолоченного же гуся покупать.

И задумалась о том, как бы хотелось иметь побольше стильных сувениров. И я их нашла! В культурно-выставочном центре Кронида Гоголева, что в Сортавала, сейчас показывают дипломные работы студентов, работы выполнены в тамошней мастерской. Прекрасные работы! Хотелось бы и лося, и нерпу…

Но пока это – эксклюзив, в продажу когдаааа еще поступят. Причем, студенты – не местные жители, приехали из Питера, прониклись нашей самобытностью и создали достойные вещи. От меня пятерка!

Но это не умаляет моего уважения к работе Леонтьева. У него сказочной красоты посуда, очень стильная. Я бы хотела, чтобы у меня дома появились такие темные тарелки с волнистым краем – так только он умеет.

Летние лыжи

Летние лыжи. Фото: vk.com

Анастасия Сало:

Карельское лето настолько сурово, что в хозяйстве у карелов были лыжи двух видов: зимние и летние. Зимние – для снега, а летние – по болотам рассекать.

Ирья Павловна Савельева с подругой пришли в гости на борт катера

Ирья Павловна Савельева с подругой пришли в гости на борт катера. Фото: из личного архива семьи Савельевых

Сергей Савельев:

В советский период на территории Карелии активно применялся лесосплав – вид транспортирования леса по воде.

На участке Шотозеро-Вагатозеро, через деревню Салменица применялся кошельный сплав: не связанные между собой брёвна транспортировали катером «Восход» в специальных плавучих ограждениях (кошелях) из брёвен. Такой лесосплав осуществляется в небольших объёмах по системе озёр, а также на короткие расстояния по озеровидным участкам.

Мой дедушка – Савельев Иван Федорович сплавлял лес на этом участке. Это была отличная работа рядом с домом. Он прошел путь от простого матроса до капитана. Специально ездил для этого учиться в Беломорск. Проходил там практику – ловил рыбу вблизи Земли Франка Иосифа.

Дедушка рассказывал, как они с командой высадились на берег, чтобы обменять рыбу на оленину. Местный житель пригласил к себе в дом, накрыл на стол. Рыбаки в ответ на гостеприимство достали «горячительные напитки». Хозяин, немного опьянев, стал навязчиво предлагать свою дочь в жены кому-нибудь из экипажа. Так навязчиво он это делал, что рыбакам пришлось быстренько ретироваться. На этом культурный обмен провалился…

На фото: моя бабушка Ирья Павловна Савельева с подругой пришли в гости на борт катера, которым управлял дедушка. Мне кажется, он устраивал вечерние романтические прогулки для близких. Об этом нам не рассказывали…