В Карелии приняли закон большинства

Результаты дискуссии о первом этапе муниципальной реформы в Карелии, завершившейся принятием регионального закона об МСУ, стали знаковыми для развития гражданского общества в республике.

Результаты дискуссии о первом этапе муниципальной реформы в Карелии, завершившейся принятием регионального закона об МСУ, стали знаковыми для развития гражданского общества в республике.

Пожалуй, ни один законопроект в регионе до сих пор не обсуждался столь широко, как тот, который сегодня одобрил в окончательном чтении карельский парламент. Работа над ним стала примером настоящей, полноценной общественной экспертизы, когда все положения будущего закона тщательно взвешиваются, когда учитываются сложившиеся управленческие реалии. И экспертиза такая стала возможной только потому, что первую скрипку в ней играли не эксперты-теоретики, а самые что ни на есть практики: главы и депутаты муниципальных образований. Те, кому теперь предстоит по этому закону работать и выполнять взятые на себя обязательства перед жителями. Именно благодаря этим людям, которые трудятся, как принято говорить, на земле (в самом широком, конечно, смысле слова), дискуссия в итоге не выродилась в отвлеченные и пустопорожние рассуждения о «принципах демократии», не утонула в политической трескотне.

Хотя попытки утопить таким образом обсуждение были. Собственно, отголоски этих попыток были слышны и на сегодняшней сессии ЗС РК, на которой некоторые парламентарии вновь завели старую пластинку про недемократичность законопроекта. Дошло до смешного: «яблочники», например, вдруг воспылали любовью… к сталинскому законотворческому опыту. Дескать, тогда, мол, были прямые выборы всего и вся. Но вдохновленная примером отца народов депутат Эмилия Слабунова неожиданно получила отповедь от… коммуниста Александра Меркушева, который заявил, что выборная норма в «сталинской» Конституции была шагом назад и вообще является «чисто буржуазной». В общем, все смешалось в доме Облонских…

Наверное, спор этот можно было бы разрешить, посоветовав «яблочникам» обратиться к американским законодателям с рекомендацией применить этот передовой, по мнению депутата Слабуновой, опыт советского прошлого. Ведь уже общим местом стало напоминание о том, что в США, например, народ лишен возможности избирать прямым голосованием президента. Это делают выборщики, при этом по закону они вовсе не обязаны голосовать в соответствии с волей избирателей.

Но раздавать такие советы кому-бы то ни было по здравому рассуждению бессмысленно, потому что аргументы в стиле «а у них негров бьют». На самом деле, все многообразие избирательных систем, моделей местного самоуправления – а они зачастую серьезно отличаются в разных странах, демократичность которых российские западно-ориентированные силы вроде бы никогда не оспаривали – доказывает только одно. То, что разные общества ищут оптимальные для себя модели существования и управления. А успешны они или нет, проверяется практикой.

Капитолий далеко, Прионежье рядом

Для того, чтобы не ходить совсем уж далеко, аж до Капитолийского холма, вспомним, к примеру, гораздо более близкий нам Прионежский район. Там в течение нескольких лет местные депутаты за голову хватались, не зная, как заставить «всенародно избранного» главу района (пришедшего, кстати, от «яблочной» команды) не работать даже – хотя бы изредка бывать в своем служебном кабинете (о поездках в поселения вообще промолчим). Аналогичная история была с проведенным в Пудоже все той же группой Василия Попова молодым мэром Денисом Курицыным. Да и сам лидер карельских «яблочников», в конце далеких 1990-х-начале 2000-х недолго поуправлявший Олонецким районом, тоже по большей части предпочитал руководить дистанционно, из Петрозаводска. И ушел досрочно… фактическим владельцем местного, так сказать, крупнейшего актива, Олонецкого молокозавода.

Собственно, во многом именно такая вот печальная практика прошлых лет и привела к тому, что подавляющее большинство районов пришли к той модели МСУ, которая сложилась сейчас. А именно к тому, что формирование местной власти должно быть выбором жителей, а не политтехнологов и не местечковых бизнес-элит. Да-да, именно выбором, выраженном гражданами в ходе прямого голосования, которого принятый закон ни в коей мере не отменяет. Это тот самый главный момент, который все это время пытались замалчивать или обходить критики законопроекта. Ведь прямые выборы на уровне поселений – это и есть основа народовластия в действии.

Да, она сильно осложняет жизнь тем, кто стремится в местное самоуправление вовсе не для того, чтобы работать для своих земляков. Можно сколько угодно рассказывать жителям Ладва-Ветки, Муезерки, Крошнозеро и так далее про «демократические ценности». Но людям-то в городах и поселках важно знать, как пытающийся заручиться их доверием кандидат видит решение их реальных проблем: ремонт школ, дорог, очистных сооружений, расселение ветхого жилья. уборку мусора… И вообще, видит ли он эти проблемы, понимает ли, какие из них первостепенные именно здесь, на этой территории. И как будет отстаивать интересы своего поселения на уровне района и даже выше – на уровне республики, то есть как будет взаимодействовать с региональной властью…

А то ведь может получиться, как у «яблочного» мэра Петрозаводска Галины Ширшиной. Совещание в правительстве по аварийному жилью – градоначальницы нет. Петрозаводчане сидят без газа – глава города опять игнорирует заседание, где решается, как прекратить перебои в снабжении квартир «голубым топливом». И это при том, что данный вопрос – в компетенции именно городской администрации. Зато в этот период Галина Ширшина отметилась рядом политических заявлений в преддверии довыборов в Петросовет – ну, когда «яблочная» группа Попова пыталась провести своих кандидатов, про которых мэр говорила, что они, мол, из ее «команды».

Не помогло. Не исключено, что, как раз наоборот, стало аргументом, почему за этих кандидатов голосовать не надо. Избиратели отдали предпочтение кандидатам, которые вели повседневную содержательную работу в округе, объясняли свои программы. И неожиданно достаточно высокой для довыборов, то есть небольшой избирательной кампании, оказалась явка. Хотя опять же выборы в Петрозаводске только подтвердили ту общую тенденцию, которая проявилась в этот Единый день голосования в большинстве муниципальных образований, где жители также стремились выбрать тех, кому доверяют. И тех, на кого можно надеяться: эти кандидаты не забудут об избирателях на следующий день после выборов и придут в местное самоуправление, чтобы в полном смысле этого слова пахать.

Лоббисты проиграли

Оправдаются ли эти надежды в каждом конкретном случае, покажет время. Но уже ясно, что в развитии гражданского общества в Карелии наступил определенный переломный момент: явственно проявился запрос не просто на жесткие требования к местной власти и на контроль за ней, а на активное участие граждан в ее формировании и жизни поселений и районов. Это доказывает и успех программы поддержки местных инициатив, и бурное обсуждение все того же закона об МСУ в муниципалитетах. И то, что муниципальное сообщество в итоге смогло в абсолютно открытой дискуссии отстоять свою позицию о том, как обеспечить устойчивую и жизнеспособную модель местного самоуправления.

А ведь сделать это было действительно очень непросто – достаточно вспомнить состоявшееся в конце июня совместное заседание Консультативного совета при ЗС РК и регионального отделения Всероссийского совета местного самоуправления, когда законопроект об МСУ обсуждался еще до его принятия в первом чтении. Тогда со стороны ряда политических сил на депутатов и глав районов и поселений был устроен настоящий прессинг. Некоторые парламентарии вынуждали представителей муниципального сообщества фактически отказаться от высказанной точки зрения, объявляли нелегитимными результаты проведенных в муниципалитетах обсуждений…

Не будем сейчас переходить на личности и анализировать, кто тогда из депутатов Заксобрания искренне считал, что им сверху видней, какая модель МСУ лучше для районов и поселений, а кто преследовал вполне определенные лоббистские, не побоимся этого слова, цели. Отметим только, что эта лоббистская подоплека, безусловно, была: предложенная муниципалитетами модель МСУ, которая легла в основу принятого законопроекта, действительно создает дополнительный и серьезный барьер для того, чтобы олигархи беспрепятственно проводили в местную власть подконтрольные им фигуры. И наивно было бы отрицать, что риск утратить такую возможность их обеспокоил.

Но все-таки в итоге подавляющее большинство карельских парламентариев поддержало позицию муниципалитетов. Представители местного самоуправления совершенно справедливо говорят сейчас, что это общая победа, и что новый закон — действительно закон большинства. А также залог того, что местное самоуправление в Карелии становится тем, чем оно и должно быть – не просто управленческим звеном в вертикали власти, но базовым элементом, фундаментом гражданского общества.

Хорошие карельские книги. Почти даром