Увидел, взял, собрал!

Авиамоделист из Петрозаводска, в коллекции которого полторы тысячи экспонатов, планирует попасть в Книгу рекордов Гиннесса и мечтает открыть собственный музей.

Авиамоделист из Петрозаводска, в коллекции которого полторы тысячи экспонатов, планирует попасть в Книгу рекордов Гиннесса и мечтает открыть собственный музей.

— Вот так выглядела воевавшая японская машина, — рассказывает нам Сергей Конышев, доставая совсем небольшую — с ладонь размером — модель из шкафа. — Знак клевера — это знак храма, в котором были похоронены японские камикадзе-самураи. Там были медные ворота, и из этих медных ворот они делали детали. Чтобы души умерших помогали.

Из коллекции Сергея Конышева

Фото: Максим Шумейко

Японские, советские, американские и немецкие истребители и разведчики, курьеры и бомбардировщики — в коллекции Сергея Конышева 1150 собранных и окрашенных моделей. Еще порядка четырехсот ждут своей очереди в коробках. Все это богатство почти полностью занимает одну из трех комнат квартиры Сергея.

Коллекция Сергея Конышева

Коллекция Сергея Конышева. Фото: Максим Шумейко

— Я с детства интересовался авиацией Второй мировой войны, — рассказывает Сергей. — Помню, все началось так: еще в школьные годы я зашел случайно в магазин, увидел модель, взял, собрал. Потом еще одну, так это для меня переросло в хобби.

От кучи деталей до модели

Все начинается с поиска моделей. Когда количество экземпляров в коллекции перевалило за тысячу, найти что-то новое в магазине почти невозможно. Приходится искать через Интернет, заказывать наборы из Канады, Америки, Австралии, обшаривать маленькие магазинчики, перекупать у других коллекционеров.

Сборка одной модели может занимать от недели до полугода.

— Есть пластиковые модели — они собираются очень быстро, есть эпоксидные и вакуумные — их можно и год собирать, — рассказывает Сергей. — Зато они, как правило, точно повторяют оригиналы. Старые пластиковые часто бывают некопийными. Многие приходится дорабатывать: берешь два куска фюзеляжа, прикладываешь друг к другу, а там расхождение в четыре миллиметра. И несколько часов шлифуешь, обтачиваешь. В самых простых моделях 40 деталей, у самых сложных — до тысячи.

Часто сборкой Сергей занимается во время затиший в длинные ночные дежурства (он работает санитаром в городском морге), чтобы едкий запах клея не беспокоил семью.

Следующий этап — окраска. Каждая модель раскрашивается вручную. До покраски все модели серые.

Сергей старается делать модели максимально похожими на их большие аналоги. Хотя многие модификации самолетов до наших дней не дожили. Информацию об их внешнем виде порой приходится собирать по крупицам: из книг, фотографий и воспоминаний воевавших во Второй мировой.

Так было с этой летающей лодкой. Она существовала в единственном экземпляре. И служила, между прочим, в Беломорской флотилии.

Хранение коллекции — тоже искусство. И главный враг здесь — пыль.

— Вы очень удачно попали, — смеется Сергей. — Я как раз новые полки ставил, и этот процесс пылевытирания у меня как раз шел. Стекла особо не помогают, пыль везде проходит. Только стеклянные колпаки, но не будешь же на каждый самолет колпаки ставить. От пыли можно чистить только кисточкой. Для косметики есть такие большие кисти — я их использую.

Уроки истории

С помощью коллекции Сергея можно преподавать историю. Интересно будет даже тем, кто в школе ее не любил.

Из коллекции Сергея Конышева

Фото: Максим Шумейко

— Это ближний морской разведчик , — рассказывает Сергей. — В первую половину войны они использовались в больших количествах на Балтике. В 1941 году в конвое ходили. Эта модель была очень тихоходной. И очень интересна история, с ними связанная. Немецкие летчики в воспоминаниях писали: летел истребитель за такими нашими, и разница в скорости была безумная. Уж целился немец, целился, так в воду и плюхнулся. Нашим победу тогда записали.

Это английская машина-разведчик. Такие использовались, чтобы собирать пилотов сбитых самолетов, когда война над Атлантикой шла.

Из коллекции Сергея Конышева

Фото: Максим Шумейко

На носу пулемет. Не вооружались только курьерские. Носились между Москвой и Лондоном, но они ходили очень высоко и так быстро, что за всю войну не сбили ни один.

Поляки придумали интересный способ сделать самолет более незаметным: стали шаховницы разносить, делать несимметричными. Обычно как пулеметчик делает: видит две звезды — два ярких пятна — и примерно в середину стреляет. А так довольно сложно сориентироваться. Наши вообще звезды убрали, американцы одну звезду оставили.

Из коллекции Сергея Конашева

Фото: Максим Шумейко

Это — немецкая подводная лодка Ю-552 (в коллекции Сергея не только самолеты). Ее капитаном был Эрих Топп. Они первые потопили американский корабль, когда война еще не была объявлена. Лодка эта проходила всю войну — большая редкость. В мае 1945-го ее затопили.

Из коллекции Сергея Конышева

Фото: Максим Шумейко

В дань уважения подводникам я лодку эту сделал. Я бы с удовольствием сделал и нашу, но ее модели в масштабе, который мне нужен, нет. Я все собираю в одном масштабе — 72. Если обычный «боинг» пассажирский перевести в 72-й масштаб, он в эту комнату не влезет. У меня есть одна лодка, американская. Она испытывалась в 1945 году. Этот монстр выпущен в 72-м масштабе: у него размах крыльев будет метра полтора.

О планах на будущее

Коллекция Сергея самая крупная на Северо-Западе, а возможно, и во всей России. Сейчас он думает о том, чтобы включить коллекцию в Книгу рекордов Гиннесса. У рекордсмена, который сейчас зарегистрирован в ней, около девятисот моделей.

— Увидеть коллекцию пока могут немногие, — говорит Сергей. — Я выставлялся в Доме творчества на Чапаева, но там моделей триста всего. У меня есть мечта: открыть в Петрозаводске музей моделей. Но пока она остается мечтой, все же музей — это очень дорого.