Ковшам здесь не рады

Второй раз в этом месяце правительство Карелии собирает участников конфликта вокруг карьера рядом с Сунским бором. Чем отличается лобария легочная от амурского тигра, что такое «экологическая презумпция виновности» и почему стороны никак не могут договориться – выяснял спецкор Александр Батов.

Споры вокруг бора второй раз подряд приобрели официальный характер. Накануне вечером в самом большом кабинете Минприроды Карелии правительство собрало все заинтересованные стороны в конфликте вокруг Сунского леса. Каждая собрала внушительное число экспертов, каждая была – и остается – уверенной в собственной правоте.

Единственная разница – жители деревни Суна Кондопожского района были настроены воинственно. Руководители фирмы-инвестора «Сатурн НордСтрой» и структуры, выдавшие им все разрешения на вырубку леса и разработку карьера, были спокойны. Они уверены, что на их стороне закон. И несколько проверок надзорных органов это уже подтвердили.

Вел встречу вице-премьер Карелии Юрий Савельев. Опытный экономист разбил дискуссию на три этапа, отражающие суть претензий населения деревни, которые окрестили себя «защитниками Сунского бора»: защита краснокнижных видов мха и лишайника; стоянок древнего человека; самого бора как гаранта благополучия местной экологии, излюбленного места отдыха и сбора ягод-грибов жителей Суны. И спикер за спикером, эксперт за экспертом стороны пытались доказать друг другу, что карьер рядом с бором не нужен, незаконен – и наоборот.

«Лобария легочная – не амурский тигр»

Наверняка ни один из мхов или лишайников, произрастающих в Карелии, никогда не удостаивались такого массового внимания, как краснокнижные мох неккера перистая и лишайник лобария легочная. И уж точно никогда еще ради сохранения лишайника пенсионеры не бросались под ковш харвестеров.

Целых шесть экспертов из Петрозаводска, Мурманска и Санкт-Петербурга пытались убедить оппонентов и всю аудиторию. Некоторые — в том, что оба вида безусловно подлежат сохранению, а попытки нанятых инвестором ученых перенести с территории будущего карьера деревья с ними – преступны. Другие убеждены, что «Сатурн НордСтрой» действует по закону и идет навстречу местным «зеленым». И вообще – исчезающим та же лобария легочная считается в регионах, расположенных южнее Карелии. У нас ее достаточно много. В общем, не амурский тигр:

Ему противостояли сразу три петрозаводских специалиста. А оппонент из Мурманска и вовсе сослался на норму закона, которую можно назвать «экологической презумпцией виновности»: если несколько специалистов не могут прийти к одному выводу, то значит, что спорный субъект (в нашем случае карьер) заведомо нарушает закон в отношении объекта (лобарии и неккеры).

Еще один эксперт доказывал, что любая экологическая экспертиза, наоборот, требует по закону нескольких вариантов. Он же публично обвинил, как он выразился, так называемых защитников Сунского бора в травле, развязанной в СМИ. В том числе — против него и его коллег.

Травля ведется с использованием эпитетов «спившийся» и «продажный»:

В результате – каждый остался при своем мнении. Только атмосфера накалилась.

Марш «Спасение стоянки»

Вторая претензия «защитников бора». На его территории найдены стоянки древнего человека, возраст которых – около 10 тысяч лет. Как рассказали сотрудники Минкульта республики, до недавнего времени на территории будущего карьера нашли две стоянки. Их официальное обозначение «Суна-15» и «Суна-33».

Первый заместитель министра Юлия Алипова рассказала, что в полном соответствии с законом инвестор «Сатурн НордСтрой» разработал в проекте карьера раздел по сохранению объектов культурного наследия. И этот раздел Минкульт согласовал в 2014 году. А в этом разделе значилось: площадь карьера сократить в пользу «Суны-15», а «Суну-33» — вывезти с помощью профессиональных археологов за пределы участка будущих разработок.

— Согласно этому разделу, недропользователю предписаны мероприятия: во-первых, заключить договор со специалистом-археологом, обеспечить постоянное наблюдение при разработке карьера за состоянием объектов, которые вынесены за пределы зоны освоения; во-вторых, что касается Суны-33, выявленной в процессе обследования, там рекомендованы спасательно-археологические работы, — заявила первый заместитель министра культуры республики Юлия Алипова.

Ее слова подтвердил профессиональный и независимый археолог. Правда, он по ошибке перепутал наименования археологических объектов (имелась в виду «Суна-33», а не «Суна-35»), но сути слов это не меняет:

Переубедить пенсионеров не удалось. Они лучше специалистов знают, что стоянки в опасности, карьер – не нужен.

Все по закону

В финальной части эксперты докладывали свои соображения по самому главному вопросу повестки дня: быть ли карьеру? Суть многословных выступлений можно свести к краткому тезису: инвестор располагает всеми необходимыми официальными документами, чтобы сводить лес и разрабатывать карьер. Законность решений регионального Минприроды проверял северо-западный Рослесхоз – и не нашел нарушений. Исходя из этого работники министерства могли предложить местному населению организовать общественный (то есть цивилизованный) контроль над работами инвестора. Чтобы он выполнил все взятые на себя обязательства:

— Я никак не пойму, почему карьер должен располагаться в 600 метрах от домов? — вторил своей соседке пенсионер Василий Дийков. — К нам газопровод провели – где наша экология республиканская? А вы знаете, что товарищ Федотов сделал? Он больше ста кубометров строевого леса уже утопил в болоте рядом с бором. Спилил и утопил. Вот товарищи экологи этого не знают, а мы – кто там дежурит — знаем. При нас это было. Говорят – комбинату древесины не хватает, мы себе дров выписать не можем. Так почему Федотов имеет право строевой лес топить в болоте?! Объясните, пожалуйста.

Метод Савельева

Налицо – очередное столкновение шероховатостей нынешнего законодательства, в частности, позволяющего рыть карьер рядом с людскими домами, и насущных интересов граждан. Точку – точнее, многоточие – поставил модератор встречи, вице-премьер Карелии Юрий Савельев.

— Я не склонен занимать чью-либо сторону. В определенной степени правы обе стороны. Что касается законности – извините, пока, кроме эмоций, от защитников Сунского бора я не услышал каких-то правовых выводов. Со стороны инвестора сегодня законность доказана. Давайте не будем пороть горячку. Сейчас мы будем ждать правовой оценки правоохранительных органов, в соответствии с которой мы примем дальнейшие решения. В том числе, с участием инвестора, правительства Карелии и инициативной группы местных жителей, — заявил Юрий Савельев.

Вице-премьер уверил собравшихся: решение будет принято быстро — конфликт и так зашел достаточно далеко.