Степан Кручинкин: стихи после боя

Степан Афанасьевич Кручинкин — человек удивительной судьбы. 16-летний паренёк из степного села в Северном Казахстане с началом войны стал колхозным механизатором, заменив ушедших на фронт, а в 17 лет был призван в армию.

Степан Афанасьевич Кручинкин — человек удивительной судьбы. 16-летний паренёк из степного села в Северном Казахстане с началом войны стал колхозным механизатором, заменив ушедших на фронт, а в 17 лет был призван в армию.

Поначалу Степан Кручинкин попал в полк по охране железной дороги. Со школьных лет Степан писал стихи и вёл дневник. С первых же дней службы солдат аккуратно фиксировал в нём текущие события и свои личные переживания: «Однажды прихожу в казарму, достаю вещмешок — дневника нет, — вспоминает ветеран. — Нашёлся в особом отделе. Рядовому составу вести дневники на войне запрещали. Однако особист отнёсся к моему творчеству с пониманием, пожурив только за редкое упоминание в текстах имени товарища Сталина. Пришли к компромиссу: вести записи разрешили, но храниться они будут только у командира».

Иной бы судьбу благодарил, что не попал на передовую, но юноша рвался на фронт. После трудной боевой учебы строчил вечерами в надежде, что «Война ещё и нам оставит/ работу адскую свою,/Когда же грозный час настанет,/ — не дрогнем в праведном бою!» Однако его желание попасть на фронт сбылось только весной 1944 года. Есть такие части — погранотряды. В Великую Отечественную бойцы в зелёных фуражках в 41-м первыми встали на защиту родных рубежей, потом боролись с диверсантами и бандитами в тылу, нередко в одном строю с армейскими частями сражались на передовой. В составе 99-го погранотряда Степан Кручинкин участвовал в победном наступлении на Карельском перешейке, зачищал тылы. А на привалах писал:

Спину давит автомат, скатка трёт плечо.

Веселей шагай, солдат, силы есть ещё!

Выше голову в пути, хоть и солнце жжёт.

Ждёт нас Выборг впереди, враг погибель ждёт.

Фронтовые стихи молодого солдата — юношеские, немудрёные, но будто пропахшие порохом, иногда написаны после боя, когда смерть только что прошелестела мимо. Написаны после гибели товарищей и после потери девушки-санинструктора, той, что спасла его в бою, а сама из него не вернулась. А ей он мечтал признаться в первой любви… В ноябре 1944 года в жестоких боях за остров Сааремаа в Моонзундском архипелаге Кручинкин был ранен и контужен. От осколков мины спасли каска, шапка-ушанка и санинструктор — «наша Галя». После госпиталя солдата направили в Алма-Ату, в пограничное училище.

Степан Кручинкин с женой

Степан Кручинкин с женой. Фото: petrcbs.karelia.ru

Долгие годы отдал службе в разных уголках СССР — от гор и песков Средней Азии до полярной тундры. С 1953 года судьба привела офицера и военного журналиста в Карелию, туда, где «белыми скалами наша граница легла». Служба и литературное творчество Степана Афанасьевича в его жизни стали единым целым. После ухода в запас он работал в республиканских газетах и на телевидении, стал одним из основателей Совета ветеранов Пограничного управления ФСБ России по Республике Карелия.

Из-под пера Степана Кручинкина вышли уже 14 сборников стихов и прозы. Ветеран Великой Отечественной войны и пограничной службы, писатель и журналист Степан Кручинкин в декабре 2014 года отметил свое 90-летие. Накануне он получил поздравление от президента России Владимира Путина, ветерану вручёна награда «За заслуги в обеспечении национальной безопасности». Близится День Победы. 70 лет назад в Алма-Ате курсант-фронтовик погранучилища написал о нём так:

За подвиги воинов, радость побед,

За гибель фашизма, конец наших бед

Поднимем с улыбкой стаканы вина

И тост за Победу мы выпьем до дна!

Степан Афанасьевич Кручинкин

Степан Афанасьевич Кручинкин. Фото: gov.karelia.ru

С Победой Вас, Степан Афанасьевич!