«Скоро разобьем немцев, и я приеду домой»

28 июня 1944 года Петрозаводск освободили от немецко-фашистских захватчиков. Наши солдаты-земляки продолжали воевать на Западном и Восточном фронтах, посылая в родной город письма. Эти записки на листах с карикатурами и надписями: «Выбьем врагов с нашей земли!» рассказывают о последнем этапе войны больше, чем любой учебник истории.

28 июня 1944 года Петрозаводск освободили от немецко-фашистских захватчиков. Наши солдаты-земляки продолжали воевать на Западном и Восточном фронтах, посылая в родной город письма. Эти записки на листах с карикатурами и надписями: «Выбьем врагов с нашей земли!» рассказывают о последнем этапе войны больше, чем любой учебник истории.

Николая Иосифовича Кузнецова, моего двоюродного прадеда, призвали на фронт из Петрозаводска в 1939 году, когда ему было 19 лет. Вернулся он в родной город только спустя восемь лет: прошел всю Великую Отечественную, защищал украинские города и получил орден Красной Звезды за отвагу.

Когда Петрозаводск освободили, Николай Кузнецов уже вступил на вражескую землю и гнал фашистов до самой Восточной Пруссии. Салют Победы не стал для него билетом на родину: уже в 1945 году его отправили защищать страну на последнем рубеже – Восточном фронте, в Маньчжурию.

Семья солдата в 1944 году вернулась из эвакуации и поселилась в Петрозаводске на улице Гористой, нынешней улице Антикайнена. До войны Кузнецовы проживали на Советской, но в 1941-м во время первого же авиаудара прямо в бомбоубежище под зданием попала фугасная бомба. Так что в разрушенном Петрозаводске семье пришлось искать другое жилье. На новый адрес Николай Кузнецов и писал письма с фронта, которые накануне 70-летия Победы нашел на антресолях его племянник.

2 февраля 1944 года (сестре Ольге Кузнецовой)

В отношении города (разрушенного Петрозаводска. – прим. ред.) мое большое соболезнование. Ну ничего, построим новенький, а им, паразитам, час расплаты подходит. Они свое получат.

11 декабря 1944 года (маленькому племяннику Жене)

Я уже воюю на немецкой земле. Скоро разобьем немцев, и я приеду домой. Я тебя поздравляю с Новым 1945 годом. И желаю тебе лучше учиться и слушать маму и бабушку.

11 декабря 1944 года (сестре Ольге)

Ты просишь написать впечатления о Германии. Нахожусь сейчас в Восточной Пруссии. Населения нет, все уехали или ушли сами, так что мы полные хозяева всех домов и помещений. В больших городах еще не был. В тех, что был, не понравились, улицы очень узкие. Даже если взять улицу, на которой вы живете в Петрозаводске, будет много уже – две машины еле расходятся.

22 января 1945 года

Пишу вам из Восточной Пруссии. Мы продвигаемся все время вперед на полное уничтожение нашего врага. Дабы скорее кончилась война.

В 1945 году Николай Кузнецов был представлен к награде – получил орден Красной Звезды. Правда, за что именно, своей семье не рассказывал, сохранял секретность. Мой дед, Евгений Митрофанов, рассказывал, что Николай Иосифович воевал в знаменитом партизанском отряде генерала Сидора Ковпака по прозвищу Дед. Этот отряд, состоявший из разных подразделений, наводил ужас на немцев, захвативших украинские земли. Поговаривали, что «дедовских» партизан боялся сам Гитлер. Николай Кузнецов был в одном из отрядов связистом. Вероятно, за какую-то из многочисленных партизанских операций он и получил свою Красную Звезду.

24 марта 1945 года

Как уже вам сообщал, удостоился и здесь получил правительственную награду – орден Красной Звезды. Подробности, за что получил, писать не буду. Вот вернусь и обо всем расскажу.

8 августа 1945 года

Привет с Дальнего Востока. Дни сейчас не такие беспокойные, ведь немчура не бомбит наши города, в которых живут мирные люди. Настали времена мирной и строительной жизни. Это самое главное, чего мы добивались эти четыре года. Служу я, как вам известили, на нашем Дальнем Востоке. А граничит он с агрессором, Японией, которая неоднократно нападала на наши священные границы.

7 ноября 1945 года

28-ю годовщину (революции – прим. ред.) я праздную за рубежом нашей родины, в городе со странным названием (название заштриховано. – прим. ред.). Тут недавно было торжественное открытие памятника с надписью: «Слава Красной Армии, освободившей Маньчжурию от японского ига!»

23 ноября 1945 года (маме с Восточного фронта)

Проходя с боями в Витебских лесах и Смоленске, немец все села сжигал. Там ведь постройки деревянные – одну зажег, а все сгорели. В январе – феврале приходилось спать под открытым небом, а огонь разводить фрицы не давали. И окопаться нельзя – кругом болота. Это было самое сложное. А со здоровьем все нормально. Был, правда, немного зацеплен, но легко – сквозное пулевое ранение в ногу.

В последних из сохранившихся писем партизан писал, что безумно хочет в Петрозаводск, на гражданку, на которой не был восемь лет.

Николай Иосифович вернулся в Карелию в 1946 году. Женился на петрозаводчанке и работал на радиоузле – пригодились навыки связиста. Злая ирония судьбы: Николай Иосифович прошел всю войну, остался цел, даже когда в одном помещении с ним разорвалась бомба; но после войны он провожал семью на автобус у реки Неглинки на Перевалке, и проезжавший мимо грузовик зацепил его своим бортом. Полученная рана для Николая Кузнецова оказалась смертельной.