Школьница из Петрозаводска написала лучшее сочинение о Победе

В преддверии 70-летия Победы музей Изобразительных искусств Карелии провел конкурс сочинений о Великой Отечественной войне.

В преддверии 70-летия Победы музей Изобразительных искусств Карелии провел конкурс на сочинений о Великой Отечественной войне. За победу боролись учащиеся 9-11 классов. Изначально конкурс планировался как городской, но он быстро вышел за пределы Петрозаводска и даже республики.

Организаторы получили более 45 работ из разных поселков, городов и деревень Карелии, а также из Тюменской, Ростовской, Саратовской, Московской, Иркутской  областей, Хакасии, Чувашии, Казахстана.

Каждая работа рассказывает о том, как Великая Отечественная войны коснулись той или иной семьи. Дети вспоминают истории своих прадедов и пытаются осмыслить произошедшее.

— На самом деле читать эти сочинения было непросто, очень волнительно, потому что дети высказывали свои мысли, используя воспоминаний родных и близких. Что касается победителей, первое место жюри присвоило ученице гимназии № 17 Ольге Смородиной. Второе и третье места мы распределили между несколькими участниками, — рассказала методист по научной работе музея ИЗО Наталья Медведева.

Все участники конкурса получили диски и книги, рассказывающие о войне и ее героях, а победителям достались книги о музее и каталоги выставок.

Кроме основных призов, организаторы предусмотрели специальный комплимент от жюри. Книгу о творчестве  художника Григора Ауэра подарили педагогу из воспитательной колонии Иркутской области и ее ученику, который, помня о воевавшем прадеде, делает все, чтобы освободиться быстрее.

На торжественном вручении призов в музее собрались не только школьники-участники конкурса, но и ветераны. Специально для мероприятия организаторы подготовили небольшую программу. Перед собравшимися выступила актриса театра драмы «Творческая мастерская» Лидия Побединская. Она зачитала отрывки из нескольких конкурсных работ.

Предлагаем читателям «Республики» отрывки из сочинения победителя конкурса — ученицы 11-го класса гимназии № 17 Ольги Смородиной.

Каждый год моя прабабушка Мария Осиповна Николаева говорила в День Победы о том, что если бы не война, то она прожила бы совсем другую жизнь – светлую, счастливую, рядом с любимым человеком, моим прадедом. Они вместе успели прожить перед войной несколько месяцев счастья, а потом война, а потом 62 года ожиданий и надежд.

Мой прадед Кривко Василий Васильевич родился и вырос в Полтавской области в деревне Чернухино. Он закончил 10 классов и уехал в Мурманскую область работать в лесу. Добрый, с искрометным чувством юмора, прекрасный работник, он быстро завоевал любовь и уважение товарищей по бригаде, потом руководил бригадами, организовывал и комсомольские собрания и праздники, был душой компании.

Там, на вырубках, Василий Васильевич встретил свою любовь – Марию Осиповну. Она приехала по контракту на работу. Они собрались пожениться, дважды приезжали в далекий сельский совет в Колу, но оба раза дверь была на замке.

Василий и Мария Кривко в день свадьбы в Кольском районе. Фото из семейного архива Ольги Смородиной

Василий и Мария Кривко в день свадьбы в Кольском районе. Фото из семейного архива Ольги Смородиной

У жениха и невесты были чудесные планы! Решили, что закончится лето, тогда и распишутся официально. Но судьба распорядилась иначе – в августе 1940 года Василия Васильевича  призвали в армию. Они с Марией Осиповной думали, что 3 или 4 армейских года пролетят быстро, и они снова будут вместе. Война распорядились по-другому.

Судьба одного человека – это отражение судьбы целого народа. Мой прадед был не единственный человек, чьи планы на жизнь так жестоко разрушила война.

Василий Васильевич был связистом. Это одна из самых опасных специальностей на той войне. Но он, как и всегда, много шутил – шел с катушкой кабеля в бой и говорил, что вернется с грибами и будет варить победную похлебку, а если не вернется – грибы просил подобрать. По рассказам однополчан, он грозился позвонить Гитлеру и потребовать прекратить войну, так как ему, Василию, воевать некогда, его сынишка маленький дома ждет. Сослуживцы с теплотой и уважением говорили и вспоминали о Василии Васильевиче. Мало кто из всего того полка дожил до конца войны.

А какие Василий Васильевич писал домой письма! Писал на камнях в перерывах между боями. Писал в стихах, чтобы выразить все свои эмоции и чувства. В его стихах такое огромное желание жить, творить, любить! Ни единой жалобы, только уверенность в хорошем и вера в лучшее!

Письмо Василия Кривко. Из семейного архива Ольги Смородиной

Письмо Василия Кривко. Из семейного архива Ольги Смородиной

Конечно, боец понимал, что может погибнуть, и это видно в его стихах: «Пишу письмо от скуки, прошу его беречь, а если ты меня не любишь, прошу его сожечь.»  Это он утешает прабабушку, и ничего не пишет о бое.

Но продолжает по-другому:

Когда уйду, когда я скроюсь, когда не будет здесь меня,

Тогда возьми лист этот в руки и вспомни, кто любил тебя.

Писать невольно я решился, любовь заставила меня.

Она сдавила грудь мне больно. Прошу, послушай-ка меня.

Писать красиво не умею, ведь я не Пушкин, не Крылов.

Одно лишь только разумею – хочу узнать вашу любовь…

Конечно, мой прадед, как и все солдаты, понимал, что на войне возможно все – и выжить, и погибнуть. Вот он – народный подвиг! Верить, действовать, исполнять свой долг и при всем при этом, понимая, что каждый день как подарок судьбы на вес золота, оставаться жизнерадостным, веселым, мудрым и добрым человеком. Василий Васильевич всегда делился с товарищами и последним куском хлеба, и последней папиросой и просто хорошим настроением и своей сильной верой в лучшее.

Шли бои, осенью 1941 от Василия Васильевича перестали приходить письма. Линия фронта сдвигалась вглубь страны. Зимой 1942 приехали два однополчанина, сообщили, что Вася ушел в бой и не вернулся. Командир прислал похоронку. Прабабушка не хотела, да и не могла в это поверить. Ее женское чутье подсказывало, что муж жив, но в то время, если воина не считали погибшим, то и пенсию не платили. Если пропал без вести, то, возможно, в плену, а значит, мог быть признан и предателем. Тогда нет пенсии и нет уважения.

Боялась за себя, за сына и за Василия. Поэтому, когда однажды получила загадочное письмо из-за границы, подписанное почерком, походившим на знакомый, сразу все сожгла, и соседям сказала, что ошибка была, не ей письмо. Приходили два человека в гражданском, письмом интересовались, потом еще пару раз вызывали, вопросы про мужа задавали. Мария Осиповна молчала и молилась.

Прошли годы. Стало не очень страшно. Только к 1995 году прабабушка перестала бояться и решилась навести справки о муже, да и пенсия была не очень большая. Думала Мария, что статус вдовы даст возможность ей получить хоть какое-то пособие. Но ответ был казенный и сухой. Написали о том, что рядовой Кривко В.В. погиб, сведений о родственниках нет. Сообщили, что фамилия Василия вписана на плиту на братской могиле в поселке Вярякоски в 11 километрах от Выборга. Считают, что погиб он там, хотя, как выяснилось позже, сведения разнятся. Из ЗАГСа прислали справку о регистрации ребенка, а по остальным вопросам выплаты пособия  посоветовали обратиться в суд. Мария Осиповна пыталась обратиться в суд, но там дело не сочли важным, ведь время прошло, уже нет свидетелей, никто ничего не будет доказывать. Все и так понятно – нет регистрации, значит никто, а ребенок может от кого другого…Решила Мария, что больше искать не будет – нет толка, только раны бередить.

Мария Осиповна, как миллионы женщин в России, ждала Василия с войны долгих шестьдесят лет. И таких женщин в нашей стране очень много и по сей день, и это тоже часть народного подвига, героизма, часть огромного пламени победы!

 

Абзац
comments powered by Disqus