Репортаж из коридора

В Петрозаводском суде вчера началось рассмотрение дела о детях супругов Медведевых. Заседание сделали закрытым, а спустя шесть часов перенесли на полмесяца. Корреспондент «Республики» попытался разобраться в ситуации и узнать мнение свидетелей.

28 сентября Петрозаводский суд начал рассматривать дело о детях супругов Медведевых. По итогам заседания должно было определиться место жительства детей – Россия или Финляндия. Истцом выступила Виктория Медведева. В заявлении она также потребовала взыскать с мужа алименты: 22 260 рублей на каждого ребенка ежемесячно.

Вообще говоря, подобные дела в суде рассматриваются очень часто. Развод, раздел имущества — и вопрос о том, с кем останутся дети. Обычная история. И на иск Медведевой никто бы не обратил внимания, если бы не один нюанс.

 21 сентября финский правозащитник Йохан Бекман сообщил, что власти Суоми изъяли троих детей у жительницы Петрозаводска Виктории Медведевой, временно проживающей в городе Сейнайоки. Двоих младших детей россиянки забрали из детского сада, а старшую дочь – из дома. Всех троих поместили в приют. 

Ситуация с изъятием финскими властями российских детей заинтересовала всех – об этом писали многие федеральные СМИ. Потому и в суде журналистов было много. Им, кстати, перед началом заседания пришлось немало побегать: съемку в коридорах нельзя было осуществлять без разрешения. Но его, к слову, получили все, кому нужно. Вместе с одышкой.

Заседание началось в 13:40. На слушания не явился ни ответчик, ни истец – были только их представители. Поскольку на заседании затрагивалась информация о несовершеннолетних детях, его сделали закрытым. Журналистам пришлось находиться в коридоре вместе со свидетелями.

Свидетели были только со стороны матери — Виктории Медведевой. Одиннадцать человек. Разговорчивостью они не отличались, зато отличались ненавистью к журналистам. Никто не ответил ни на один вопрос. Даже самый безобидный – «Свидетелем какой стороны вы являетесь?» Особое внимание привлекала компания из пяти женщин. Главной в ней была дама в сиреневой кофте: она наиболее резко реагировала на любое к ней внимание:

– Что тут может быть интересного?! Если вам интересно – идите сказку посмотрите!

Одна из женщин в компании успела произнести: «Мы за то, чтобы дети были с мамой». Но сиреневая кофта (как позже выяснилось, это мать Виктории) обрубила и ее: «Молчи ты! Просили же тебя молчать!»

Свидетели со стороны Виктории Медведевой. Фото: Илья Прохоров

Свидетели со стороны Виктории Медведевой. Фото: Илья Прохоров

 

 

 

 

 Новости про изъятых у петрозаводчанки детей 21 сентября буквально взорвали информационное пространство. Ситуацию прокомментировала уполномоченный по правам ребенка при президенте России Анна Кузнецова. К решению ситуации подключился российский МИД. Журналисты узнали про тяжелую болезнь одного из детей Медведевых. А чуть позже Виктория обвинила своего мужа во всем произошедшем. 

Молчали действительно все. Я устал слоняться из угла в угол и сел на свободное место – рядом с одиноко сидящей женщиной. Та, увидев у меня на груди диктофон, отсела, наверное, боясь, что я запишу ее дыхание. Я задал вопрос: «С чьей вы стороны?» В ответ – молчаливое отрицательное кивание. Энергичное – будто я держал ее за горло.

Все свидетели разговаривали только между собой. И только шепотом. Через полчаса у пристава заиграл телефон. Prodigy. Что-то из альбома «The fat of the land». В гробовой тишине это было настоящим событием.

Вызывать в зал свидетелей стали часа через два после начала заседания. Первый справился быстро – минут за 20. Когда позвали вторую, все женщины из ненавидящей журналистов компании произнесли ей вслед: «С богом!» И перекрестили воздух.

 Почти сразу же после того, как Виктория обвинила мужа в произошедшем, муж рассказал о жестокости своей супруги. Виктория, по его словам, могла нагрубить и ударить кого-нибудь из своих отпрысков. А еще он добавил, что супруга подала на развод, а ему об этом не сообщила.

Всего у Медведевых четверо детей: старшей дочери 18 лет, она после окончания университета уехала в Россию, средней дочери 10 лет, а младшим двойняшкам скоро должно исполниться 6 лет. 

Рабочий день в суде уже давно закончился — стало заметно пусто. Но администратор нам сообщил, что у судей ненормированный рабочий день. Сообщил и ушел. Журналисты молча продолжили ждать. Свидетели изредка шушукались. Их осталось четверо.

– Бедные бабы! Тянут-тянут мужиков, а потом отчитываются, – слышу я. Поворачиваюсь – женщина в сиреневой кофте сидит с закрытыми глазами, бормочет. Другая пытается с ней заговорить.

– Не отвлекай! – обрубает мать Виктории.

Репетирует, подумал я. Через пять минут женщину в сиреневой кофте вызвали давать показания. Чуть позже в коридоре стало шумно: сквозь двери пробивался свидетельский фальцет. Я разобрал только : «Сволочь такая!» После все заглушил тонкий рев.

Мужчина – тоже свидетель – услышал это и резюмировал:

– Ну вот, ныть начала. Сейчас пургу понесет.

 После потока упоминаний в СМИ о своей семье дочь Медведевых Кристина опровергла сообщения о семейном насилии. А тем временем детский омбудсмен Карелии Оксана Старшова заявила о том, что финские власти содержат детей Виктории в хороших условиях. 25 сентября стало известно, что супруги Медведевы забрали своих детей из приюта в Финляндии. Однако 27 сентября появилась информация, что дети продолжают находиться в специализированном центре в Финляндии под надзором соцслужб. 28 сентября – в день судебного заседания – в интернете появилась информация, что Викторию Медведеву задержали на границе Финляндии и России. Она, как сообщалось, пыталась незаконно пересечь границу. 

…Уже который раз замечаю символизм российской судебной системы. Мужской туалет в здании суда один. Другого просто нет. Он обшарпанный. Тут нет зеркал. Тут вечно воняет хлоркой. Не работает сушилка для рук. Дефицит мыла. Но кем бы ты ни был – богатым или бедным, чистоплюем или грязнулей, преступником или невиновным – ты придешь сюда. Именно в этот туалет. Потому что другого нет. Потому что закон для всех один…

Мать Виктории давала показания около часа. Однажды до сидевших в коридоре донесся ее крик: «Дайте мне договорить!!!» И ей, судя по всему, дали.

Вернувшись, женщина махнула головой в сторону журналистов и крикнула оставшейся свидетельнице:

– Эти что? Всё сидят, что ли?

А затем отвернула лицо и зашептала.

В 19:30 все закончилось. Заседание перенесли на 10 октября. Как сообщила после сторона истца, от нее в суд поступило ходатайство о назначении судебной психолого-педагогической экспертизы. Речь идет об экспертизе не только детей, но и всех их близких родственников – родителей, бабушек и дедушек.

История семьи Медведевых отчасти напоминает ситуацию с детьми петрозаводчанки Светланы Карелиной. В ноябре 2013 года Светлана отпустила Артема и Софью в Финляндию к своему бывшему мужу. Позже он отказался возвращать детей на родину. Мужчина проиграл все суды по обе стороны границы, и в конце апреля Артем и Софья вернулись в Россию. Тогда эпопея длилась несколько месяцев.

Сколько будет длиться разбирательство по делу Медведевых, остается только гадать. Известно одно – в семейных спорах, которые всегда происходят по вине взрослых людей, самыми несчастными становятся дети.