Обыкновенное ботало и круглый половичок

Бьют фанфары! Джентльмены пьют стоя, а дамы аплодируют под звуки оркестра. Подведены итоги конкурса «Сельский блогер Карелии» — проекта, запущенного в соцсетях Ассоциацией этнокультурных центров «ЭХО» и туристической компанией «Карелика». Победитель суперфинала — Татьяна Бердашева!

Бьют фанфары! Джентльмены пьют стоя, а дамы аплодируют под звуки оркестра. Подведены итоги конкурса «Сельский блогер Карелии» — проекта, запущенного в соцсетях Ассоциацией этнокультурных центров «ЭХО» и туристической компанией «Карелика». Победитель суперфинала — Татьяна Бердашева!

11 финалистов бились за главный приз — путешествие в Скандинавскую страну. И после обсуждения работ блогеров мы попросили всех членов жюри назвать трех своих фаворитов. Мы выбирали победителя по нескольким критериям: регулярность постов, качество контента, язык повествования, количество лайков и репостов. Плюс бал от членов жюри. Оценивали конкурс министр культуры Карелии Елена Богданова, директор турфирмы «Карелика» Елена Багаева, журналисты Валерий Поташов, Елена Фомина, Наталья Ермолина и директор ассоциации этнокультурных центров «Эхо» Светлана Кольчурина.

Как говорят организаторы, конкурс не заканчивается. Он переходит на федеральный уровень. Тему «сельского блогерства» уже поддержали в Удмуртии, в республике Коми. Заинтересована в сотрудничестве и Финляндия. Как сказала министр культуры Карелии, «Сельский блогер» удивил даже ее, повидавшую практически все в республике.

Пост победителя

Татьяна Бердашева - научный сотрудник Национального музея Карелии. Мировоззрение - карелианизм

Татьяна Бердашева — научный сотрудник Национального музея Карелии. Мировоззрение — карелианизм. Фото: из личного архива

Я совершенно не видела себя участником проекта. Кто имеет право называть себя сельским блогером? Наверное, житель села. Мне представлялся креативный даун-шифтер или молодая сельская учительница, но получилось, что селом серьезно «болеют» горожане. Удивительно, но факт! Большинство блогеров искренне влюблены в деревню, но постоянно проживают в городе. Что это за феномен? Психологи, ау!

Три месяца проекта совпали с летом. Обычное лето в Карелии пролетает за какие-нибудь радостные выходные, ну то есть за два дня. Это лето для меня и участников проекта останется навсегда летом под грифом «Сельский блогер»: новые встречи, знакомства, работа над текстами, кипучая и могучая интернет-деятельность, радость признания, личностный рост и развитие. Но главная победа — победа над собой. (Включаем в этом месте песню Queen — We are the champions и наслаждаемся моментом)

Писать в интернете очень страшно. Все опечатки, ошибки, ляпы и недочеты останутся на века. Нет никакого редактора и корректора, есть много людей, которые сами не пишут, но откуда-то слишком много знают и своим долгом считают поучать и исправлять. Благодаря этому учишься писать лучше, делаешь свой текст неуязвимым, перепроверяешь информацию, которую даешь.

История вещей

На «Республике» — завершающий выпуск «Сельского блогера». Здесь мы собрали посты про материальную культуру жителей карельских деревень. Получилось не без грусти…

@Надежда Тиккоева

Дом - это крепость, это основа каждой семьи!

Дом — это крепость, это основа каждой семьи! Фото: vk.com

И хоть сейчас мы перешли на удобные скворечники по типу стандартных квартир, мы все, конечно же, мечтаем о доме!

Путешествуя по Карелии, ужасаешься количеству заброшенных, оставленных домов! Причины понятны: «Такие дела, брат!» Но в воспоминаниях всплывают картины ушедших дней, когда у каждого дома была семья, был свой очаг и своя история!

Многие дома-призраки стоят у дорог — брошенные, покинутые, забытые… А ведь когда-то каждый строился всей деревней, каждый был долгожданным и любимым, как родное детище, рожденное в муках радости, слезах и счастье.

 

@Татьяна Бердашева

Схема из приложения к журналу «Родина», 1893 года

Схема из приложения к журналу «Родина», 1893 года. Хранилась у карельской мастерицы из деревни Обжа.

Более ста лет назад хорошим продвижением в торговле была не реклама, а схемы для вышивок. Хочешь, к примеру, мылом торговать? Соизволь заворачивать товар в бумагу со схемой для мастериц, и торговля пойдет «на ура!». Хочешь СМИ развивать — пришпиливай к изданию схему, и журнал купят, даже если читать не умеют! Схема вышивки — двигатель торговли!

К примеру, в одной карельской семье, из деревни Обжа, сохранился этот чудесный каталог с рисунками для вышивок. Традиционные узоры ловко переплетаются с символами советской эпохи.

Приложения к журналу «Родина», 1893 года

Схема из приложения к журналу «Родина», 1893 года

@Анна Анхимова

Обычный колокол - ботало. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Обычный колокол — ботало. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

В семьях многих людей есть предметы, которые передаются из поколения в поколение и хранят память о родных и близких.

Помимо уникальных предметов, в домах жителей хранятся обычные предметы быта, утварь, фото, ткани и многое другое. Финансирование экспедиционной деятельности очень ограничено, но ежегодно организуются малые экспедиции по сбору таких предметов для фондов музеев. Вепсская молодежь активно помогает в пополнение фондов Вепсского этнографического музея.

Самые интересные предметы, многим из которых уже более 100 лет, бережно хранятся в вепсских семьях. Представляю лишь малую часть предметов, которые нам с удовольствием передали жители деревень на временное или постоянное хранение.

Полотенца из дер. Каскесручей от семьи Харитоновых. Более 100 лет назад вышивала прабабушка. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Полотенца из дер. Каскесручей от семьи Харитоновых. Более 100 лет назад вышивала прабабушка. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Самый настоящий жернов, бережно хранится в семье из Рыбреки. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Самый настоящий жернов, бережно хранится в семье из Рыбреки. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Резной стульчик из деревни Горнее Шелтозеро. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Резной стульчик из деревни Горнее Шелтозеро. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Платье льняное из деревни Другая река. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

Платье льняное из деревни Другая река. Фото: из архивов Вепсского этнографического музея

@Татьяна Бердашева

Привычные нам круглые половички можно встретить где угодно: у бабушки в деревне, в городской квартире, в этно-кафе или на ярмарке. Однако эти половички не встречаются в ранних коллекциях музеев, а ведь Карелию очень пристально изучали, начиная с 18 века. «В коллекциях собирателей периода национального романтизма нет круглых ковриков. Самые старые, известные мне вязаные крючком коврики 1939 года, обнаружены во время экспедиции Грининой, когда она нашла в деревне Вокнаволок Калевальского района два новых коврика, связанных крючком», пишет в брошюре «Текстильные изделия ручной работы северо-западной Карелии России» Хелена Лонкила, исследовательница из Финляндии. Вероятнее всего, такие коврики были так привычны всем исследователям, что ими отдельно никто не занимался. К примеру, в Национальном музее богатая коллекция на 200 тысяч единиц хранения, а круглого половичка нет ни одного!

Коврик из Вокнаволока. Фото: Татьяна Бердашева

Коврик из Вокнаволока. Фото: Татьяна Бердашева

@ Надежда Тиккоева

Лодка в жизни карела занимает важное место. «В какой лодке плывешь, в той и гребешь», — говорят карелы. И еще: «На маленьком челне по большому озеру не плавать». Или лучше так: «В чужой лодке рыба всегда крупнее».

Фото: Инха (Нюстрём) Инто Конрад (1865-1930)

Фото: Инха (Нюстрём) Инто Конрад (1865-1930)

Лодочных дел мастер был всегда в почете в каждой деревне. Какие руки будут шить лодку, так она и поплывет. Именно поэтому лодки делали тщательно, с детальным подбором каждого материала.

Довольно часто лодки назывались в честь озер, по которым им предстоит ходить долгое время, или по названию местности, где её мастерили. Так в Карелии встречаются: на Кенозере — «кенозерки», на Водлозере — «водлозерки», на Онежском озере — «кижанки», даже на реке Свирь — «свирянки».

Мастерил лодки и наш дедушка, однако в мои «молодые годы» данный процесс меня мало занимал, и я предпочитала «гонять собак по деревне».

Однако в памяти остался светлый амбар, в котором, подпоясанная по бокам, стояла деревянная лодка. Золотистые доски играли в лучах полуденного солнца, наш будущий корабль сиял, доставляя истинный восторг моим детским глазам.

Фото: Инха (Нюстрём) Инто Конрад (1865-1930)

Фото: Инха (Нюстрём) Инто Конрад (1865-1930)