«НЛО я тоже искал…»

Авиапоисковик Алексей Дмитренок — о найденных и сожженных самолетах, неоткрывшихся музеях и прошлых и будущих экспедициях.

Авиапоисковик Алексей Дмитренок — о найденных и сожженных самолетах, неоткрывшихся музеях и прошлых и будущих экспедициях.

У преподавателя ОБЖ петрозаводской школы № 5 Алексея Дмитренка очень редкое в России хобби. Свое свободное время мужчина тратит на поиск в карельских лесах болотах и озерах погибших в финскую и Отечественную войны боевых самолетов и выяснение судьбы их экипажей. Всего на «боевом счету» Дмитренка — более 200 обследованных на территории Карелии самолетов. У нескольких десятков установлены летчики и экипажи.

— Сейчас жду информацию о судьбе экипажей трех бомбардировщиков в Прионежском районе и двух штурмовиков в Суоярвском. Надеюсь, что павшим за родину авиаторам недолго оставаться неизвестными… Как правило, авиапоиск начинается с архивного документа, чаще всего, с записи в журнале боевых действий какого-нибудь N-ского авиаполка: «По отчетам летчиков, штурмовик Ил-2 старшего лейтенанта такого-то при выходе на цель получил прямое попадание зенитного снаряда и упал близ деревни такой-то столько-то километров южнее озера такого-то». Уже можно искать…

С авиапоиском я соприкоснулся еще в юности, в пору учебы в Рижском государственном институте инженеров гражданской авиации (РКИИГА). Поехал в 1983 году со студенческой альпинистской экспедицией на Памир, на пик Ленина, искать пропавший там в 30-е годы самолет-разведчик Р-5. Самолет нашли.

Когда приехал в Карелию и стал работать на Петрозаводском авиапредприятии, познакомился с местным поисковиком Игорем Дворецким, возглавлявшим школьный отряд «По следам погибших самолетов». Ну и пошло, заинтересовался, увлекся.

Тем более в Карелии было чем увлечься. Здесь раздолье для энтузиаста изучения истории мировой авиации — ведь эта самая авиация буквально лежит (или по крайней мене, лежала) в наших карельских дебрях. Советские ВВС летали на Севере минимум на двадцати типах машин, люфтваффе минимум на пятнадцати, финская авиация минимум на тридцати типах самолетов, причем произведенных в десяти странах мира!

При этом в Карелии нет таких замечательных авиамузеев, как в Финляндии, в других странах. Тут, понимаете, два мира, две системы, два отношения к своей истории. По приказу маршала Маннергейма минимум один экземпляр каждого типа самолетов, снимавшихся в ВВС Финляндии с вооружения, оставлялся для музейного хранения. Для того, чтобы потомки видели машины героев-асов, знали историю отечественной авиации, впитывали патриотическое воспитание.

Кстати, расскажу, что такое обычный финский авиамузей. Это просто большой ангар на заброшенном аэродроме, где стоят старые самолеты. Конечно, понемногу фанера гниет, железо ржавеет, но раритетные самолеты можно видеть. При наличии средств — отреставрировать, можно даже вновь заставить летать или хотя бы рулить по взлетному полю.

При музее подрабатывает смотрителем дедуля на пенсии. В определенные часы и музей откроет, и экскурсию проведет, если что прохудилось — ремонтников вызовет. И все…

Очень много старой авиатехники стояло у нас в Карелии и Заполярье в 40-е — 60-е годы по краям военных аэродромов. И целые, и останки, какие-нибудь полотняные И-153 «Чайка», от которых остался лишь металлический каркас. К величайшему сожалению, смотрели на них всегда только как на металлолом. Я видел старое фото: Петрозаводский ДОСААФ, истребитель Ла-5. Где он? Сдан на металл, конечно. Много самолетов уничтожили при ликвидации музея обороны Ленинграда. И если бы не энтузиасты…

Приезжает как-то в Бесовец из штаба округа полковник авиации с инспекцией и заявляет:

«В противоречие договору у вас в полку один лишний самолет в части — американцы со спутника засекли!». А это был старый неисправный истребитель СУ-15, от прежнего полка ПВО остался, вроде как стоял на балансе в статусе учебного.

«Как вы от него избавитесь, не знаю, это ваши проблемы, а поезд у меня вечером». И что же? Взяли и сожгли…

И с танками, между прочим, та же история вышла. В конце 80-х американцы вдруг Горбачеву заявляют: «А что это у вас в СССР на постаментах целая танковая армия стоит? Нарушение договора! Ну, наши как принялись Т-34, КВ-1 и ИС-2 на пьедесталах сокращать! Сколько танков было тогда уничтожено, я не знаю, но знаю, что много. Кстати, тот, что в Петрозаводске на Первомайском проспекте стоит, едва спасли. Не хочу называть имена и подставлять тем самым людей, которые тогда имели смелость рискнуть своими погонами и доложили «наверх», что танк отправлен на переплавку…

В войну стороны потеряли в Карелии совокупно более тысячи самолетов. Но в 70-е годы на северные леспромхозы наложили «оброк» — искать и вывозить из леса военный металлолом. В результате многое из памятников военной техники, прежде всего авиационной, было утрачено. Более-менее сохранились те машины, что упали в озера и болота — они являются природным консервантом.

Я работаю на те фирмы, организации, музеи, кто сегодня в России или за рубежом занимается восстановлением старых самолетов вплоть до летающего состояния. Порой им и обломки сгодятся. Но, разумеется, самое ценное — целый двигатель, остальное приложится — ведь каркас, центроплан, фюзеляж, крылья, хвостовое оперение, винт и прочее можно воссоздать заново. Желательно — на том же авиазаводе, где когда-то самолет выпускали.

Отреставрированных до летающего состояния самолетов времен войны в России пока мало, гораздо меньше, чем на Западе, но они есть — снимаются в кино, участвуют в воздушных праздниках, авиашоу и военно-исторических фестивалях.

Приходилось мне икать и НЛО. Летом 1988 года в озеро Ведлозеро, что в Пряжинском районе, упали сразу два светящихся объекта. Собралась экспедиция под эгидой обкома комсомола республики, всего человек сорок. Кого там только не было: геофизики из Новосибирского академгородка, геологи, уфологи, водолазы, экстрасенсы, ведуны, лозоходцы ну и я, авиапоисковик, «до кучи».

Ездил я не зря — водолазы отыскали на дне озера два советских и один финский самолет. Однако неопознанные летающие объекты не нашли — они действительно как в воду канули.