Куприянов, отстоявший Карелию дважды

«Куприянов был среди тех, кто предотвратил выселение финно-угорских народов, хотя такая участь не миновала некоторых других. Он подготовил «Записку об участии карело-финского народа в Великой Отечественной войне»… Сталин внял доводам Куприянова».

Геннадий Николаевич Куприянов родился 21 ноября 1905 г. в бедной крестьянской семье в деревне Рыло Солигаличского уезда. Вот скупые строки его биографии: в 1931 г. оокончил совпартшколу в Костроме, потом вернулся в Солигалич, работал учителем обществоведения, завотделом пропаганды и агитации райкома. Затем его перевели в Ленинград. В 1937-м избран членом Ленинградского горкома и обкома партии. В 1936-37 гг. практически все руководители Карельской АССР, большинство из которых — финские коммунисты-эмигранты, были репрессированы. На должность первого секретаря Карельского обкома назначили 33-летнего Геннадия Куприянова.

С началом Великой Отечественной он вошёл в Военный совет 7-й армии, затем — Карельского фронта, руководил формированием народного ополчения и истребительных батальонов, организацией подпольной и партизанской борьбы на оккупированной территории, участвовал в обороне Заполярья и Карелии, в подготовке в 1944 году Свирско-Петрозаводской наступательной операции — одном из 10 «сталинских ударов». Это общеизвестно. Меньше знают о другом: Куприянов был среди тех, кто предотвратил выселение финно-угорских народов, хотя такая участь не миновала некоторых других. Он подготовил «Записку об участии карело-финского народа в Великой Отечественной войне». В записке сказано: «До 100 тысяч сынов и дочерей Карело-Финской ССР, в их числе 24 тыс. карел и финнов, с оружием в руках выступили на защиту советской Родины (призвано в Красную Армию 94,5 тыс. человек; участвовало в боевых операциях в составе истребительных батальонов 3,5 тыс. человек). 5 тыс. трудящихся республики вступили в ряды народного ополчения».

Сталин внял доводам Куприянова. Примем во внимание и недокументальные воспоминания: как раз накануне Верховному доложили о героическом рейде едва ли не до Ботнического залива группы глубинной разведки Карельского фронта, сформированной из партизан-карел — лучших в то время лыжников страны. Возможно, этот доклад подготовил тот же Куприянов, чего ему, «строптивому ленинградцу», впоследствии не простили.

Не забудем и о вкладе Куприянова в послевоенное развитие Карелии, в том числе переселении сюда финнов-ингерманландцев. Но потом по «ленинградскому делу» его приговорили к высшей мере, хотя в итоге он получил 25 лет. В 1952 году приговор смягчили до 10 лет, освобожден Геннадий Николаевич в 1956-м, после чего вернулся в Ленинград.

Оставшиеся годы Куприянов провел в Пушкине — директором дворцов и парков. Свои будни до кончины в 1979 году он во многом посвятил тем, с кем служил на севере. Откуда, как позднее писал маршал Василевский, пришли «закалённые солдаты, способные воевать с кем угодно и где угодно — на победу». Поэтому, отдавая должное заслугам Геннадия Николаевича Куприянова, вспомним всех защитников Карелии:

Проснитесь, солдаты Карельского фронта,

Вставайте, ребята, смахните снега…

Хорошие карельские книги. Почти даром