«Косы пришлось остричь – было не до красоты»

Работа по 16 часов в сутки, сон под верстаком и похлебка из черемши: петрозаводчанка Екатерина Филатова вспоминает о том, как в военное время трудилась на тракторном заводе в Красноярске.

Работа по 16 часов в сутки, сон под верстаком и похлебка из черемши: петрозаводчанка Екатерина Филатова вспоминает о том, как в военное время трудилась на тракторном заводе в Красноярске.

В 1941 году Екатерине Михайловне было всего 16 лет. Вместе с семьей она жила в Петрозаводске. Здесь их и застала война. Мама тогда еще юной девочки работала санитаркой в туберкулезной больнице, поэтому из города они эвакуировались вместе с больными и остальными медиками. Сначала переселились в Пудож, а оттуда на баржах добрались до Перми.

Среди окружавших их людей оказалось немало тех, чьи родственники вместе с эвакуированным Онежским заводом перебрались в Красноярск. Дядя, тетя и родной брат Екатерины Филатовой тоже были там. Вот и они с мамой решили из Перми уехать в Красноярск. Таких желающих набралось 30 человек. Переправляли людей в товарном вагоне. До города добирались около месяца, приходилось пропускать военные эшелоны и составы с эвакуированными.

— В Красноярске дядя устроил меня на тракторный завод в термический цех. Сам он работал старшим контрольным мастером, — рассказывает Екатерина Михайловна. — На заводе мы делали корпуса для снарядов. Наш цех располагался на окраине города, в самом помещении человека не было видно на расстоянии вытянутой руки. Кругом пар и жар. В центре громадная печь, в ней открытые жерла — круглые дырки. Печь сильно нагревали, и надо было следить, чтобы температура не менялась. Это как раз стало моей задачей. А потом меня сделали контролером, проверяла, чтобы не было брака.

В то время у 16-летней Катерины была густая длинная коса. Первые месяцы она еще старалась убирать волосы под косынку, но на таком производстве надо было думать не о красоте, а о практичности. Косы пришлось отстричь. Тем более что каждый день девушка приходила домой черная, как ночь. На заводе мыться было негде, поэтому оттирать копоть приходилось дома. Правда, сажа все равно не сходила, въедалась в кожу и так и оставалась пятнами на лице.

В 1942 году Екатерину Филатову перевели в другой цех, где изготавливались головки снарядов. Здесь она также стала контролером. В маленькой комнате сидели четыре девушки, которые проверяли головки на брак и ставили клеймо. Работы было много, трудились в первую и вторую сену. Сначала месяц с 8 утра и до 8 вечера, затем месяц с 8 вечера и до 8 утра.

— Когда были ночные смены, сил совсем не оставалось. Так мы с девочками договорились и спали по часу. Бросишь фуфайку под верстак, ляжешь, а над головой работают инструменты. Но ты все равно ничего не слышал. Уставали настолько, что если от шума и не могли уснуть, то уж в дрему точно впадали. А вот кормили нас один раз в день, постоянно давали одну и ту же похлебку из черемши с клецками из черной муки. Говорят, так было надо, чтобы мы не заболели цингой. Дома питались неплохо, но только после 42-го года. А сначала было сложно. Мама ходила в город к колбасному заводу. Когда варят колбасы, сливают жидкость, она подставляла ведро, набирала эту жижу и потом мы что-то на ней готовили.

Чтобы не голодать, семейство обзавелось огородом. Пока они жили не в собственном доме, а в подвалах у других, до грядок надо было идти два километра. После ночной смены приходилось еще и картошку копать, и за водой на колонку ездить. Она была под горой, с собой брали тележку и бочку. Летом еще ничего, а зимой ругались за место у тележки. Пока везли бочку, вода неизменно выплескивалась. Тому, кто толкал тележку сзади, всегда доставалось. Однако холод в Красноярске, по заверениям Екатерины Михайловны, все равно переносился легче, чем в Карелии. Зимой она несколько километров ходила до завода в демисезонном пальто — другого просто не было.

Все четыре года семья Екатерины Филатовой прожила на окраине Красноярска. Возможно, по ее словам, это даже спасло их. В годы войны в городе процветал разбой, однако до окраин он почти не добирался.

В Петрозаводск Екатерина Михайловна вместе с родными вернулась после 1945 года. После смены нескольких профессий она вернулась на Онежский тракторный завод и проработала там почти 30 лет. Сегодня у нее трое детей, шестеро внуков и пять правнуков. Все они гордятся бабушкой, которая 10 лет назад участвовала в параде на Красной площади в Москве. Тогда Екатерине Филатовой было уже 70 лет. Сегодня она с охотой рассказывает о своих военных годах, поскольку знает: надо, чтобы помнили другие. Ветеранам это время уж точно не забыть.